01.01.2018 С Новым годом, зайчики! Мы вас любим!
26.11.2017 Зима близко! А потому всех с обновлением)
23.09.2017 Все просыпаемся и отмечаемся в новой перекличке!
03.09.2017 Всех с осенью! И новым дизайном)
08.07.2017 Дан старт квесту про помолвку и арест! Следим в объявлении за очередностью!
29.05.2017 Запущена ПЕРЕКЛИЧКА, она продлится до 12 июня. Просьба не игнорировать)
3.04.2017 Теперь любые свои мысли можно излагать на Эхо КФ. Enjoy!
8.03.2017 С праздником, чудесные дамы! Мы вас любим!)

1.03.2017 Всех с наступлением весны! Не пугаемся нового дизайна)

19.01.2017 Пампарам, сегодня форуму исполняется один год! Спасибо всем, что вы с нами!)

8.01.2017 Внимание - перекличка! Просьба отметиться всех, кто планирует творить с нами и дальше)

5.01.2017 Администрация отходит от праздников и их наполнения и поздравляет всех с наступившим Новым годом! Удачи и вдохновения вам, зайчики!)

25.12.2016 Коли у нас магическая Британия - всех с католическим Рождеством! Подарки разбираем тут))

1.12.2016 Всех с первым днём зимы! В связи с наступившей на некоторых из нас зимней спячкой (или сессией), активность у нас стала сонной. Но я призываю всех поддерживать друг друга в этот сложный период и не давать форуму спать.

25.11.2016 Новый зимний дизайн (а ноябрь - это уже, считай, зима) поставлен. Надеемся, что будет радовать)

21.11.2016 Квест "Тайная переписка без доли романтики"запущен. Проверим, насколько дипломатичны лидеры двух организаций!

16.11.2016 Стартовали "пять вечеров с Розой Уизли"! Задаем любые вопросы!

15.11.2016 Отныне в теме Лента новостей магического мира будут публиковаться новости о событиях, непосредственно касающихся нашего сюжета.

12.10.2016 Приглашаем всех присоединиться к обсуждению касательно двух новых организаций, которые непосредственно связаны с сюжетом!

10.09.2016 Сегодня у нас открылась новая акция "Do not underestimate our power", персонажи которой очень-очень нужны проекту!

25.08.2016 Обращаем ваше внимание, друзья, что у нас запущена ПЕРЕКЛИЧКА, которая длится до 8 сентября.

19.08.2016 И мы продолжаем эту чудесную традицию "пятью неограниченными вечерами" с юным Малфоем!

23.06.2016 Пам-парам, мы открываем сезон "пяти вечеров", и первой жертвой у нас становится Айла Бёрк! Всем мучителям - прошу сюда!

02.06.2016 Во-первых, с наступившим летом всех! Во-вторых, сообщаем об открытии полезной темы для обсуждения тонкостей магомира вплоть до любых мельчайших деталей!

28.05.2016 Мы тут крепко задумались (да, с нами и не такое бывает) о том, а не провести ли на форуме реформы, а потому решили создать специальную тему для обсуждения насущных вопросов. Вызываем вас всех на "разговор по душам"!

17.05.2016 Мы признаем и каемся, что у нас на проекте настало такое затиииишье, и мы очень скоро постараемся вытащить из него самих себя, но и без вашей помощи, дорогие игроки и гости, мы не справимся! Поэтому мы будем рады любой вашей активности!

26.04.2016 А мы выиграли конкурс на Coffebreak! *фейерверки, фанфары* И мы решили выложить наше творение в сюжет, чтобы все могли заценить таланты амс хд Всё для вас!

23.04.2016 А пока мы готовимся к долгожданному старту первого квеста, открывается запись в квест #2 "Игра только начинается"!

15.04.2016 Нет в мире ничего идеального, но мы к этому стремимся! Поэтому продолжили отполировывать сюжет, результаты чего вы уже можете видеть на своих экранах:) Там еще появилась полезная рамочка с не менее полезной информацией о расстановке сил в нынешней политической ситуации.

31.03.2016 Сюжет претерпел легкое обновление, а также добавлена хронология правления министров с 1998 года для лучшей ориентации.

15.03.2016 Открыта запись в первый квест! Дан старт развитию общего сюжета!)

13.03.2016 К нам в гости пришло обновление, осветление и начало нового витка жизни форума! Заходим, располагаемся и начинаем активную игру!

19.01.2016 Тадададам, открыт новый проект по третьему поколению "Гарри Поттера"!


Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект, посвященный миру Гарри Поттера, -
HP: The Wheel of Fortune!


время в игре: 2028 год;

рейтинг: NC-17;

система: эпизодическая;



Акция "Do not underestimate our power!"


массовые квесты:
Вы полны сюрпризов... - Lucy Weasley
Oh, how high we will be - Rose Weasley
Аврор намеренно нагрянет - Scorpius Malfoy

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Люмено - это судьба


Люмено - это судьба

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ЛЮМЕНО - ЭТО СУДЬБА
Лицо знакомое...я угрожал тебе прежде? (с)

http://sg.uploads.ru/ohD9r.gif http://s4.uploads.ru/3J6yZ.gif http://s9.uploads.ru/aTzwR.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

15 января 2028 года

Квартира Айлы в Лютном

Isla F. Burke, Gideon Yaxley, Erskine Lestrange

Вот так захочешь вступить в тайную радикальную группировку и встретишь там своего партнера в карты и маггла по совместительству, да еще и в качестве отца-основателя группировки! Жизнь полна сюрпризов, надо сказать! И кто их еще мог познакомить, как не женщина...

+1

2

Если бы ему предложили вернуться в прошлое и пройти церемонию распределения на факультеты – он бы ничего не изменил. Он бы точно так же выждал решение Шляпы и отправился за тот стол, за который она его определила. Тогда, в одиннадцать лет, он считал, что Шляпа просто знает его намного лучше, чем он себя сам. Сейчас же он понимает, что она дала ему шанс познать жизнь такой, как она есть.  Да, Лестрейнджу. Да, на Гриффиндоре.
Хогвартс стал для него не просто школой, где его обучали различным сферам магии. Однако не стал он и «вторым домом», как можно было ожидать, поскольку он часто становится таковым для юных волшебников. Нет, Хогвартс стал настоящей школой жизни, где он впервые почувствовал, что его могут далеко не любить и далеко не все. Эта странная надежда на то, что в этом чудесном месте, о котором ему столько рассказывали, он обретет настоящих друзей, познает свет и добро, сначала просто треснула, когда после провозглашения «Гриффиндор» над его головой повисла напряженная тишина, а затем стала крошиться на кусочки. К нему относились настороженно, и он не понимал причин. Ему не доверяли – хотя он ни разу не подвел. Но его и не боялись – чего бояться сына пожирателя, которого растоптал новый политический режим. Отец когда-то предупреждал его, что с его фамилией ему может быть непросто, но мальчик никак не мог понять, почему, пока не оказался в обществе своих ровесников. Отношение к нему было предвзятым, а он подкреплял его еще тем, что не открещивался от своей семьи.
Может быть, от него ждали такого же поведения, какое было когда-то давно у Сириуса (хотя вряд ли многие дети знали эту историю), но Эрскайн изначально не пошел его дорогой. Он не плевался в сторону слизеринского стола, не сжигал публично полотно с надписью “toujours pur” – словом, он не был бунтарем. По крайней мере, в ту пору. Возникший вначале интерес к его персоне, быстро перерос в непонимание, непонимание создало пропасть между мальчиком и другими гриффиндорцами. Слизеринцы же с пренебрежением смотрели на того, кто, будучи сыном чистокровного аристократа, оказался на львином факультете. Предательство? Мальчик не понимал.
Как можно понять то, что не подчинено разуму? То, что просто влито в кровь тем аристократам, которых воспитали в таких традициях даже при новом режиме. Как можно понять предвзятость гриффиндорцев, которые мыслят стереотипами и отсекают этого «странного Лестрейнджа» от своего круга общения?
Вопреки ожиданиям, Скай не пошел на открытую агрессию. Он не стремился запугать, не хотел вызвать у окружающих уважение из страха – он просто погружался в то, что было ему интересно, и доказывал себе и другим, что он чего-то стоит, да и не просто «чего-то». Он Лестрейндж, и он гордился этим, гордился тем, что не вписался в стереотип аристократа на Слизерине, однако гордился и тем, что это «клеймо» не мешало ему делать успехи в самых разных областях.
Постепенно отношение к нему смягчалось, и у него появилось даже двое друзей. Впрочем, Аарон так и не смог полностью довериться Скаю и всегда был начеку, в то время как Мэри верила в него и надеялась, что он никогда не пойдет по стопам отца. Она видела лучшее в мальчике и хотела верить, что он не сможет быть жестоким и следовать за какими-то темными идеалами. Надо сказать, что таким он и не стал, и его идеалы вовсе не темные, однако и не совпадающие с представлениями других о справедливости. Прочувствовав на собственной шкуре, как идеология нового режима формирует предубеждения в адрес чистокровных семей, особенно семей бывших пожирателей смерти, ему захотелось сделать так, чтобы последующие поколения не испытали такой дискриминации. Если не остановить этот процесс сейчас, в будущем он может только обостриться, когда станет нормой, что чистокровные находятся внизу общества. Почему же не может быть равенства в правах? Почему чистота крови обязательно должна быть определяющей положение и отношение в обществе?
И тогда на горизонте появилось волшебное слово "Люмено". Однако оно не просто оказалось созвучно его идеям об установлении справедливости в обществе - оно еще всколыхнуло затаившуюся злость по отношению к тому, что этот режим успел сделать. Скай следовал советам дяди и не лез на рожон, пока было еще не время. Ну а сейчас? Кажется, сейчас стало самое время.
Возможность отомстить режиму за то, что тот сделал с его семьей, разрушить его и создать новый - вот что должно было ему дать Люмено.
Первое упоминание об этом - ночью в смятой постели - и он уже загорелся этой идеей и попросил принять его в ряды организации. Кажется, ему повезло оказаться рядом с человеком, занимающим там не последнее место, и вот настал день, когда в его судьбе будет стоять еще одно клеймо - революционер, бунтарь, либерал. Надо сказать, из гриффиндорца с его склонностью лезть в пекло должен получиться хороший революционер. Безрассудный и вдохновленный, причем вдохновителем он считает свою женщину - все по классике, как и положено.

***
Рабочая суббота была, с одной стороны, очень кстати - работа отвлекала его от мыслей о великом грядущем, и, казалось, он был еще активнее, чем обычно (сложно такое представить, да, но тем не менее). Но с другой стороны, не было никаких вызовов в далекие края - видимо, в выходные дети находятся под тщательным присмотром родителей, поэтому хулиганство пресекается, равно как и удовольствие Ская. Изрядно надоев всем своей энергией, которая непременно требовала выхода, он дождался окончания укороченного рабочего дня и буквально вылетел из министерства.
Долго ли, коротко ли путешествовал он, но в итоге ступила нога его на землю Лютного переулка. Он настолько хорошо знал это место, что мог с закрытыми глазами дойти до магазина своей леди Бёрк и остановиться ровно перед ним. Если, конечно, на пути его не снесет какой-нибудь местный мальчишка или не пульнет ему в спину заклятием сумасшедший волшебник (но так как награждать заклинанием человека с закрытыми глазами – это неслыханное свинство, то вероятность подобного исхода стремится к нулю). Итак, ноги сами принесли его к магазину Айлы, которая уже ждала его, сидя на ступеньках и изображая из себя никотинодышащего дракона. А может, и не ждала. Но Скай решил, что никого другого она ждать и не может. Он подлетел к ней – и тут же уселся на корточки, улыбаясь и смотря ей в глаза. Правда, очень вскоре взгляд его затуманился – и между ними словно выросла стена, только из дыма. Разогнав рукой дым и прокашлявшись, Скай все же переместился и сел рядом с Айлой на ступеньку.
- Чего сидим?.. – спросил он, не желая продолжать известную фразу, и чуть толкнул ее в бок. Он знал, что надо дождаться, пока она докурит – раньше этого точно бесполезно её просить зайти внутрь. – Есть новости от моей будущей комиссии? Я уже требую начало обряда посвящения в рыцари! – он топнул ногой и приложил руку к сердцу, изображая из себя готовность получить сие звание. Сообразив, что для рыцаря нужна дама сердца, которой положено дарить розу, он немедленно наколдовал одну.
- Вставать на одно колено не буду, опять попаду под дымовую атаку, поэтому… - он протянул Айле розу. – Да, согласен, неоригинально, зато прям по традиции! Рыцарь, роза, дама... – тут он заметил, что сигарета почти полностью уже исчезла. - Дама, пойдем внутрь, рыцарь не может сидеть на одном месте!
Он чувствовал, как нетерпение в связи с предстоящей церемонией принятия в организации просто огнем горит внутри. Этот огонь, похоже, зажег какую-то петарду в одном месте, поэтому сидеть Скай и правда долго не мог. Однако он знал, что организаторы по договоренности должны были прибыть позже, поэтому оставалось еще время, в течение которого он непременно будет страдать от предвкушения и переживаний одновременно.

+2

3

Рабочий день выдался тянущимся и неимоверно скучным - захаживающие поглазеть, кого Айла была готова выпнуть поганой метлой, и вовсе не придавали радости этому убогому дню. Больше половины дня она провела на ступенях лавки, где находилась и сейчас — от волнения она курила даже чаще, чем стабильную норму раз в час. Айла волновалась, как организаторы отнесутся к Скаю, и к его заинтересованности в участии организации в принципе, тем более, что человеком он был, не менее специфическим, чем она сама. Люмено же серьезная организация, будьте-нате. Она даже на минуту представила, как он пытается пошутить с Эйвери, а тот в свою очередь просто смерит его взглядом, на уровне отвращения и равнодушия — и это самый минимум, эмоциональный поток на деле мог вынести куда угодно — хотя периодически подкалывать его она ухитрялась и сама. Аристократы, что с них взять, и не такое бывает — каждый из организаторов чего-то, да стоил, как минимум — клички, которой нарекала их всех Айла — одной на всех.

К ночи похолодало, воздух пах догнивающими яблоками и морозом, периодически подбадриваемый не особо приятным запахом табачного дыма — днем прошел снег, который уже успел превратиться в мерзкие лужи — одна из них была как раз в выщербленной брусчатке, рядом со ступенями. Тишина была торжественной, кроме звука перемещения уголька по сигаретной бумаге и шипящего табачного тления — не было ничего — даже из баров не начали с гоготом вываливаться пьяные толпы. В какой-то мере эта тишина была способна расслабить, если бы голова не была забита мыслями о предстоящей встрече Ская с организаторами. Чуть что пойдет не так, как знать, возможно этот путь и для нее потом будет отрезан. Очередной раз затянувшись, она услышала приближающиеся шаги, и выдыхая, не сдержала улыбки. Кто еще будет так торопиться на встречу с прекрасным Лютным в такое время, как не Скай? Как только он присел на ступеньку, Айла сочла нужным предупредить его о надвигающейся опасности,
-Там лужа, давай поаккуратнее как-нибудь, ладно?
Скай же, казалось, пропустил нравоучение про лужу, и на одном дыхании пытался узнать, когда уже он станет полноправным членом Люмено
-У нас такие господа, Скай, что им впадлу сообщать о своем визите заранее, но я думаю, где-то полчаса у нас точно есть, - на вручении розы у Айлы слегка скривилось выражение лица. - О, ну Мерлин, прекрати всю эту ерунду, почему было просто не наколдовать…-вспоминая, что с едой и колдовством случай не тот, она быстро исправилась, -...что-нибудь, что нравится нормальным людям. Куда мне теперь ее?
Быстро сообразив, что ее причитания никто особо слушать не будет, так как к ним уже привыкли, да и вообще, дверь в лавку уже распахнута, а Скай вбегает по лестнице наверх, она не нашла ничего лучше, как отложить розу на прилавок и проследовать за ним.
-Ты голодный? - с нижней ступеньки поинтересовалась Айла, явно выбирая, куда держать свой путь дальше — на диван имени Темного Лорда или на кухню. Вопрос ответа не требовал, и она сразу прошла к холодильнику, надеясь найти там хоть что-нибудь съедобное, что можно будет просто разогреть. К сожалению, в углу притаилось что-то давно осклизлое, что тут же переместилось в помойное ведро.
-С едой придется потерпеть минуты три, ты справишься?

Кулинарные способности Айлы, вопреки расхожим утверждениям о потрясающем таланте зельеваров, находились на уровне «кинул и разогрел, разрезал и намазал» и его вечном совершенствовании. Со сковородным творчеством жарки у нее не складывалось — пригоревшая подошва с двух сторон и сырой холодный кусок мяса внутри — лучшее, что могло выйти из ее экспериментов. Сюда же шли элементы  высшей кулинариии в виде сладостей — тесто не поднималось и мерзотно прилипало к рукам, бисквиты пригорали и не увеличивались в размерах, в общем, все это довольно быстро дало ей понять, что такой вид деятельности ей явно не подходит.
Самыми съедобными блюдами выходили вареные яйца (и то, не всегда) и все то, что сложно было испортить, а оставалось только разогреть или залить водой до победного. Хотя, казусы случались и тут - воды иногда случалось больше, чем надо, и пюре превращалось в картофельную похлебку, корочка замороженной пиццы пригорала к противню на века, тосты с сыром зачем-то расплавляли свой сыр прямо внутрь тостера, а готовый салат мог высыпать все свои ингридиенты в ее сумку, залив заправкой парочку нужных документов.

Закинув в кипящую воду четыре сардельки она завороженно наблюдала, как они торжествующе поднимаются со дна к поверхности и начинают стремительно увеличиваться в размерах, одна из них даже умудрилась победно лопнуть, вызвав у Айлы совершенно логичный вопрос,
- Скай, а если они сразу всплывают, это хорошо или их уже нельзя есть? - для надежности она подоткнула соседнюю сардельку ножом, прорвав оболочку, на что та вывернула наизнанку все свое сарделичье нутро. - Кажется, нельзя…Ладно, может через три минуты что изменится.
Она отложила нож, и все еще поглядывая в сторону кастрюли прошла к дивану, где успел разместиться Скай, на ходу расстегивая уже поднадоевшие за весь день джинсы.
-Вообще я думала переодеться в платье, у нас вроде как официальный прием, - улыбаясь, сказала Айла, располагаясь на Скае обхватив коленями его бедра, после того как расправилась с джинсами, сваленными в комок к остальным «ненужным» вещам. С именованием вещей у Айлы тоже было достаточно непросто, все названия того, чем можно было влезть двумя ногами по отдельности имели только одно описание -  «штаны», все же что доходило до колен (иногда и не доходило) и дырок для ног не имело, звалось платьями, будь это длинный домашний растянутый свитер, который сейчас она и имела в виду, и, положим, блузка сверхнормативной длины. Зачем тратить столько слов на описание однотипных вещей?
-Как ты думаешь, какой мистер мудак к нам сегодня пожалует…- Айла попыталась задуматься, какое из зол все-таки будет лучше, сосредоточенно расстегивая неподдающиеся пуговицы на своей рубашке. - Хотя, какая к гриндлоу разница, там один другого краше. Запомни первое — они все форменные мудаки, но с ними надо соглашаться, если ты хочешь, чтобы они прониклись к тебе чем-то отдаленно похожим на симпатию. Работает не со всеми — но и мы не сто галлеонов, чтобы всем нравится.
Скинув рубашку к джинсам, она завела руки за спину, расстегивая крючок бюстгальтера — для полной подготовки к встрече, как называл ее Скай, комиссии, оставалось только выудить из шкафа свитер, который звался платьем, но вставать с колен ей совершенно не хотелось. Предпоследний предмет гардероба удостоился места на подлокотнике дивана, Айла прижалась к Скаю, положив голову к нему на плечо и касаясь носом и губами шеи.
-Не говори им ничего лишнего, прошу тебя, для этого еще придет время, но не сегодня, - ладонь коснулась скулы, огибая ее и спускаясь к подбородку. - Если таким образом падет тирания прежних ценностей, если мы упраздним так называемый «истинный мир», тогда новый миропорядок должен сложиться сам собой.

Айла могла говорить о политике, обдумывать политику, действовать в рамках отредактированного курса, но никогда не хотела переступать эту черту — оставаться тем, кто мог направить, но ни в коем случае не выходить вперед, выступая как ответственное лицо. И дело было даже не в том, что ей не хотелось брать на себя  ответственность — в этом не было смысла, когда находились более умелые в обращении с массой идеалисты — она не хотела выходить на первый план, оставаясь той, кто прививал свои тактические шаги и разрабатывал перспективы по дальнейшей траектории. Ей было достаточно того, что в общем обсуждении все тщательно подвергалось редактуре, возникал целый ворох дискуссий, из которых можно было в конечном итоге вывести что-то более совершенное и чистое.
Пускать на пока еще несуществующие баррикады Ская ей не хотелось и вовсе, он знал многое, мог узнать еще большее, но на такие жертвы было идти ни к чему. Она прекрасно знала, что в конечном счете, что-то может дать такой же перекос, какой случился в ту войну, совершенства было не добиться, даже если разработать все «от» и «до», включая возможные действия со стороны их непосредственного «врага», она знала, что обойтись без жертв при разработанных террактах будет совершенно невозможно, и отделаться фразой «вы сами виноваты во всем» было чем-то сродни юношеского максимализма и подростковой глупости. Если предыдущая война еще могла ей называться, то та дорога, которой пытались пойти они, скорее была новым уровнем оппозиции, чем-то более совершенным, грамотным, а не низведенным до бездумного выкашивания неугодных. Непосредственная борьба с Кастеллумом была бы подобна борьбе с темнотой. Борьбу должен был заменить совершенный по тактике — вызов. Систему нужно было вызывать на поединок, показав тем, кто подчиняется ей беспрекословно, истинное лицо, раскрыв себя по минимуму. Еще одной задачей было создание идеологии — настолько же сильной, как и идеология Кастеллума, или же скорее, Министерства, какой ее считали несведущие, той, что раскроет глаза на несправедливость и не будет подменять понятия. Айлу завораживало, когда люди с совершенно разными целями создавшие Люмено начинали действовать воедино — это придавало сил и уверенности, что они действительно те, способные, кому вконец надоело забирать подкинутые системой подачки и с благодарностью их прожевывать. Это придавало ощущение близости конца этому беззаконию, прикрывающемуся «победителями», оставалось лишь грамотно выстроить следующие шаги, не допустив оплошностей, которые только бы вознесли Кастеллум с пьедестала — еще выше.

-Останешься сегодня у меня? - прерывая поток очередной порции мыслей и поцеловав Ская в шею, поинтересовалась Айла. Такой шанс упускать было нельзя — из 365 дней в году, когда она хотела находиться наедине с собой, выпадало всего-то 65, которые она готова была провести с кем-то на своей территории.
Лестница слегка скрипнула, и Айле ничего не оставалось, как повернуть голову в ее сторону — на ней так же торжественно, как всплывающие сардельки, стоял Яксли. Хотя, нет, он не стоял — он совершенно спокойно поднимался, и уже практически зашел в комнату.  Айла быстро встала с колен Ская, попутно снимая оставленный бюстгальтер с диванного подлокотника и кидая его в ту самую сваленную в углу груду вещей. В комнате довольно опасно пахло чем-то пригорающим — из кастрюльки начинал валить дым, вероятно, сардельки решили перейти к новому жизненному этапу — солярию, но немного не рассчитали.
-Да блин, Яксли, - прорычала Айла, подбегая к несчастной кастрюле, и любуясь результатами своего труда, попутно пытаясь найти взглядом то самое «платье», что можно было надеть достаточно быстро. -Ты мудила! Я когда-нибудь повешу тебе на шею колокольчик, Аберфортов ты козел!
Последнее она говорила уже отчаянно стуча перевернутой кастрюлей по мусорке, ожидая, что все сардельки встретят триумфальное завершение сегодняшнего вечера именно там. Неподдающаяся сарделька из «последних могикан» вынудила Айлу выкинуть в мусорное ведро и кастрюлю, после чего она прошла до шкафа и надела на голое тело первый попавшийся свитер, на том спасибо, что хоть прикрывающий ягодицы.
-Не знаю как вы, а я совершенно не голодная. Желающие придумать что-нибудь пожрать, знают где у меня холодильник! - она подошла к окну, стянув с подоконника пачку сигарет. Когда окно было открыто, а зажигалка с четвертого раза соизволила поджечь сигарету, Айла продолжила, делая глубокую затяжку, - А ну, в остальном, вечер в хату! Яксли — это мистер Лестрейндж, Лестрейндж — это мистер Яксли. Можете начинать, я с удовольствием послушаю вашу прекрасную беседу.

+2

4

У Яксли был тяжелый день. Как и сотня других таких же тяжелых дней. Сначала – бесконечная обработка этих заказов от ненастыных, тёмных и не очень волшебников, потом сведение все в аккуратную таблицу на пергаменте, и не дай Мерлин, еще клякса где-нибудь перекроет подсчеты. Он слышал, что магглы с этим разобрались куда более изящно и на маленьких штучках, которые они называют «гаджеты», простецы научились делать такие прекрасные вещи, как подсчеты одной кнопкой и аккуратнейшие таблицы. В очередной раз сидя над этими неподъемными объемами данных, Гидеон мысленно пожелал себе такой подарок на Рождество. А потом вспомнил, что в семье никто не одобрит этого «пьютера» или как его там называют. В общем, маггловское изобретение заколдуют, потом разберут, а потом отправят в отдел утилизации незаконно заколдованных вещей, сотворенных магглами. Потом была попытка добыть разные ингредиенты для родителей. Сложно быть мальчиком на побегушках, когда ты уже способен творить что-то свое, а от тебя только и ждут, что «Гидеон пойди, Гидеон то, Яксли сё». Похоже, у отца «Якслисё» слилось уже в одно единственное слово и отождествлялось со всей персоной сына. Ну да. Работай, кряхти и мучайся, коли ты наследник рода. А до тебя что, легче было что ли. И «тыжпотомок», «тыжнаследник».Все эти слова так и звенели в ушах, вслед за колокольчиками на дверях разных скупщиков драконовых печенок, глазных яблок домовых эльфов, кишок феи и прочей мути, которую, будучи в здравом уме и при нормальном степени трезвости, даже не подумаешь покупать. Но родители же относятся к совершенно другой области науки. Они относятся к «мыжзельевары» и «мыжаристократы». (Сколь аристократично же варить яды и прочие лекарства из кишок эльфов, – иной раз проскальзывала мысль в голове непокорного мистера Яксли младшего, но он старался не озвучивать ее вслух.  Всякий раз, ловя в этот момент на себе непроизвольно строгий взгляд мистера Яксли старшего,  Гидеон отмечал, что надо будет проверить отца на легиллименцию и окклюменцию.)
Но самым важным делом сегодня было не околачивать пороги скупщиков, не помещать в шкатулку все ингредиенты, не улыбаться деловито всем старым клиентам, не ловить на себе выискивающий взгляд министерских работников, не стараться понять, что с тобой не так, когда на тебя в очередной раз пялится прекрасная юная леди. Самым важным делом на сегодня было сходить в гости к старой доброй знакомой. Делом икс было забежать в Лютный, сделать важное дело и смыться. Ну так – вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить – о уже ушел. Как-то так. По крайней мере в бесконечной череде волн его сознания Гидеон представлял себе это именно так. Он думал, что дело, связанное с его любимым Люмено, будет простое, быстрое и неэнергозатратное. Потому что, что тут греха таить, устал он за этот день хорошо.
И вот. Вечер близился. Встречи завершились. Поборов желание зайти и пропустить стаканчик виски, Гидеон решительно направился по грязным улицам Лондона в сторону «Дырявого котла». Проигнорировав деликатное предложение выпить за здоровье министра магии, он вышел на задний двор и… несколько секунд спустя уже шел по Косому переулку. Сегодня он уже был здесь. Официальная часть их «бизнеса» была снабжением лавки ингредиентов и даже продажей каких-то отдельных зелий в аптеку. Но не так часто. Сегодня был именно такой день, когда он побывал в лавке ингредиентов. Поэтому, когда он проходил мимо нее, продавец испуганно выгнулся и посмотрел ему вслед. Надо будет проверить историю наших дел, – практически где-то в тумане прозвучал голос разума. Действительно. Люди так не смотрят на других людей. Конечно. Даже когда на часах глубокая ночь.
- Тьфу ты, Мерлин, – выругался Гидеон. До него только сейчас дошло насколько компрометирующе его нахождение здесь, посреди Косого переулка, когда на часах… Его мысли и ругань прервал какой-то дикий гогот из-за угла. – Идиот, – выплюнул он,- не мог как нормальный волшебник что ли аппарировать? То же мне, сложное дельце!
Гидеон был крайне разозлен собой. Он готов был приложиться несколько раз головой о кирпичную стену. Но потом вспомнил, что это поведение достойное домового эльфа, а не аристократического волшебника, борющегося за справедливость и равенство для всех волшебников. Привычным заклинанием, он аппарировал в Лютный, решив больше не тратить силы на «дойти». И к тому же не тратить сил на угрызения совести, что он поступает себя не так, как должно аристократу, как должно настоящему Яксли.
Вот он стоит перед нужным ему домом. Он редко там бывал. Когда-то он знал этот дом куда лучше. Сейчас он будет там чужой. Он просто плюхнется в кресло, манерно выслушает все, что от него хотят, потом повредничает. Схема понятна. Схема проста. Здесь не надо обладать никакими знаниями. Гидеон снова посмотрел на этот дом. Он был такой тёмный и чужой. Может, надо выждать немного времени? Может, им надо дать время на передумать? – как будто хотел сказать он своим молчанием.  Какое передумать! Позвали – ждите. Я приду тогда, когда приду. И Яксли решительно направился к двери. Оставалось преодолеть каких-то дюжину ступенек, многие из которых он миновал, пропуская одну или две.
- Останешься сегодня у меня? – прозвучал до боли знакомый голос. Яксли, не дойдя до двери несколько ступенек, остановился и бесшумно прижался к стене. Не сказать, что ему безумно хотелось услышать ответ, но сейчас что-то внутри, что-то вроде ревности, неожиданно пробудившейся и нарисовавшей масштабные и очень забавные картины, отчаянно кричала тому неизвестному человеку, которому предназначалось такое предложение:  «Нет, скажи нет, приказываю. Имп…» Стоп. Какие империусы в Лютном? Да тут тебя этими империусами утрут как провинившегося, нашкодившего мыльчишку и затолкают в самый укромный уголок, стоять на горохе, как во времена, о которых так любят вспоминать все завхозы школы Хогвартс! И это еще повезет, если не на сушеных мандрагорах. В лучшем случае. А может быть, даже что-нибудь и поковарнее придумают. Кто их знает. Круцио, например. Чем не заклинание. Гидеон затаил на несколько секунд дыхание. Он ждал ответа, но, видимо, все-таки его прослушал, поэтому решил, что пора прервать эту идиллию и сделать так, чтобы больше никто ничего не ответил. Поэтому он более чем решительно направился преодолевать это расстояние, которое отделяло его от заветной двери. Некогда заветной двери.
По помещению, надо сказать, разносился какой-то странный запах. Как будто бы подпалили свинью. Или бумагу. Или свинью, обернутую в бумагу. Или бумагу, покрашенную под свинью. Дым постепенно заволакивал пространство, и кто знает, что могло вообще произойти, если бы он не ушел с лестничной площадки.
-Да блин, Яксли! Ты мудила! Я когда-нибудь повешу тебе на шею колокольчик, Аберфортов ты козел!   - было ему приветствие. Кроме приветствия надо отметить, что мимо него эффектнейше пронеслась голая Айла.
- А одежда – это пережиток старого общества, да, дорогуша? – фыркнул он ей вслед, наблюдая за тем, как она носится с кастрюлькой, а затем выуживает свитер и пытается его натянуть. – Кстати, чтоб ты знала, мини давно уже не в моде. Но ты похоже живешь в старом мире, да, Айла? – язвительно спросил Яксли, или Аберфортов козел, как вам нравится больше, конечно. Не обращая больше никакого внимания ни на какие прелести этой обстановки, он не оборачиваясь прошагал по направлению к какому-то старенькому креслу и, молясь всем богам некогда языческой Британии, чтобы кресло под его огромным телом не сделало «кряк», плюхнулся в него.
- Ну и где этот ваш потенциальный кандидат? – усмехнулся Гидеон, будто бы ему было неизвестно, что «кандидат» где-то здесь.
Впрочем долго уговаривать его не пришлось. Он скоро сам увидел объект. И… Сначала Яксли подумал, что над ним издеваются. Тот самый маггл?! Нет, он, конечно, еще в те несколько встреч спалил, что перед ним стопроцентно не маггл, а какой-то странный волшебник, который так же как и он иногда балуется картишками, винишком, вискаришком. Но сейчас Гидеон не хотел об этом думать и ему показалось, что наверное Айла навела справки, чем один из сооснователей Люмено занимается в свободное время, и решила поиздеваться над ним.
Он резко встал:
- То есть ты притащила ни о чем не подозревающего маггла в самое пекло магической Британии, называешь его именем старого и древнего рода Лестрейнджей, и хочешь, чтобы я его еще в… орг… взял в компанию?! Хвала Мерлину, я не притащил с собой Нотта! Или Малькольма... Хотя у бедняги, случился бы приступ или крыша совсем поехала, и он забыл бы обо всем, что он собирался делать. Хотя...  – конечно, он и не думал брать с собой Нотта, он ему даже ничего и не сказал, потому что реакция была предсказуема. И Эйвери он не собирался брать с собой, потому что у товарища были совершенно другие планы, о которых если не было озвучено, то все уж наверняка о них догадывались и без всяких подсказок. А брать новых людей... Они обсуждали уже это. Им было это и выгодно, и невыгодно. Но какой-то волшебник, который ведет себя подозрительно в обычной жизни, в организацию... Даже если он и потомок Лестрейнджей... Вполне в духе Айлы. И зачем они только и ее припрягли к этому дельцу...
Изобразив что-то вроде бурной и неуемной реакции, он зашагал к двери.
- Развлекайтесь, мисс Бёрк. – пробурчал он. – И в следующий раз подумайте о том, как сделать розыгрыш поинтереснее.

Отредактировано Gideon Yaxley (2017-07-09 15:02:55)

+2

5

Ожидаемо – Айле не понравилась роза. Что сказать, вкус у его женщины был своеобразный, и тем интереснее было искать пути к тому, чтобы ее на самом деле удивить и сделать ей приятное. Но жесты вроде этого иногда тоже можно было себе позволить. Раз в месяц побыть банальным – наверное, это все же простительно.
- Положи, пусть засохнет – будет тебе сухоцвет для интерьера, - крикнул он уже из лавки, осматривая знакомое помещение и плюхаясь на диван. – Засунешь в одну из своих старых ваз – станет еще красивее! - стащив с себя куртку, он перекинул ее через подлокотник. Если что, перед приходом гостей, он может переложить ее куда-то еще. Полчаса - это все-таки не пять минут.
Он не так часто бывал в лавке Айлы, на самом деле. Это была ее личная территория. То есть, конечно, он навещал ее иногда, но она довольно быстро дала ему понять, что в ее личное пространство вторгаться лучше по приглашению, достаточно редкому, потому что для нее очень важно иметь место уединения.
Честно сказать, он ее даже понимал. Как это ни странно, но эти два человека были во многом похожи. С виду, конечно, вообще не скажешь: долбанутый шут, ржущий над всем и вся, - и смотрящая на всех, как на мудаков, дитя Лютного. Впрочем, им обоим было практически без разницы (уже), что именно думают о них окружающие, с которыми им так или иначе приходится взаимодействовать, и насколько странной они считают их пару (все недоброжелатели могут просто катиться к соплохвостам в нору, но это так, доброе пожелание от милого Ская, от Айлы было бы еще добрее). Им обоим было гораздо важнее, что при всей обоюдной странности им оказалось комфортно вместе.
- Мм, а может… - Он хотел сказать: «может, давай лучше я сам?», но вспомнил, что, когда находишься у Айлы, лучше не лезть в ее дела. Вот вообще. Ибо - себе дороже. Если она что-то спалит, переварит, пересолит и так далее – по крайней мере, это сделала она сама. А предлагая свою помощь, рискуешь наткнуться на целый ряд самых разных выражений. Поэтому Скай замялся и чуть усмехнулся. – Ладно, посмотрим, хорошо.Хотя, конечно, эти сардельки было есть нельзя.
И Скай уже заранее предсказал отсутствие приема пищи, но честно сказать – он не был голоден. Он все же нервничал, а в таком состоянии есть не хочется от слова совсем. От варящихся сарделек пахло, и сразу захотелось открыть окно. Просто потому что от запаха любой еды ему сейчас было не очень хорошо.
Но тут перед ним оказалась Айла и...мигом отвлекла его.
Черт, а ведь он хотел сосредоточиться на комиссии. На вопросах, которые ему будут задавать. Вот честное слово, он редко переживал, но данное мероприятие почему-то казалось ему очень ответственным. Вернее, он знал почему: возможность облажаться перед любимой женщиной его напрягала нехило. На других было бы плевать, но опять же – на них не было плевать Айле. Ну, пусть она и называла их нелестными словами, но это так, в порядке вещей. А на деле-то они были лидерами того-самого-Люмено. Это вам не микси-пикси.
Но как можно было сосредоточиться, когда на твоих коленях твоя прекрасная женщина снимает с себя последнюю одежду и...Мерлин, нет, просто никак.
Ее кожа скользила под его пальцами, пересчитывающими ребра и спускающимися ниже. Он сжимал ее талию, бедра, притягивая к себе.
А она говорила о том, как себя вести при его будущей комиссии. Что-то там про согласие. И не сто галлеонов.
- Не сто… - на автомате повторил он и поцеловал ее в грудь, прежде чем она наклонилась к его шее. Какая, к Годрику, тут может быть концентрация?!
Беспредел. Форменный. О да. Еще…
- Не говори им ничего лишнего, прошу тебя, для этого еще придет время, но не сегодня, - он успел поймать поцелуем край ее ладони и зарылся одной рукой в ее волосы.
- Не буду, - выдохнул он, почти что забывая, о чем идет речь. А ведь ему, кажется, нельзя было забывать…
Не говорить лишнего. Рукой вверх по оголенной спине.
Им? Это…комиссии, точно… Сжимая ее плечо.
Они должны прийти сюда. Вниз, большим пальцем задевая грудь.
С минуты на минуту. Ловя на какой-то миг губами ее губы.
- Останешься сегодня у меня?
- Да… - снова на выдохе, тихо.
Но Айла внезапно исчезла с его колен, и, открыв глаза, Скай различил на входе чей-то силуэт.
Да вашу ж…
Переключение в реальную реальность требовало особых усилий и давалось Скаю с трудом, тем временем Айла уже, судя по звукам, что-то делала с несчастной кастрюлей с сардельками.
И назвала входящего - Яксли.
Тот факт, что ее, кажется, не смутило его появление, был отмечен, но быстро ушел куда-то на задворки сознания, оставляя Лестрейнджу возможность лишь пытаться оценит обстановку, моргая глазами и поправляя рубашку. Вставить что-то в их разговор не было ни времени, ни возможности, потому что мысли разбегались от него, как ошпаренные тараканы.
Яксли же, отвешивая в адрес Айлы язвительные комментарии по поводу ее внешнего вида (и недоумение, смешанное с ревностью, успело-таки всколыхнуться внутри Лестрейнджа, потому что – какого фига?!), уселся в кресло рядом с диваном. И тут у Ская практически отвисла челюсть.
Честно говоря, по его виду в тот момент можно было подумать, что он какой-то умалишенный. Наверное. По крайней мере, шок у него был порядочный.
Потому что лицо было, мягко говоря, знакомое.
Айла, кажется, разобравшись окончательно с кастрюлей и послав всех гостей к холодильнику в поисках еды (как будто Скай не знал, что смысла туда идти нет совершенно – даже если бы он был чертовски голодным), представила мужчин друг другу.
И этот, как вы говорите, Яксли не сразу идентифицировал Ская, как будто намеренно игнорируя его присутствие (стало даже капельку обидно, вообще-то!), но когда он это сделал, то, кажется, тоже его узнал. И, резко встав, почему-то начал вопить.
Сначала стало как-то страшновато, и захотелось заткнуть уши.
Потом, стоило лишь прислушаться, стало смешно.
Нет, подождите, надо все быстро уложить в голове. Очень быстро.
Айла назвала Эдриана Ги – Яксли. Это раз.
Яксли – один из организаторов Люмено. Это два.
Эдриан Яксли, или как его там прикажете величать, признал в Скае маггла. Это три.
Но получается, что тот самый маггл, с которым было так клево резаться в картишки, - волшебник, да еще и ого-го какой, да еще и…ух…
- Э-э-э-эдриан, ну что вы в самом деле, - Скай вскочил со своего места и подался вперед, как будто намереваясь остановить Яксли. Правда, тело действовало как-то в опережение мыслей, а в голове тем временем туман еле-еле рассеивался. – Никто вас не разыгрывает.
Скай улыбался, едва сдерживая хохот – это нервное, простите, - даже не зная, с чего начать объяснение.
- Вы…я...кажется…в общем, Эрскайн Лестрейндж к вашим услугам, сэр, - он сделал еще шаг в его сторону, протягивая руку для рукопожатия. До чего же нелепая выходила ситуация. И до чего странно, должно быть, за этим наблюдать Айле…
О том, как эти двое разговаривали между собой, Скаю еще предстояло подумать. Потом. Когда всё уляжется. А сейчас его занимала персона этого таинственного игрока в карты, который – ну да, естественно, - не мог оказаться обычным магглом. И получается, все те оговорки, жесты и прочее-прочее были не просто плодом фантазии, разгоряченной алкоголем.

+3

6

-Это ты пережиток старого общества, а не моя одежда.
Всемогущий Мерлин, а ведь пару минут назад все было так хорошо и спокойно — зайди Яксли чуть позже, она бы еще была «сыта и довольна», так как дело двигалось именно в сторону ускользнувшего легкого забытия. Тело, к своему недовольству, уже скрытое одеждой, все еще помнило тепло прикосновений — и как всегда, какому-то троллю нужно было непременно все прервать. Лишить ее сладкого, в конце-то концов, серьезный грех — почти как еды, только еще хуже. Скаю, облаченному в нижнюю часть гардероба явно было труднее. За такое можно было бы давать и пожизненную путевку на лучший курорт Северного моря, желательно с ежедневными процедурами от обитателей курорта, наряженных в драные балахоны. Но не суть. Суть оказалась куда ближе, чем она думала, и качество этой сути, по вполне себе ясной причине ее не радовало. Вместо того, чтобы опустить все эти приветственные реверансы старых-добрых знакомых (их с Яксли собачьи грызки были вполне себе привычным делом — и на самом деле, по мнению Айлы, хорошую дружбу и сотрудничество только подкрепляли), Яксли понесло в каком-то другом направлении. В таком, как-будто кто-то из всех троих присутствовавших в этой зловонной комнатке с единственной достопримечательностью, объелся не тех грибов. Или надышался какого-то морока. Или...
Яксли начал нести какой-то потусторонний бред про маггла, притащенного в самое пекло магической Британии — Скай же ко всеобщей милости попытался остановить его словом, назвав по дороге Эдрианом.
Гидеона — Эдрианом.
Айла ясно помнила, что, вроде бы, вообще не упоминала имени Яксли всуе, так что откуда ее кавалер выудил столь стремное имя было загадкой. Затянувшись еще раз она решила проморгаться, быть может, вся эта эпичная картина просто ей привиделась — но нет, спустя минуту положение дел не изменилось — Яксли вскочил из кресла, как ужаленный, сохраняя довольно скорбное выражение лица, а Скай между делом вещал, что это не розыгрыш. Ах, да. Минуту назад Гидеон что-то упоминал про «розыгрыш» и «развлекайтесь». Однако, с первого раза сложно было понять, что он имеет в виду, хоть и перманентным тупизмом Айла и не отличалась — два человека разного пола в одной комнате, один из них довольно-таки не одет — к чему тут, собственно, не подходит пресловутое «развлекайтесь»? Нет же, Яксли и не думал шутить да прикалываться, и, в общем-то, происходящее, казалось, вполне серьезно его задело, и махнув на них обоих рукой, он уже почти покинул скромное, не очень приятно пахнущее помещение.  Сигарета едва ли не самостоятельно вывалилась из раскрытого в удивлении рта — благо, левая рука вовремя пришла на помощь, попутно оказав поддержку в стряхивании пепла на пол. Айла сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться — приподнятые от негодования брови не спешили возвращаться в прежнее положение и приносить своей обладательнице то расположение духа, что она имела с десяток минут назад. Кроме, конечно же, волнения — тут деваться было некуда.
-А ну стоять, где стоял, олень! Incarcerous! - из перехваченной с подоконника палочки взвилась веревка и оплела ту часть тела, которую, видимо, с высоты роста Айлы, она предположила как талию. - Ты пришел сюда проводить аудиенцию, так? Вот и будь так добр, милый, проведи её с самого начала и до конца. Это мой дом, твою мать, и я буду решать хочется тебе столь скоро его покинуть или не очень.
Краем глаза она заметила другое, происходившее параллельно событие, которое в свою очередь еще больше надломило рассудок — Скай, отчаянно пытавшийся сбить с себя смех, протягивал Гидеону руку для рукопожатия. И тут, Айла вспомнила ту самую несуразицу еще раз — Эдриан...Нет, вполне возможно оно было созвучно с «Гидеон», но она была уверена, что не помни Скай имени наверняка, он мог бы и ограничится вполне себе емким «Яксли». Столь емким как и «мистер мудак», да, впрочем, и «олень».
-Стоп повозочка. Какой, к херам, Э-э-эдриан? - скромно проблеяла она, стараясь как можно четче изобразить интонацию. - Сегодня что, полнолуние? У вас у обоих крышак поехал? Этот несет какой-то идиотизм про маггла. - она обратилась к Яксли, которого уже успели отпустить магические путы. - С чего ты вообще решил, что он маггл, дубина? Он что, одет как-то не по-Лестрейнджевски? Не по-вашему аристократическому? Его палочки не виднеется поблизости, да и вообще он не вышел мордой лица? Знаешь, что? -она потушила сигарету о мокрый край пепельницы и подошла к Яксли ближе. - Скажи спасибо, что я не дала тебе в бубен сразу. Я трахаюсь с магглом по твоему мнению, да? Я втираю ему про магию и политику? И приволокла его сюда, чтобы повеселить тебя любимого? Знаешь что, а не пойти бы тебе, действительно, нахуй! Слишком как-то много чести для одного тебя — устраивать вечернюю развлекательную программу.
Она было подняла свою руку с крепко зажатой палочкой, но тут же перевела ее вбок, попутно открывая ящик, предназначенный под мусорное ведро. Выражение лица скривилось. - И мусор с собой захвати, если собрался валить. Адьё! Вас тут никто не держит, «сээр».
Айла насмешливо передразнила обращение к нему Ская, после чего отвесив добрую порцию и самому Лестрейнджу. Что называется — прилетело. Чтобы неповадно было.
-Может ты мне объяснишь, что тут происходит? Если что — сэра Эдриана зовут Гидеон, ну так, на всякий случай. Не знаю, кто уж вложил в тебя другую информацию, но мое чутье, как у неподражаемой Кассандры, подсказывает мне, что это была не я.
Она встала аккурат между ними, с частотой раз в секунду переводя взгляд с одного на другого.
-Так что, братцы — кролики, кто начнет первым? Или мне нужна считалочка, чтобы дело пошло проворнее? «Вышел пикси из тумана, вынул палку из кармана, где ж он спер ее дебил, хочет он чтоб ты водил». - Айла картинно всплеснула руками, после чего склонилась в глубоком реверансе перед собеседником по правую руку. - Яксли! Это просто твой день! Кидай мусор, пикси против того, чтобы ты уходил! И это, поживее!

+3

7

Отлично. «Маггл» подскочил к нему с протянутой рукой и представился именем Эрскайна Лестрейнджа. Честно говоря, прокрутить в голове все возможные имена Лестрейнджей не получилось. Кажется, они как-то особенно с другими представителями чистокровных не общались. Так что идентификация не происходила, возможно было только знакомство.  Хотелось уточнить только одно, с чего же он знал его как Дэмиана Хейса? С другой стороны, не он ли сам, Гидеон Яксли, представился в тот вечер первым пришедшим на ум именем, по которому экс-Дэмиан, ныне Эрскайн его старательно сейчас окликал его никогда не бывшего Эдрианом Ги. Гидеон даже начал остывать от ситуации и приходить в себя, в конце концов он же сам в тот вечер подозревал, что перед ним волшебник, и гоблину ясно, что Айла не стала бы спать с магглом. Так что мужчина было протянул руку, чтобы представиться:
- Гидеон Якс…
Договорить у него не получилось. Бёрк, кажется, медленно, но верно начала складывать два плюс два, и поскольку ситуация была так себе и по глупости, и по самой обстановке, то ему запоздало прилетело в спину любимое заклинание этой брюнетки. Где-то ровно посередине туловища его сдавили веревки и пресекли любую нормальную возможность дышать. Ну-ну, Бёрк, я запомнил тебе нападение со спины, и, поверь мне, я тебе это еще припомню. Не сегодня, так года через два, при любом удобном случае – зло подумал Гидеон, поворачиваясь к Айле. Та, видимо уже переварив всю информацию, начала быстро и с обычными нападками сыпать вопросами.
- Полнолуние сегодня явно у тебя, – достаточно грубо вставил в ответ Яксли, получив наконец-то снова свое естественное право дышать и на мгновение передумав быть добрым и милым. – Можешь спросить у Эрскайна, – имена, к собственной радости, он запоминал достаточно быстро, - как так вышло, что я его знаю как Дэмиана, а он меня как Эдриана. Это недолгая и достаточно занимательная история. – пусть думает воистину что хочет, только перестает из себя строить не пойми кого.  Наверное, она не очень понимает, что одно лишнее слово, и возможно, все быстро прекратится. Хотя… Сколько лишних слов было уже сказано, и на что конкретно сейчас он рассчитывает, будучи в Лютном, один на один против двух волшебников. Да, боевой магией он, предположим, владеет. Но они оба из Лютного (да, отлично, надо поаккуратнее выбирать собутыльников в маггловских пабах), силы Бёрк в темных искусствах  пусть и неидеальны, но она точно владеет основами. И кто знает, что может выкинуть Лестрейндж. Даже, если он не убил его в маггловском пабе, то далеко не факт, что он сейчас не поможет своей даме сердца укокошить разъярившегося гости. Предположить, что Малькольм, Киаран или тем более мистер и миссис Яксли будут особенно его искать, достаточно глупо. Максимум Энн и Пол объединятся и начнут поиски. Да и к тому же никто не знает, где он. Значит, ситуация как ни крути только с одной стороны хорошая для него. Да, он может поиграть на нервах, показать, что фу такими быть, но ввязываться в прямую драку – это самоубийство. Значит, надо быть хорошим, добрым и в меру неязвительным мальчиком, в общем таким, каким он быть не умеет.
- Мусор сама вынесешь, - ехидно улыбнувшись, ответил  Гидеон. – Если ты даже за столько лет не удосужилась разориться на домовика, то я тут не причем, - будь он по-прежнему зол на всех участников действа, он, конечно, пошутил бы, что вон у тебя уже есть домовик. Но в конце концов Лестрейндж ему ничего не сделал. Весь поток грязи и дерьма лился из одного прекрасного рта.
- Если бы я взял мусор, – спокойно ответил он на очередной «подъеб» от Айлы, - я бы выбросил его тебе на голову, и поверь мне, Бёрк, я бы не промазал. Но вы правы, мы собрались здесь совершенно с другой целью, – как можно более миролюбивым голосом заявил он. Ему было сложно, он все еще хотел ответить за удар со спины, за бесконечные потоки грязи, которые лились на него из Айлы. Но сейчас он был представителем чего-то более высокого – Люмено, и надо было показать, что он выше не только ростом, но и просто выше всех этих дурацких словесных ударов ниже пояса.
Возвращаться на кресло, или на чем он там сидел до всего этого «шоу», устроенного при активном участии Айлы, ему не хотелось. Поэтому он остался в дверном проходе, прислонившись к косяку.
- Итак, – как будто возвращаясь к утерянной нити разговора, сказал он, - Первый вопрос, который меня интересует, а что собственно вы, мистер Лестрейндж, – мысленно Гидеон отметил, что наверное это не лучшая тактика переходить на такую официозность, и все-таки лучше ко всем людям обращаться по имени, коли они этим именем уже представились. –Эрскайн,  - поправил он себя, - знаете про организацию, в которую вы хотите вступить?
Вопрос был  с скрытой выгодой: сейчас он узнает, насколько болтлива Бёрк. Если Эрскайн знает много, значит, оставлять его вне организации – высшая степень глупости, ведь Айла рассказывать ему ничего не прекратит. Если он скажет, что ничего не знает, просто знает, что Айла участвует в чем-то, то это не будет означать ровным счетом ничего, только разве, что Лестрейндж умеет держать язык за зубами. В способностях Бёрк  разгласить корпоративную тайну Гидеон даже не сомневался. И с его точки зрения интерес в таком участнике Люмено был прежде всего в том, чтобы сократить поток информации во вне.
- ну и еще вопрос, а какая ваша политическая позиция? Просто. Без лишней информации. Во что вы веруете в наше время?

+3

8

Кто бы мог предположить, что такое ответственное предприятие в виде принятия в серьезную радикальную организацию превратится в такую комедию положений в стиле Шекспира. С одной стороны, это, конечно, немного расслабляло (но все равно взрывало мозг), потому что официальная обстановка так и не смогла установиться. С другой стороны, будь здесь больше представителей Люмено, это бы подорвало всё представление о серьезности этих революционеров. В принципе, как и их представление о Лестрейндже.
Тот-кого-называли-Яксли протянул Скаю руку в ответ, но тот не успел ее пожать, потому что Айла наслала на этого знакомого незнакомца веревки.
И ее понесло. Нет, понятно, что она вообще не догоняла, что происходит - в отличие от них обоих, постепенно впиливающих во весь комизм ситуации, - но это был еще не повод для такой агрессии. Скай смотрел на нее почти в шоке. Просто...ну...как бы это сказать...она сейчас орала на лидера организации. Это у них так принято, да? Впрочем, он уже понял, что между этими двоими отношения отнюдь не просто деловые (или, скорее, вообще не деловые), но все же, лидер есть лидер.
- Айла, остановись, - сдержанно-спокойно вставил он посреди ее речи, но попытка ее остановить не привела ни к чему. Она только затушила сигарету и подошла ближе к ним, продолжая свою гневную тираду и намереваясь выставить Гидеона за дверь.
- Айла!
Но она его не слышала - или же, кхм, как раз наоборот, - и уже собиралась использовать Яксли вместо домовика. Просто кайф.
И Скай чувствовал себя невероятно неудобно. То есть...мало того, что его принятие в организацию шло через гиппогрифову задницу, но и вообще это всё происходило из-за него. Это был, мягко говоря, провал. И если сначала это всё было смешно, то потом ощущения стали просто ужасными.
Но необходимо было взять себя в руки и а) не поддаться накатывающей злости, смешанной с обидой, и не поддержать всеобщие повышенные тона и б) не сдаться раньше времени. В конце концов, он же собирался вступить в революционную организацию, а не в кружок кройки и шитья. И даже не просто на работу.
Так что он сделал глубокий вдох, успокаивая себя. И, к счастью, Айла тоже уже немного успокоилась, но ее яростные флюиды были направлены в обе стороны, учитывая, что она теперь стояла прямо между ними. Это Скаю тоже не нравилось.
- Да, мы вроде как знакомы, - добавил Скай к словам Яксли про историю. С удовлетворением он отметил, что взять себя в руки ему удалось, и голос был ровным. И без смеха, и без злости. - Лет так пять. Но это отдельная история, я тебе потом ее расскажу.
Он хотел, чтобы эта тема, наконец, была закрыта, и они перешли к тому, ради чего, собственно, и собрались. Айла, видимо, хотела того же, но цирк еще не был закончен, и считалочка сопровождалась мысленным воззванием Ская к Мерлину, Годрику и иже с ними.
Правда, Гидеон решил не заходить обратно вглубь комнаты, оставшись в дверном проеме. И несмотря на то, что это была не единственная дверь, отделяющая квартиру от улицы, было какое-то ощущение небезопасности. В конце концов, они собирались разговаривать о революции, а об этом на каждом углу вроде не трещат. Тем более в Лютном.
- Я знаю не так уж и много, но по крайней мере, она считается вроде как тайной, и лучше бы ее обсуждать при закрытых дверях, - он кивнул на дверной проем и сделал пару шагов назад, будто выстраивая дистанцию между собой и внешним миром. Так становилось хотя бы немного комфортнее. - А вообще, Айла больше делилась собственными идеями и говорила, что они созвучны Люмено и...что объединившись, мы можем достичь лучшего будущего для чистокровных.
Он не стал упоминать революцию, как и какие-то конкретные идеи. Все-таки, он еще не является членом организации, а потому трезвонить обо всех деталях не стоит.
Собраться с мыслями после всего произошедшего было не так просто, но выхода не было.
- А что касается моей собственной позиции… - он сделал паузу, подбирая слова. - Верить в наше время во что-либо крайне сложно, да и что такое “вера”...Но я считаю, что уже пришло время доказать властям, что они не могут просто подмять под себя всех чистокровных и указывать, где их место.
А еще пришло время отомстить. Но об этом когда-нибудь позднее, если вообще стоит говорить.
Он не смотрел на Айлу - это бы означало, что он ищет ее одобрения. И именно это он и не хотел сейчас показывать.

+2


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Люмено - это судьба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC