Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект -
HP: The Wheel of Fortune!
У нас 3 поколение “Гарри Поттера”, 2028 год. Со времен победы над Волдемортом прошло тридцать лет, и огни революции начинают полыхать на просторах магической Британии. Ситуация складывается сложнее, чем кажется на первый взгляд, ведь политических сил действует несколько.
На чьей стороне окажешься ты?

массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Gideon Yaxley
Это просто деловой подход - Richard Yaxley

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » Сбывшееся » Любой слух может наделать бед


Любой слух может наделать бед

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Любой слух может наделать бед    "Ах! Злые языки страшнее пистолета."

http://24.media.tumblr.com/123611cd8c6f33026d192062ca399263/tumblr_mr7yihF28Z1sabwg8o1_400.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

Декабрь 26го

Мастерская синьора Мазуччи

Giovanni Masucci e Marie Victoire Weasley

Иногда лучшие друзья сообщают не самую лучшую информацию, иногда за иностранцами следует очень сильно следить и иногда приходится делать то, чего тебе как будто бы не хотелось. Но может быть, это все результат простого нелепого слуха?
Иногда сидишь себе, никого не трогаешь, разбираешь фотографии, а к тебе приходит нежданно-негаданно какая-то девушка из министерства, да еще и ей что-то нужно.

0

2

В последнее время Мари-Виктуар чувствовала себя в потрясающей надежности: она знала, что дома ее всегда ждет тепло и уют, она не стремилась ни в какие бары, и ей было важно и нужно после работы спешить домой. Она не знала, насколько долго продержится такое состояние. Но сейчас оно было. И поэтому она чувствовала самое главное – счастье.  Это странное, давно позабытое чувство возвращало какие-то воспоминания о безмятежном детстве, и на этом фоне она начинала интересоваться даже жизнью остального огромного семейства Уизли и породнившихся с ними Поттеров. Хотя надо признать в меру. Слишком погружаться в это ей не хотелось. Да и все привыкли, что старшей из нынешнего поколения чихать хотелось на все семейство, и ее интерес редко поощрялся распространенными ответами и подтверждениями. У любого, конечно, от такого загнулся бы энтузиазм, но у Виктуар был альтернативный источник информации, готовый всегда и все рассказать, – Тедди. Так что к нему можно было не только прийти поболтать, но еще и спросить «а как там у остальных?». Правда, нередко это оборачивалось миллионом сплетней, что было само по себе странно, но Виктуар привыкла. И раз за разом хмурила брови и сердито качала головой, что обозначало «да ну тебя, как такое вообще могло произойти. Тебе точно надо меньше пить, друг мой» или «да что ты говоришь, и какая же из твоих очередных пассий тебе это напела?».
В последний раз, когда они виделись с Тедди, он нес какую-то околесицу. Вик подумала бы, что друг ее детства напился как сапожник, но от него не пахло ни перегаром, ни просто алкоголем. По его словам малютку Лили совратил какой-то итальянец-фотограф, некто Джованни Мазуччи, который недавно появился в Англии и такие беды воротит. С одной стороны, звучало как бред. Ну, во-первых, какое им дело. Лили уже взрослая девочка, пусть сама разбирается со всеми фотографами, итальянцами, неграми и Волдемортами. Да пусть хоть с Эллиотом Забини в пьяном виде пересекается на просторах Лондона! Во-вторых, какой итальянец, какой фотограф, что вообще происходит. С другой стороны, что-то внутри Виктуар говорило, что надо пойти и разобраться. Если на территории Англии происходит такое (а на территории ли Англии вообще?), то, конечно, можно закрыть глаза, но не нужно. И что вкладывает в слова «совратил» самый большой совратитель из всех, которых носит на себе британская земля? И почему его это так волнует? И как он это узнал? Не Лили же пришла к нему и рассказала. Или… да? Было больше похоже на сплетню, почерпнутую в какой-то перепалке на заднем дворе «Дырявого котла», хотя до чего только не доводит жизнь этого Люпина. Еще того глядишь у американцев будет наркотики покупать.
Посражавшись пару дней с «верю-не верю», «это не наше дело» и «надо все-таки проверить, вдруг он серийный маньяк, а от Лили никогда не добьешься ни слова», Виктуар решила навести официальные справки. Это, конечно, простая задача, когда ты работаешь в отделе Международного сотрудничества и когда разбираться надо с иностранцем, которого занесла нелегкая на английскую землю. Когда Виктуар нашла, о ком же шла речь, она глубоко задумалась: стоит все-таки игра свеч и что сказать человеку, который возможно вообще в этом во всем неповинен? Подумав, она все-таки решила отправить сначала сову с небольшим письмом, оформленным на официальном бланке их отдела:
«Добрый день, мистер Мазуччи.
Мы рады, что Вы по-прежнему продвигаете свое дело на территории Магической Великобритании. Поскольку отдел Международного сотрудничества стремится улучшить качество жизни и работы всех иностранных граждан на территории Англии, мы хотели бы задать Вам несколько очень важных вопросов и убедиться, что Вашей рабочей деятельности ничто не препятствует. Надеемся, что это не займет у Вас много времени. Будьте готовы встретить нашего сотрудника сегодня в 19:00 в вашей фотомастерской.
С уважением,
М.-В. Уизли, отдел Международного сотрудничества».
Кроме нее туда никто не мог пойти. Она даже не представляла, как бы она объяснила Катрин необходимость этой поездки: «Знаете, мне мой лучший друг детства рассказал, что это подозрительный итальянец и что он совратил мою кузину, знаете, я обязательно должна нанести туда официальный визит!». Так что, понадеявшись на то, что об этом никто не узнает , пока не обнаружено ничего из ряда вон выходящего, Виктуар собралась отправиться туда сама. Опасности в этом уж точно никакой не было. Конечно,  не все письма и не всегда доходят до адресатов. Но, как правило, на визиты официальных лиц люди стараются не отвечать стрельбой из пистолетов или винтовок и не разбрасываются  авадами-кедаврами или круциатусами во всевозможные стороны. Поэтому единственное, чем она рисковала, - это бесполезной тратой времени. Но может быть, ей повезет, и это не окажется подобно раздаче маггловских листовок на какой-нибудь Оксфорд-стрит. По крайней мере, ей не нужно напяливать никакой костюм супергероя или мультяшного персонажа. Ей просто надо пожертвовать полчаса-час и убедиться, что Англия не приютила опасного преступника под своим роялистским крылом.
В 18:59 Виктуар была уже около двери фотомастерской. “Сейчас зайду, задам три, четыре, пять вопросов, максимум десять,  распрощаюсь и уйду домой.  Если там все запущено, напишу запрос на проверку авроратом. Или вообще. Магглам можно подбросить заявление. Никто из магов не будет вытаскивать чью-то грязную задницу из неприятного предприятия, если там и вправду все запущено. Если там все хорошо, накостыляю Тедди за то, что украл у меня полчаса времени. А может, даже и не полчаса, а пять минут.” Виктуар нерешительно постучала в дверь. Ответа не последовало. Она еще раз постучала. Возможно, он просто занят? Или растлевает очередную малолетку? Фу, что за мысли, Виктуар, прекрати. Ладно. Коротко выдохнув, она толкнула дверь и, с удивлением обнаружив, что вообще-то дверь вполне себе открыта, вошла.
- Здравствуйте? – окликнула она пустоту, в которой пока что не видела никакого Джанни, трупов или малолеток. – Здесь есть кто-нибудь?

+3

3

Переезд в Великобританию в 25-ом году был настолько срочным, что Джованни было некогда толком даже собрать свои свои вещи, зато он успел найти время для выбора нового жилища на ближайшие как минимум несколько лет. По своей привычке, он предпочел шумную столицу не менее шумному курортному городу. Брайтон привлекал его близостью к любимой морской стихии и большим потенциалом для будущей работы. Он снял себе миленький домик на Осборне Виллас в шаговой близости от пролива Ла-Манш, соединяющего Британию и Францию. По близости находился неплохой (судя по отзывам) бар и ресторан итальянской кухни. Что еще нужно для счастья? Вот и он так решил.

День выдался чудесным. Проснувшись раньше обычного, он позволил себе чуть подольше поваляться в кровати, почитывая новости из свежей газеты, которую просто приманил "акцио" прямо из-за двери, не особо беспокоясь за реакцию случайных зевак. Мало ли, что им там показалось? Когда кажется - креститься надо. Погода стояла солнечная, настроение приподнятое, поэтому утренняя пробежка получилась энергичной и бодрой, а завтрак легким и в то же время сытным. Джанни не так давно вернулся из Исландии, где вместе с Дианой и Лили нашел достаточно приключений на свою любопытную задницу, так что теперь с чувством выполненного долга расслабился и валял дурака. Конечно, работа у него все же имелась, но именно сегодня ее было не так много. Один частный и высокооплачиваемый заказ, да и надо бы разгрести фотографии с поездки, иначе Диана начнет капать ему на мозг. А капать она умела крайне неприятным образом, пробивая даже выработанный за годы практики иммунитет перед фразами типа "а когда ждать фотографии? а почему так долго? а скиньте исходники, я сам выберу" и прочими способами добиться от фотографа результатов раньше заявленного им срока, а то и сиюжесекундного выполнения многочасовой работы.
В районе трех часов дня он аппарировал в свою студию в Лондоне, где успешно разделался с заказом, сходил перекусить и вернулся обратно: работать на дому он не любил, поэтому и обработкой материала занимался тоже в студии, за рабочим компьютером. Сегодня он отпустил работников домой пораньше, когда на город легли уверенные сумерки, и занялся подбором плейлиста для сегодняшней работы. Провозившись с этим около часа, он как и часто бывало, пришел к своим любимым беспроигрышным вариантам, врубив в наушники Jamiroquai. Устроившись в кресле поудобнее и подобрав под себя ноги, он закурил и погрузился в работу.
Два часа пролетели совершенно незаметно, фотографии уже подходили к концу, а вот настроение никуда не девалось. Джованни решил, что сегодня имеет смысл прошвырнуться по городу, заглянуть в какой-нибудь симпатичный бар с живой джазовой музыкой и застрять там еще на парочку часов, прежде чем возвращаться домой. Пританцовывая на кресле, он улыбался и тихонько мычал свою любимую песню, экспортируя последнюю готовую фотографию из серии. Внезапно на экране показалось размытое улыбчивое лицо Лили Поттер, показывающее язык. О, а я и забыл про эти фотографии! - удивился мужчина, тут же вспоминая, как они дурачились перед отъездом. Вот Диана, восторженно разглядывающая художественное творчество маленькой исландки, а здесь Лили дерется с ним за какой-то местный деликатес. Кажется, фото делала Диана, потому как на лицо были грубые технические ошибки, но от этого оно становилось только ценнее и забавнее. А здесь он кусает Лили за бок, потому что в прошлом поединке она победила; поведение, не самое достойное взрослого почти-сорокалетнего мужчины, но всем было искренне весело, а сам Джованни не видел в нем ничего зазорного. А тут Лили переодевается: стоит в одних брюках и лифе, возмущенно выставляя руку перед собой, пытаясь загородиться от объектива его камеры. Мазуччи улыбнулся, вспоминая, как она с хохотом набросилась на него и побила, требуя удалить фотографию. Тогда он специально не стал этого делать, чтобы подразнить ее, но намеревался стереть ее потом когда шутка забудется. Да и что ему делать с этой фотографией? Не продавать же, честное слово, всё создавалось ради веселья и приятных воспоминаний о насыщенной поездке. И теперь, наткнувшись на эти воспоминания, он вновь задумался: Интересно, а что будет, если я сейчас ее распечатаю и пришлю по почте? Или лучше в руки отдать? По хорошему вообще и ей, и Диане на флешку скинуть всю пачку. Все-таки именно такие фотографии, а не постановочные, лучше всего откладываются в памяти, вместе с яркими эмоциями, полученными в тот момент. Мужчина задумчиво уставился в экран, почесывая подбородок, пытаясь решить, как лучше поступить.
В наушниках все еще довольно громко играла музыка, и потому он не услышал, как к нему в столь поздний час заявились неожиданные гости.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-03-09 02:06:42)

+3

4

Ответа не последовало. Виктуар сделала два неуверенных шага вглубь комнаты. Откуда-то шел яркий немагический свет. Как будто от какого-то огромного экрана. Как на улицах Лондона. И откуда-то доносилась немного приглушенная музыка. Кажется, теперь времени уйдет еще больше. Это вообще обитаемый дом? Она вообще не к магглам ввалилась? Может, адрес не тот? 
- Добрый вечер? – снова неуверенно проговорила она. Что-то ей не нравилось в этом во всем. Она что, с пустотой разговаривает что ли? Сложно ответить? Очевидно же, что кто-то здесь есть, а возможно и сам фотограф где-то здесь, если она ничего не перепутала. Хотя как можно было аппарировать не туда? Возможно, он просто сильно занят. Возможно, она просто пришла в неподходящий момент. Возможно, она вообще ошиблась, что это кому-то нужно, кроме Тедди. Или это был какой-то не самый умный план этого хаффлпаффца, и не надо было этого всего предпринимать. Но с другой стороны, Мари-Виктуар Уизли, где ты сейчас находишься? Да. На месте возможного преступления. Кто ты, прежде всего? Ты сотрудник министерства и родственница огромного количества  рыжих и не очень существ, которых какой-то итальянец возможно растлевает. И если она сейчас не выяснит, что и как произошло, значит из нее плохая двоюродная сестра. Хотя. Если честно, она готова была признать честно, что она так себе двоюродная сестра и отсюда аппарировать к своему самому главному человеку. Почему она вообще должна этим заниматься?! Где-то звучала музыка. 
- Здесь есть кто-нибудь? – Виктуар уже начинала злиться. В ней пробуждалась не вейла, нет. В ней пробуждалась та одна десятая дракона, которую она получила не по крови, а просто по характеру и по событиям своей жизни. Ну или от долгого общения с Тедди и с его не самыми приятными друзьями. Ну или в бабушке Молли тоже был дракон, но об этом никто не говорил. Неважно. Одна десятая дракона активировалась, и  Виктуар уже с трудом могла контролировать эмоции: теперь влетит либо незадачливому соблазнителю, либо Тедди, либо обоим и еще Шлиману останется на закуску, когда он попадет под горячую руку. Мари-Виктуар решительно пошла на источник света.
В кресле, подобрав под себя ноги, с  каким-то странным предметом, который она определила как «скорее всего компьютер, которыми магглы очень любят пользоваться и от которых магглы не отрываются совсем», на коленях сидел мужчина. В его ушах были наушники, из которых доносилась громкая музыка. Так вот он – источник звуков и источник полного игнорирования ее присутствия. Мари-Виктуар подошла и встала прям перед фотографом, скрестив руки на груди и сверля виновника ее путешествия убийственным взглядом. Он улыбался и продолжал что-то рассматривать что-то в компьютере. Наверное, фотографии, он же фотограф. Надо предполагать, что он игнорирует ее, потому что занят по-настоящему важным делом. Или он читает любовные письма. Или еще что-то. С виду этот человек вообще не тянул на соблазнителя. По нему было очевидно, что его итальянское имя и известный факт приезда из Италии больше не казались случайными. Значит, скорее всего, перед ней именно он. А то, вдруг она случайно сейчас прибьет кого-то не того, какого-нибудь помощника, уборщика или манекенщика. Или кто там бывает у фотографов? Может, люди, которые держат объектив и направляют штатив или как все эти вещички у магглов и магов называются? Фотография явно не была сильной стороной знаний Вик. Конечно, у Лили был явный перекос в любовь к бунту, как и у всех Поттеров и гриффиндорцев, но даже если и был, то это наверняка был ее выбор. И что Виктуар  спросит, когда мистер Мазуччи наконец ее заметит? Простите, вы случайно не соблазняли маленькую рыжую и очень наглую девочку лет так… Кстати, а сколько Лили лет? У них же вроде 8 лет разница? То есть… Ей уже 18? Зачем Виктуар вообще сюда пришла? Люпин, не носить тебе головы, ох не носить…
- Здравствуйте! – проорала она очень громко, чтобы продраться через эти наушники. – Я! ИЗ! МИНИСТЕРСТВА! ВАМ! ДОЛЖНО! БЫЛО! ПРИЙТИ! ПИСЬМО!!! – она сопровождала свою речь жестами, будто надеясь, что ее активную жестикуляцию итальянец заметит скорее чем попытки орать как на несовместимых с здоровыми связками высотах. – Меня направили к вам с небольшим, но очень важным расследованием! Поверьте, вам просто надо ответить на несколько вопросов и вы сможете снова заниматься своими личными делами, - она говорила уже тише, но все равно еще не была уверена, что он ее слышит. Проще простого было бы вырвать наушники из ушей и орать прямо на ухо. Но это было бы самым грубым нарушением личного пространства и вообще нехорошо. Да черт с вами, – подумала Виктуар, - Сейчас просто направлю запрос на арест и разбирайтесь с аврорами. А то я выставляю из себя какую-то дуру. Хотя если я отправлю запрос на арест, то, наверное, выставлю себя большей дурой.

+2

5

Из размышлений о будущей судьбе фотографий мужчину выдернули посторонние звуки, пробивающиеся сквозь музыку, а также Нечто, мелькнувшее в области его бокового зрения. Он повернул голову и поперхнулся от неожиданности, буквально уткнувшись в нее носом: в голубоватом свете монитора, из кромешной темноты на него "нападало" какое-то жуткое существо с неестественно раскрытыми глазами и ртом. Жесткие тени, падающие на лицо вновь прибившей, не прибавляли ее облику человечности, и потому бедный итальянец инстинктивно отшатнулся от ее активных взмахов руками. Кресло скрипнуло и, повинуясь импульсу, отъехало в сторону. Наушники полетели на пол, не самым приятным образом сдернутые с головы по причине внезапно закончившейся длины шнура. Слава богу, не на шутку перепуганный фотограф умудрился вытащить из-под себя ноги и при этом не шлепнуться с кресла. Спустя пару секунд он осознал, что в его мастерской находился человек, а никакое не чудовище, и нет нужды доставать волшебную палочку...кстати, где она? Левая рука, всё это время ощупывавшая его бок, не обнаружила признаков присутствия сего важного предмета, и не удивительно - он лежал на столе перед компьютером.
- Гооосподи боже! - гневно разразился Джованни, вскакивая с кресла. - Нельзя же так пугать людей, сосредоточенных на своей работе, тем более в тёмное время суток! - зол он был по большей части не потому что здесь внезапно оказались люди, а потому что так сильно испугался, и теперь не знал, как замять эту жуткую неловкость. Подойдя к соседней стене, он щелкнул выключателем; в комнате загорелся свет, представившись его взору молодую и крайне прелестную девушку со жгучим взглядом. Кажется, милая леди, так напугавшая его пару секунд назад, тоже находилась не в самом приятном расположении духа, судя по выражению ее лица и довольно громкой речи. Она вещала что-то про расследование и "ответы на несколько вопросов", от чего внутри у Джованни что-то неприятно щелкнуло и он тут же перешел в режим настороженного кролика. Что я успел натворить? Так, спокойно, это просто девушка пришла поговорить, еще ничего не произошло ведь... - мужчина облизнул губы и кинул быстрый взгляд на монитор с довольно красочным изображением Лили Поттер. - Надо бы закрыть эту красоту, пока она не заметила, потом объяснять устану... В прочем, она даже не догадалась снять с него наушники, прежде чем пытаться что-то сказать, видимо играться с монитором тоже не станет. И девушка явно не являлась магглом: во-первых, у волшебников несколько иные манеры, нежели у обычных простых людей, и потом только волшебники носят подобную одежду. Отсюда можно было сделать вывод, что это не маггловская полиция, а скорее представитель министерства. Если бы Мазуччи имел счастье снять наушники чуть раньше, он мог бы услышать подтверждение своим собственным догадкам, но пока ему оставалось именно гадать.
- Я Джованни Мазуччи, фото-художник и хозяин этой студии. Вы, вероятно, в курсе, но на всякий случай решил представиться - вдруг вам нужен кто-то другой? На деле у меня несколько сотрудников, но сегодня я отпустил их домой пораньше...чтобы не мешали работать, - мужчина улыбнулся одними губами. Намекать на то, что девушка помешала его работе, он ни в коем разе не хотел, тем более что уже успел закончить все дела к этому моменту времени. Скорее объяснял, почему он сидит в одиночестве и почему тут так темно в рабочее время. Он подошел к своей гостье и протянул ей руку. - Боюсь, если вы уже представились ранее, я не имел удовольствия это услышать, - фотограф поднял валяющиеся на полу наушники, показательно потряс ими в воздухе и водрузил на специальную подставку рядом с монитором, одновременно незаметно ткнув кнопку "esc", тем самым свернув изображение рыжей модели.
Наверное, следовало предложить гостье чаю, но мысли Джованни пока еще не пришли в окончательный порядок, и он смог додуматься только до стула. В студии предметов мебели было не так уж много, в основном - элементы реквизита, однако довольно приличный, чистый стул с мягкими спинкой и сидушкой всё же нашелся. Джованни поставил его рядом с собственным рабочим столом и креслом, жестом приглашая даму присесть.
- Так, собственно... - он развел руками, усаживаясь обратно в кресло. - По какому делу вы ко мне пришли?

+2

6

Когда фотограф наконец-то заметил ее, он разразился так, будто у него за плечами лежала гора трупов маленьких девочек и ему было просто необходимо скрыть их от глаз незваной гостьи. Возможно, только из-за этой реакции девушка готова была поверить словам ее лучшего друга, но это было бы слишком маленьким поводом, чтобы поверить во все. Виктуар непроизвольно нахмурила брови, но все же попыталась сфокусироваться на словах и не забывать, что перед ней итальянец. Итальянец по стране, народности и рожденью. То есть самый натуральный итальянец, который впитал с юными годами всю эту бурность, неуемность, экспрессивность как основные способы выражения эмоций. И понятно, что в моменты сильного потрясения, пусть даже и минутного страха, эти черты должны были просто вылезти наружу. Так что девушка постаралась счесть это натуральной реакцией и приложить все свои знания об итальянцах. А все, что она знала об итальянцах, было – дели на десять всю информацию, которую они несут в мир, в каком бы виде они это ни несли, не верь первому впечатлению и не ведись на их эмоциональность. Так что она усердно пыталась сфокусироваться и уловить каждое движение. Кажется, он искал палочку, но потом перестал? Возможно, сначала подумал, что она маггл? А может быть, хотел просто развязать битву? Как-то все нелогично. Виктуар еще сильнее нахмурила брови.
Когда пыл и жар стал утихать, он даже представился и даже подошел пожать руку. Виктуар с удивлением посмотрела на протянутую руку и все-таки пожала ее. Все-таки, хочешь не хочешь, а вежливость соблюдать в этом мире приходится.
- Мари-Виктуар Уизли, - спокойным ровным голосом сообщила она. – Piacere, - добавила она, улыбнувшись лишь уголками губ. Что-то ее настораживало. Всем нутром она чувствовала, что что-то не так. Но что именно? Может быть, стоило опередить его, заглянуть в его компьютер? Отправить компьютер на переработку дедушке Артуру? Хотя это было бы смертью компьютера. Потому что дедушка Артур только кричит о том, как он чудеснейше обращается с маггловской техникой. А так она помнит, что случилось с огромным количеством его подопытных кроликов.
Мари-Виктуар окинула взглядом студию. По крайней мере трупов не было видно. Значит, он не вампир, этот ваш Джанни, похищающий маленьких деточек. Если бы она видела все до того, как мистер Мазуччи включил свет, она могла бы уже свалить, но, к сожалению, ее заметили и теперь приглашающим жестом указывали на стул. Мерлин подери, я же собиралась провести здесь пять минут. Не удивлюсь, если со всем этим цирком я потеряла уже минут пятнадцать. А если продолжу тут разыгрывать комедию, то я проведу здесь все крохи своего времени. Хотя…, - Виктуар бросила оценивающий взгляд на Джанни. Он не выглядел человеком, расположенным к длинным, заунывным беседам. К тому же он несколько раз подчеркнул, что он работает. А люди не любят, когда их вырывают из работы, особенно такие малоприятные и угрюмые люди, как Виктуар, которая после работы не мечтает ни о чем, кроме как оказаться дома и в уюте. Поэтому девушка коротко кивнула и, пройдя расстояние, отделявшее ее от указанного ей стула, села на него. Секунду или две она смотрела куда-то перед собой, потом бросила косой изучающий взгляд на рабочий стол Джанни. Никаких улик она не видела. Но, возможно, надо было смотреть куда более внимательно. И возможно, она просто чего-то не замечала. Это было возможно, и Вик это понимала очень хорошо. Так что, потупив взгляд, она пыталась рассмотреть еще что-нибудь, но, как ей приходилось признать, у нее это не получалось. Хотелось курить,чтобы было проще рассуждать и в конечном счете легче импровизировать. Она похлопала по карману, чтобы проверить, на месте ли сигареты и палочка, и нащупав пачку сигарет, даже немного успокоилась. Но доставать ее она не рискнула. Во-первых, в помещении курить при незнакомых людях не любила. А, во-вторых, не всякий человек любит, когда у него под носом курит девушка, к тому же прямо в студии, где возможно есть много тонких устройств, о которых она ничего даже и не подозревает. Так что курение было отложено на момент, когда она выйдет отсюда и аппарирует домой. 
- Как я вам уже говорила, – спокойным и немного слишком безразличным голосом сообщила Виктуар, - Я из отдела международного сотрудничества Министерства Магии, - девушка подняла взгляд на Джанни и посмотрела ему прямо в глаза. – Мы вам отправляли сову, которая должна была предупредить об этом визите, но видимо, случилась какая-то ошибка… В общем, не суть, – продолжала Виктуар, пытаясь сократить историю до минимального количества слов и пойти домой. Что именно она скажет этому, в принципе, достаточно приятному иностранцу, она не знала. Она рассчитывала, что ей вообще не придется много говорить. Но теперь в игру вступала самая лучшая часть: теперь Виктуар должна была импровизировать, импровизировать так, чтобы звучать как можно более официально. Ведь, нельзя было забывать, никто из ее начальства знать не знает, где она, что она делает и что она вообще проверяет какого-то иностранца. Максимум, кто об этом может что-то знать, Тедди, который может быть и не подозревает, что наделала его болтливость и страшенная подозрительность. Особенно в делах, которые касались детей его крестного. 
- Министерство отправило меня задать вам пару важных, как они считают, вопросов о вашей деятельности на территории Британии. Магической Британии, - добавила она после небольшой паузы. – Понимаете, мистер Мазуччи, мы очень ценим каждого человека на нашей земле и не хотим, чтобы что-то вам мешало вести ваше дело. Конечно, безграничной протекции никто никому не оказывает, но мы хотим, чтобы вы знали, что если что-то пойдет не так, если кто-нибудь из британцев начнет пытаться вас вытеснить из этой ниши рынка, мы всегда готовы разобраться. Потому что сотрудничество – это самое важное, что может помогать разным странам развивать разные сферы волшебства и помогать новому поколению обретать представления о мире, - понесло Виктуар. Это было ужасно, но она знала, что ее уже не остановить. Великий комбинатор или нет, она уже сама заразилась собственной импровизацией и понимала, что не сможет из этого выбраться. Зато, поверив себе самой, она могла спокойно придумывать, что угодно и не бояться, что прозвучит не по-настоящему. Все будет замечательно.
- Скажите, – она улыбнулась, пытаясь включить всю свою обворожительность и прибавить ее к тому потоку импровизации, который уносил ее куда-то в неведомые дали. Попутно она устроилась максимально удобно на стуле, как только могла, и попыталась сделать вид, что она чувствует себя в своей стихии и не питает никаких страхов, хотя ей было еще немного жутковато. Все-таки их первая встреча и представление друг другу не оказались самыми лучшими. К сожалению, переиграть это было невозможно.  – вашему бизнесу ничто не мешает? Удается ли пойти на контакт с местным населением? В чем вообще состоит основная часть вашего дела? Вы снимаете природу или людей? Или в основном интерьеры и здания? Вы говорили, что у вас есть какие-то работники, которых вы сегодня отпустили домой. Кто они? Тоже иностранцы? Или британцы? А что они делают?

Отредактировано Victoire Weasley (2018-03-30 01:28:28)

+2

7

- Мари-Виктуар Уизли, - представилась девушка, усаживаясь на предложенный ей стул, и добавила уже по-итальянски. - Piacere.
Джованни не смог сдержать улыбку в ответ на звуки родной речи и даже слегка удивленно присвистнул: международным языком по-прежнему являлся английский, не многие жители сопредельных и других более далеких стран могли похвастаться знанием не слишком популярного итальянского, поэтому Мазуччи крайне редко предоставлялось удовольствие поболтать на родном языке. Возможно девушка и не знала его толком, но все равно было как-то приятно; даже взметнувшуюся от ее внезапного прихода паника слегка улеглась. Затем девушка начала - вернее будет сказать, возобновила, - свое повествование о цели визита. Отдел международного сотрудничества, членом которого она являлась, оказывается присылал ему сову, однако насколько было известно Джанни, никаких почтовых птиц ни к нему в студию, ни домой не прилетало, и вряд ли ее кто-то перехватил (сущая же глупость, верно?). Разве что кто-то из работников недоглядел или прогнал птицу.
- Странно, - протянул мужчина, не пытаясь прервать этим замечанием речь девушки, поэтому продолжения не последовало: он продолжал слушать. Действительно, теперь уже было не важно, предупреждали ли его заранее, или она говорит так специально, чтобы снять у мужчины возможное ощущение "внезапной министерской проверки", как бы говоря "мы же вас предупреждали, никаких сюрпризов!". Важно было лишь то, что теперь эта дама УЖЕ сидела перед ним на стуле, а значит важно лишь то, что будет происходить сейчас. И пусть Джованни приходилось быть достаточно бдительным в таких делах...действительно, не суть.
- Министерство отправило меня задать вам пару важных, как они считают, вопросов о вашей деятельности на территории Британии. Магической Британии, - добавила девушка, Джованни приподнял брови. Очень интересно. Чем же я успел насолить магической части Соединенного Королевства? Я даже толком внешней работой заниматься не начал, разве что с Дианой сотрудничаю...и то не поймешь толком, то ли это для маггловского мира, то ли для магического. Она ведь везде влезть успевает... Вслух мужчина ничего не сказал, продолжая анализировать поступающую информацию. В этом деле главное не ляпнуть ничего лишнего, прежде чем поймешь окончательно, что к чему. А мисс Представительница-Министерства между тем продолжала заливать что-то в духе "мы хотим для наших уважаемых иностранных граждан всего самого наилучшего, процветающего бизнеса, пони, радуги и бабочек". Джованни изо всех сил пытался уловить скрытый смысл сего послания, но никак не мог сообразить, в чем же собственно состоит истинная цель ее визита. Явно же не для того, чтобы сказать ему, как они ценят его общество? На фразе "если кто-нибудь из британцев начнет пытаться вас вытеснить из этой ниши рынка, мы всегда готовы разобраться" у Мазуччи, кажется, вообще глаза поползли на лоб. Теперь я окончательно ничего не понимаю, - констатировал он сам себе. Какой прок министерству магии от того, что чужой специалист приедет к ним в страну отнимать хлеб (и деньги) у, собственно, граждан Британии? Должно быть, есть какое-то "но", о котором ему пока не говорят, они что-то от него хотят, получить какую-то выгоду, явно не связанную с "развитием магических сфер международного сотрудничества". Интересно, сами скажут или придется играть в угадайку? В общем, фотограф вновь внутренне напрягся, и не зря: девушка демонстративно поудобнее устроилась на стуле и...начала строить мужчине глазки. Может ему показалось, но она явно улыбалась ему с каким-то подтекстом. Ах, если бы бедный Джованни знал, что перед ним сидит какая ни на есть, но на 1/8 всё же чудесная вейла, то он бы смог объяснить сам себе то странное чувство, которое заворочалось в его груди, приводя его в состояние полного непонимания самого себя. Тут, извините, серьезный разговор происходит, явно требующий его концентрации, а он наблюдает за тем, как губы девушки расползаются в крайне обворожительной улыбке, адресованной именно ему и никому другому. Мешает ли что-то его бизнесу? Ох, нет, конечно же нет...Итальянец даже не заметил, как из уст красавицы один за другим посыпались вопросы, и абсолютно естественно начал на них отвечать.
- Могу вас заверить, что у меня до сих пор не случалось никаких конфликтных ситуаций с гражданами вашей уважаемой страны, - он улыбался девушке в ответ, сам того не осознавая. - К моему счастью, я довольно спокойно чувствую себя заграницей, потому как много путешествую и хорошо адаптируюсь...ну и, конечно же, неплохо знаю английский, как вы можете заметить. Поэтому ни языкового, ни социального барьера не чувствую, как и люди, с которыми мне приходится общаться по зову своей профессии и в нерабочее время. Также к счастью я встретил здесь нескольких знакомых, с которыми в данный момент сотрудничаю. Например, мисс Диану Лотте, вероятно вы должны ее знать...также я знаком со многими местными моделями. Вот буквально недавно приехали из командировки с Лили Поттер...
Стоп. Лицо Джованни озарилось внезапным осознанием, вызвавшим в нем, кажется, полноценное потрясение.
- Секунду, а вы случайно не родственница Лили? Я часто слышал от нее упоминания об этой фамилии, кажется ее мама в девичестве Уизли, - ответа Мари-Виктуар не требовалось, ведь Джанни теперь вспомнил всё, что когда-либо говорила Лили о своей семье даже вскользь, и абсолютно точно там фигурировали эти прекрасные рыжие люди, так обильно заполнившие британские острова. Конечно-конечно, как он мог сразу не вспомнить об этой теме, сравнительно часто всплывающей при общении с его обожаемой моделью! Мисс Уизли, казалось, была примерной ровесницей Лили или слегка постарше, но явно не из поколения знаменитого отца девушки, Гарри Поттера. Все-таки эти люди находились уже в приличной возрастной категории, как и сам Джованни, в прочем, к ней постепенно приближался. Фотограф явно обрадовался подобному совпадению...или это не совпадение? На самом деле, подобное родство могло бы объяснить все эти странные фразы о сотрудничестве и протекции итальянца на чужбине, ведь он работает с непосредственной родственницей представителя министерства. Объяснять-то объясняет, но лучше, конечно, удостовериться, чтобы не выставить себя полным дураком, если это действительно официальный визит по велению вышестоящих сотрудников.
- Ах, да, простите, что так перескочил на другую тему, просто сделал внезапное открытие...сам не понимаю, как я сразу не сообразил, после того как вы представились... - он замялся, не будучи уверенным, что говорит правильные вещи, и продолжил уже серьезным тоном. - Надеюсь, у нас с вами будет минутка пообщаться на тему нашей общей знакомой. А что касаемо моей работы...я снимаю людей. Работаю как для прессы и моды мира магглов, так и для волшебного сообщества. Очень разноплановая работа, на самом деле, от репортажной съемки для газет и сенсационных статей, так и до съемок в доме моды. Диане, кстати, очень повезло с такой прекрасной моделью как Лили, да и мне тоже: с ней очень легко работать, девушка безмерно талантлива и приятна в общении...ох, простите, я снова отвлекся. Вы спрашивали про работников...это мои ассистенты, секретарь...я, увы, бываю довольно сильно занят непосредственно процессом работы и времени на формальности, документы, оплату и прочие важные вещи у меня просто не хватает. Не так много людей в моем штате, но все проверенные временем и делом. Секретарь - итальянец, как и я, мы с ним довольно давно сотрудничаем, ассистентов я нашел уже здесь, в Британии. Как оказалось, я довольно известен даже в вашей стране, так что повезло найти хороших и грамотных работников.
Мазуччи улыбнулся. Говорить о работе ему больше не хотелось; он искренне надеялся, что мисс Уизли не станет больше задавать ему никаких вопросов, в том числе и каверзных. Теперь ему хотелось говорить только о Лили и ее связи с этой прекрасной девушкой из министерства.
- Вас интересует кто-то конкретный из моих сотрудников? Или проблемы только у меня? - он засмеялся, казалось бы, от собственной шутки, но на самом деле к мужчине просто вернулось его хорошее настроение, перебитое внезапным визитом девушки.

+2

8

Пока Виктуар сидела в мастерской, на нее все больше и больше спускалось предчувствие, что сова не долетела. и если сначала ей было все равно, постепенно ей становилось от этого грустно. Нет, ну подумать только! Этих сов отправляют предупредить людей, а потом что получается. Интересно, а повестку в Визенгамот те же птицы относят, м? Есть в почте британской некая гниль. Ну либо совофонд старый.
Джанни тоже, казалось, словам про сову не поверил. ”Главное, чтобы меня сейчас за сумасшедшую поклонницу не приняли. А то уверить, что мне слегка не по возрасту, будет безумно сложно. Да и уверять итальянцев, что ты не видела ни одну их работу…”, - Виктуар невольно улыбнулась. Это чревато как минимум тем, что итальянские работы заполонят весь Лондон, если не весь мир. Просто, чтобы больше не происходило таких недоразумений, что кто-то не знал их работы. Пока Виктуар была отчасти в своих мыслях, Мазуччи продолжал говорить. И пока все было хорошо, девушка слушала, не особенно цепляясь к словам. Но тут прозвучали ключевые слова: « Вот буквально недавно приехали из командировки с Лили Поттер...» Мари-Виктуар едва не подпрыгнула на стуле. Но тут же подавила удивление на так быстро расколовшегося преступника, напомнила себе, что она не частный детектив, что ее в любом случае это касается постольку-поскольку и что если что, пусть с этим вообще полностью разбирается дядя Гарри и чтоб-ему-неловко-наконец-то-стало Тедди.
- Секунду, а вы случайно не родственница Лили? – неожиданно спросил Джанни.
- Ну так, – улыбнулась Мари-Виктуар, - почти вся магическая британия – родственники друг другу, – особенно когда ты представитель одной из семей священных двадцати восьми. – Знаете, Лили ведь где-то в отдалении даже Малфоям родственница. Ну так. С некоторой натяжкой. Но вы совершенно правы. мы двоюродные сестры. Хотя, видимо, я не имела удовольствия общаться с ней столько, сколько вы, - и Уизли совершенно не подразумевала тот близкий контакт, который по уверениям (и уверованиям) Тедди обязательно должен был случиться между страстным итальянцем и «вали-круши-баррикады» малышкой Лили. Виктуар и вправду плохо знала своих родственников, и где-то половину всего времени не обращала внимания на двоюродных братьев и сестер. К тому же, в какой-то момент она уже сбилась с счету, сколько их, у кого дети есть и у кого их сколько. Это просто, когда у твоей семьи такая огромная разветвленность, а ты королева коммуникации и доброжелательности.
Джанни  продолжал радостно говорить. И теперь поток информации с головой накрыл Виктуар. «стоп, стоп, стоп,», - хотела остановить его речь девушка, потому что постепенно начинала теряться в информации. – «что за Диана? Откуда всплыло это имя? Может быть, это какая-нибудь очередная родственница? Я могу чего-то и не помнить. Спрашивать не буду, как-то все очень странно. Работает и для магглов, и для магов. Вот в этом бы министерство заинтересовалось,  и между прочим у него могут быть из-за этого проблемы». У девушки не было никакого желания впутывать Мазуччи в ненужные разборки и предостережения по поводу бизнеса и того, как магическая великобритания лицемерно объявляет себя любителем магглов, но по-прежнему ни на какой нормальный контакт с ними не идет. Разве что научила хогвартских домовиков пользоваться тостерами, от чего дедушка Артур постоянно хочет сходить на экскурсию на хогвартскую свободную кухню. Свободную, потому что у домовиков же там целый букет прав! И тостер! Не жизнь, а сказка. Не то, что тебя гоняет с утра до вечера от машинок и прочих маггловских штучек бабушка Молли.
- Вообще, я смотрю, вы здорово устроились в Британии и вписались в наше магическое общество, и это очень приятно! – улыбнулась Виктуар. Кажется, это было совершенно глупым заключением.  – Министерство будет радо узнать, что вы так продвигаете свое дело.
На самом деле на этой ноте Виктуар готова была встать, пожать руку храброго фотографа, пожелать ему удачи и утопать (ну точнее трансгрессировать ) восвояси. Но, к сожалению или к счастью, она чувствовала какую-то логическую незавершенность ее визита. То ли на нее до сих пор давил тот факт, что сова так и не прилетела, то ли она чувствовала, что Тедди объявит, что она ничегошеньки не выяснила и что он сам пойдет пробивать ордер на обыск (и искать вещдоки, ага) и на арест. Так что, надо было еще немного подождать и все-таки завершить разговор со всеми формальностями. Ну и коли она тут представитель магического сотрудничества, вскакивать посреди диалога и скакать как испуганная лань куда-то в сторону леса – это непрофессионально. Так что, подавив желание свалить сейчас же, Виктуар откинулась на спинку стула и спокойным голосом продолжила:
- Что вы. Какие проблемы? – девушка мысленно отметила, что она могла бы, конечно,прицепиться к кому-нибудь из сотрудников и таким образом быстренько свалить  с неприятной темой, по которой она пришла. Но она не знала ни одного сотрудника Джанни. Эта Диана, о которой он упоминал, явно не была сотрудником, это было понятно из его монолога. Лили тоже явно к сотрудникам не относилась. Виктуар быстро бросила несколько косых взглядов по студии. Вдруг есть где-нибудь доска «сотрудники месяца»? Или «доска позора и самых значительных опозданий»? Но ничего такого не было видно и близко. Даже фоток с совместных прогулок. Хотя фотографы наверное отдыхают без фотоаппаратов. Логично ведь, правда? 
- Проблем совершенно нет, – произнесла Мари-Виктуар, просто надеясь, что за эту затянувшуюся ее словами паузу она сможет сформулировать красиво и точно то, что ей нужно. Пока она колебалась, выпалить ли ему в лицо, что он обвиняется в растлении малолетной Поттер, или же начать болтать про сотрудников, нет ли шпионов, не втягивают ли в политические игры, неожиданно откуда не возьмись влетела сова. Вот та самая, которую она отправляла еще с утра. Да тебя что ли горгулья съела?! Мысленно проорала на несчастную птицу Уизли и проследила взглядом, как гордое пернатое существо пролетело к столу Джанни, сбросило туда письмо и удалилось. Сказала бы она, что в закат, но закат уже давно миновал. «Жаль, что птиц нельзя отправлять на пенсию. А то эта сегодня заслужила не только пенсию, но и курорт, где-нибудь далеко-далеко, в Алжире или даже Сахаре. Тедди потом лопнет со смеха. И не только Тедди. Шлиману, пожалуй, я об этом говорить не буду, а не то ровен час, умрет еще от смеха».
- Ну вот. Предупреждение о визите в семь, кажется, только что прибыло. Я всегда думала, что у сов есть какой-то отдельный бар, в котором они зависают половину рабочего дня. – да, привыкайте, мистер Мазуччи, у британцев юмор еще более странный, чем у итальянцев. – Давайте быстренько договорим про вашу работу, и я избавлю вас от своего назойливого присутствия. Вы говорили, что вы работаете и с маггловскими, и магическими изданиями. Вы можете гарантировать, что магглы ничего не подозревают о вашей, ммм, необычности? По отношению к ним? С вами ходит много людей, которые могут неожиданно.. Ну не знаю, прикурить от волшебной палочки и заявить, что вот и дела, какие замечательные штуки в Китае неожиданно научились делать? Нет никакой опасности, что совмещая эти два «полигона» действий, вы случайно раскроете тайну магии перед лицами магглами? Насколько отделу аннулирования магических последствий надо держать руку на пульсе и на волшебных палочках, чтобы в любой момент быть готовыми стереть память всем тем, кто увидел магическое присутствие в современном мире? Магглы, конечно, в наше время готовы поверить во что угодно.  Такая манипуляция сознанием происходит, но это совсем не повод забывать об осторожности. – на самом деле нужная ниточка, как ей показалось, воздействия была найдена. По крайней мере здравый смысл говорил, что как бы то ни было, это самая опасная часть работы. А не растление совершеннолетней Лили, как бы завопил Тедди.
- В принципе, о методиках вашей работы, наверное, я могла бы расспросить Лили, если бы знала до своего визита, что вы знакомы, – Виктуар немного криво улыбнулась. Здесь напрашивалась фраза «столь тесно знакомы», но она пыталась знать рамки вежливости и не лезть «бить по мордасам» сразу, как это сделал бы ее друг детства. – Может быть, мне потом действительно стоит с ней поговорить… – задумчиво протянула Виктуар. – А вы уже знакомы со всем семейством Поттеров, или только с Лили?

+2

9

Начавшийся подобный образом разговор не мог и не имел права пройти спокойно и благополучно. В самый его разгар просто обязано было что-то произойти. Джованни в глубине души все ещё ожидал внезапного вторжения спецназовцев и очередного не слишком приятного по его опыту общения с правоохранительными органами, однако вместо вооруженного отряда в стеклянную часть его полуоткрытого окна со звонким стуком врезался комок перьев, представляющий из себя сову, которая после неудачного проникновения все же умудрилась забраться внутрь помещения, сбросила на стол свою бумажную ношу и настолько величественно, насколько была на то способна, отправилась восвояси через тот же выход.
- В министерстве ценят пунктуальность, этого нельзя отрицать, - философским тоном заметил Мазуччи, глядя на взметнувшиеся занавески, сообразив, что за послание ему только что доставили. - Слава богу, что стекло не разбилось. Ещё имеет смысл это читать?
Вопрос был риторическим. Тем более что мисс Уизли довольно забавно пошутила, на что Джованни искренне улыбнуться. Он любил юмор во всех его адекватных проявлениях и ценил в людях способность его воспринимать, принимать и применять. Кажется, эта девушка ещё подаёт надежды...хотя и свои рабочие обязанности она тоже выполняет, так что итальянец продолжил отвечать на вопросы.
- Магглы ни о чем не могут догадываться, потому как в работе с ними магия не применяется ни в какой форме и ни в каком виде, это просто ни к чему. - разговор подошёл к старательно избегаемой Мазуччи теме. - Я изначально работал в мире магглов, учился на их технике, снимал репортажи для их газет, поэтому прекрасно знаю свою работу не только с магической точки зрения, но и с чисто механической. Иногда, конечно, приходится применять некоторые хитрости, но я их применяю наедине с собой. А фотограф и не обязан раскрывать издателям секреты своей успешной работы, иначе ему скоро станет нечего кушать, - на этот раз улыбка приобрела немного жесткие черты, молчаливо и незаметно сигнализирующие о том, что ничего более подробного она от него не услышит. Логично умолчав о своих делах во Франции и причине, собственно, переезда в Великобританию, Джованни продолжил говорить, дабы развеять все логичные сомнения девушки.
- На самом деле у меня не так много знакомых магов, которые не умеют вести себя в обществе обычных людей, и к счастью мне хватает мозгов не привлекать неопытных или посторонних людей к работе с магглами. Вы знаете,- внезапно выпалил мужчина. - Мне кажется, было бы неплохо, если бы семьи чистокровных тоже изучали обычаи магглов и некоторые основные правила поведения на немагической территории. Еще лучше - приучали к этому своих детей с самого раннего возраста. Во-первых, это бы сильно облегчило работу соответствующего отдела ММ, а во-вторых явилось бы крайне полезным навыком. В современном мире - особенно.
Мужчина чувствовал, что последнее его повествование было лишним, но сказанного не вернуть. На самом деле, лучше бы она пошла расспросить Лили...напряжение снова сковало плечи, улыбка на лице казалась приклеенной. Хотя рыжеволосая модель толком и не знала ничего о том, чем занимается ее кудесник-фотограф, значит и рассказать об этом не могла. Но о неофициальной работе тут речь не заходила. Пусть и не заходит.
- Вы действительно можете с ней поговорить. Лили уже успела поучить опыт работы как с моделями-магами, так и с моделями-магглами. Думаю, ее слова вас успокоят больше, чем мои. Специфика съемки вас вряд ли заинтересует, но разница заключается только в том, что для магического сообщества я в основном создаю подвижные, а не статичные работы, в остальном же процесс совершенно идентичен.
Итальянец встал с кресла и подошёл к окну, чтобы его закрыть, в заодно и расслабить мышцы лица для придания ему выражения беспечности.
- Почему бы нам с вами не прогуляться немного и не закончить разговор по дороге? На самом деле я уже собирался закрывать мастерскую перед вашим приходом, все равно больше никого сегодня не жду. Раз уж теперь я знаком не только с Лили, но и с вами... - он сделал паузу, чтобы Виктуар смогла понять: это и являлось ответом на ее вопрос. - Надеюсь, что меня в этой жизни ждёт радость встречи и с другими членами вашего семейства.
Звать представителя министерства в бар, куда Джованни собирался зайти после работы, он не решился, ведь его могут неправильно понять. В прочем, если она все же пройдётся с ним немного, как знать, может быть и этот вариант окажется не столь уж плохим? К тому же, девушка молода и невероятно красива, а настоящий итальянец-мужчина просто не может не обратить на это внимания.

+2

10

Виктуар становилось как-то не очень комфортно от этого разговора. Казалось, минутная искренность, которую так часто источают итальянцы, постепенно сменялась каменной стеной. И даже хуже. Плотной изгородью с колючками. О чем-то Джованни точно не хотел говорить. Но о чем? Что именно в этой речи было не так? Почему ей казалось, что он как-то ожесточается? ”Черт подери, надо было брать с собой бутылку коллекционного алкоголя. Вот тогда бы разговор пошел бы совершенно по-другому,” – подумала Мари-Виктуар. Но разгуливать с бутылкой коллекционного алкоголя, которая предназначается для… ну назовем вещи своими именами, «допроса», -это как минимум странно. Как максимум можно неожиданно оказаться один на один с кем-нибудь из начальства и получить море неудобных вопросов. Но она не собиралась так просто сдаваться.
- Хорошо. Предположим, ничего они не знают, и догадаться им никак об этом обо всем нельзя. Это утешает. И честно, наверное, и в обычном мире фотографу никогда не надо раскрывать секреты своей работы. Да и никому не надо… – задумчиво протянула она. Что ее так смущало во всем в этом? Неужели это все только из-за того, что Тедди наговорил столько ерунды? Почему сейчас она была не совсем уверена в безмятежности и святости этого человека? Неужели только из-за слов Тедди? Виктуар нахмурилась.
- Смотря о каких чистокровных семьях вы говорите, – немного недобро улыбнулась Виктуар. –В нашей семье на магглов ставка огромная, наверняка вы это заметили по общению с Лили. У нее все-таки отец вырос среди магглов. Да и… Сейчас даже в Хогвартсе идет невероятная ставка на магглов. Нооо.. – она еще больше нахмурилась, - есть старинные чистокровные  семьи, которые… которые не знают, как адаптироваться в мире магглов. Не все потомки старинных чистокровных семей не знают, как жить в этом мире, но есть отдельные. Какие-нибудь там Яксли, например. Или Малфои и Эйвери,  - она посмотрела в сторону. Она не любила вот эту аристократию. С ее всеми ужимками, странными обрядами, консерватизмом, непринятием поствоенного строя. Казалось, от них веяло стариной и рухлядью и какой-то гнилью. Не ото всех, конечно. Но от некоторых определенно несло такими затхлыми идеями. Прям бррр.
Она оторвалась от созерцания стены и повернулась к собеседнику. Мазуччи стоял около окна.
- С Лили я, конечно, поговорю, - улыбнулась она. Уже чуть более расслабленно. – Но вы совершенно правы. Специфика съемки для меня темный лес. Хотя мне нравится разбираться в маггловских механизмах. Иногда даже слишком. Но боюсь, фотография – высшее зельеварение для меня. Это слишком много мелких компонентов, которые надо учесть и чем нельзя пренебречь. Не представляю, как у вас голова от этого не разрывается. Это же… Это же просто не только чудеса света и тени, но это еще надо рассчитать все в зависимости от определенного типа предмета или человека перед вами. В зависимости от времени суток. От цветовой гаммы. От пасмурности, от солнца. Ааа! – она схватилась пальцами за виски, - У меня голова уже постепенно  разрывается. А не мне вам говорить, что я и половины всего не учла в моем кратком изложении проблем. Так что…Мне вполне достаточно информации, что магглы подвижные фотографии не получат и в лаборатории по анализу пришельцев их не отправят, – она ухмыльнулась. Впрочем, Джованни похоже не собирался давать ей возможность разглагольствовать дальше. Интересно. Это она чего-то не заметила, и он боится, что она задаст какой-нибудь неудобный вопрос? Срочно-срочно-срочно, надо было проанализировать сказанное и успеть задать тот самый нужный вопрос. Может быть, она вообще с серийным убийцей. Хотя нет. Нелогично. Убил бы уже минут 10 назад. Она не стала возражать, что когда она пришла, не было даже и близко похоже, чтобы он собирался закрывать мастерскую. Все-таки она и так нарушила его покой. Тут упираться и вопить, что вы не собирались, я знаю, я знаю, ничего вы не собирались, было не к месту. Ну и не подобало ей это все по должности тоже. В конце концов представитель министерства. А не просто какая-то истеричная полуфранцуженка, припершаяся с улицы. Так что на предложение закончить разговор по дороге Виктуар не стала изображать никакого неудовольствия, а улыбнулась как можно более радушно, поднялась со стула и направилась к двери, по пути продолжая говорить:
- Да, конечно. Так будет быстрее. Да и рабочий день у всех давно уже кончился. Самое время расслабляться, отдыхать, а я вас отвлекаю, как не знаю кто. Еще немного и вам придется требовать с меня компенсацию в виде бутылки хорошего английского огневиски! – нервный смешок. Не вина же. Итальянцы в нем разбираются куда лучше, чем англичане. Хотя иногда мисс Уизли думала, что лучше нее в выпивке разбирается только сам Мерлин. И то. Сидит у себя там на таинственном острове, делать ему больше нечего, он уже там попробовал и виски, и огневиски, и всевозможные сорта вина, и даже нектар богов. Так что… 
Чтобы перевести разговор на более жизнерадостную ноту и постепенно свести его  на нет до того, как они расстанутся, она, изображая вполне живой интерес, спросила:
- Расскажите. А вы всегда жили в Италии до переезда в Британию? Вы любите путешествовать? Где вы еще бывали? Где работали? У вас бывают фотовыставки?

+1

11

Джованни очень любил, когда его хвалят другие люди, однако очень остро реагировал, если считал похвалу незаслуженной или неуместной. Внезапно девушка разразилась довольно-таки эмоциональной (по мнению фотографа) для представителя министерства речью, которую косвенно можно было бы воспринимать как похвалу. И хотя речь шла о сложности искусства, все равно итальянца что-то в этом монологе сильно напрягло. К чему такой восторг? Только что она разговаривала с ним довольно официально и по конкретике, а тут внезапная лирическая вставка...Однако он лишь вежливо улыбался в ответ. Кроме того, реакция девушки на его неосторожную фразу относительно чистокровных семей также была неоднозначной, но Джанни благоразумно не стал ее развивать.
На его предложение прогуляться мисс Уизли отреагировала положительно и тут же устремилась к двери.
- О, одну минуту, - Джанни поднял в воздух указательный палец, призывая девушку остановиться и быстрыми шагами подошел к компьютеру. - Нужно всё выключить и убрать, прежде чем уйти.. - мужчина в несколько быстрых размашистых шагов оказался у компьютера и склонился перед монитором, не садясь в кресло. На торчащую из ноутбука флешку тут же отправилась папочка с названием "Лили, Исландия 10.26", куда отправились уже обработанные фотографии с фотосессии, а также их совместное закулисное веселье. Выключив компьютер, мужчина поставил стул на место, беглым взглядом окинул студию, задернул шторы на окне и удовлетворенно кивнул.
- Всё, теперь можем выдвигаться! - жизнерадостно завил он и, зажав большим и указательным пальцем флешку, продемонстрировал ее девушке. - Тут, кстати, последние фотографии Лили, как раз ими сегодня занимался. Не знаю, как часто вы видитесь, но возможно через вас будет быстрее передать их ей? Электронный вариант я уже отправил, а это просто перестраховочный, на случай каких-то сбоев, - он вопросительно взглянул в лицо Мари-Виктуар. "К тому же такие личные фотографии опасно отправлять по почте, ими может воспользоваться кто-то типа меня" - вслух он этого, конечно же, не сказал. Переживать, что сестра Лили увидит содержание флешки, он не стал, ведь судя по всему, девушка не слишком хорошо ладит с компьютерами, либо очень профессионально строит из себя "ничего не знающую и не понимающую". Джованни хотелось верить в первый вариант; кроме того, он чувствовал необходимость завоевать ее доверие наиболее естественным образом, ведь девушка показалась ему очень проницательной, а Джованни редко ошибался в людях.
Накинув пальто, мужчина галантно приоткрыл перед Виктуар дверь, выпуская ее в холодный декабрьский воздух. К вечеру ощутимо похолодало, поэтому Мазуччи поспешил запахнуться. Девушка засыпала его новой партией вопросов, не то из реального интереса, не то для поддержания беседы.
- Я довольно часто путешествую, - задумчиво протянул он. - Хотя бы пару раз в год стараюсь выбираться по собственному желанию, плюс часто выезжаю по рабочим задачам, - мужчина заулыбался, окунаясь в воспоминания. - Детство провел в Италии, учился во Франции, после выпуска вернулся на родину и работал там, затем с началом международной карьеры начал больше путешествовать... - Жил во Франции с Дианой, попал там в тюрьму, вернулся домой и вот снова сбежал. - Мне даже будет сложно перечислить, где я бывал. Практически во всех странах Европы, в Японии, Китае, России, Америке... - Мазуччи замолчал. на минуту погрузившись в свои мысли, а затем посмотрел на Мари-Виктуар.
- А вы знаете...Есть вероятность, что огневиски будет хорошей идеей, - услышал он свой собственный голос и зябко передернул плечами не то от внезапного холода, не то сам обалдевший от того, что только что произнес. О господи, что ты делаешь, старик... Отступать, в прочем, было поздно- Если наш разговор не закончится в течение пяти минут прогулки, мы с вами оба превратимся в ледышки, а это значит, мир потеряет двух замечательных людей, - он мягко рассмеялся, пару раз хорошенько мысленно приложив свою пустую голову об стену. Ну и что она теперь подумает? А? Нужно было срочно пояснить свои слова, прежде чем девушка успела что-либо ответить, но и чтобы как оправдание не выглядело. - А мне, нужно сказать, приятно находиться в вашем обществе.
Ораторским талантом сеньор Мазуччи явно не обладал, хотя сам он всегда считал себя довольно красноречивым. Теперь же мужчине предстояло сильно разочароваться в своих способностях и сгорать со стыда, ведь даже "исправленная" фраза звучала как прикрытый мерзким комплиментом посыл.
- Я знаю тут одно местечко, в которое собирался после работы заглянуть... - кажется, у него горели уши, как у какого-то забитого подростка, впервые признающегося девушке в любви. - Так что если будем замерзать, можно найти там укрытие, - Джованни продолжал улыбаться, его голос звучал дружелюбно и максимально непринужденно, но внутри он уже трижды успел повеситься, застрелиться и даже прыгнуть с обрыва. Он не понимал, как обычный разговор о работе внезапно привел его в такое неконтролируемое состояние, пугающее его до одури. Сейчас фотограф ощущал себя совершенно запутавшимся, беспомощным, и не знал, как себя теперь вести.
Они медленно шли по ночному Лондону, и с неба на них бесшумно и мягко планировали белые снежные хлопья. Город затихал, готовясь к погружению в ночь.

+2

12

Как бы ей ни хотелось поставить уже точку в этом, в целом, нелепом разговоре, Виктуар с трудом сдержала возглас ликования, когда Джованни сам протянул ей флешку с фотографиями. Сказать, что она была самым продвинутым пользователем компьютеров, она, конечно,  не могла. Просто потому что, если честно, компьютера у нее не было. Но ее всегда интересовали маггловские технологии: от генов дедушки, как ни крути, избавиться сложно. Особенно, когда ты самый старший ребенок в поколении внуков и когда с дедушкой и бабушкой, хотел ты этого или нет, контачил сначала очень много. И разумеется, все это сопровождалось «А пойдем-ка, Виктуар, дедушка покажет тебе фелетон, то есть летефон, то есть… Молли, иди пирожки готовь, а мы с Мари-Виктуар немного поразбираем и пособираем… конструктор».  И «конструктором» часто становилась какая-нибудь маггловская штукенция, в которой дедушка так и не разобрался. Но что поделать.  В школе она проходила маггловедение, и, в конце концов, есть же ещё Тедди! А Тедди, кажется, вообще чего только к себе в дом не тащит: мобильники, диски, наркоту, шлюх, алкоголь. Так что компьютер там найдется точно. Где-то под пакетиками с наркотой или под шлюхами.
Они уже шли по улице, а Виктуар еще несколько секунд смотрела на флешку, прежде чем положить ее в карман куртки. Что-то внутри говорило ей, что не надо отдавать флешку Тедди или по крайней мере проверить ее самой без участия Тедди. Может, Райан умеет пользоваться компьютером. Надо будет спросить. Во-первых, мало ли что там. Джанни ей понравился, он хороший, милый, вежливый и немного запуганный, как ей показалось. Если там есть что-то лишнее (а вдруг?), Тедди сделает все, чтобы его бренное существование на земле прекратилось. Ну или сузилось до просторов уютной и небольшой камерки Азкабана. Так что сдавать нового знакомого с поличным, Виктуар не хотела. Во-вторых, хотя наверное  в любой честной голове это стояло бы пунктом «во-первых», это была не ее флешка. Ее просто попросили передать. Значит, единственное, что она должна сделать, это отправить сову своей младшей кузине. Потому что встречаться она с ней в ближайшее время не планировала. Либо, что тоже можно было бы сделать, встретиться и расспросить у Лилз все самой. Малореалистичный вариант, учитывая, сколь бесконечно близки они были. «Если подумать, насколько мне обычно нет дела до всех моих родственников, странно, что я так отозвалась на требование Тедди проверить, в чем дело. В конце концов, Поттеры – это его любимая часть семьи. Что не удивительно», – продолжала размышлять мисс Уизли. Действительно. Примерно 99 процентов времени ей было абсолютно чихать на то, что происходит в ее семье. В ее семье глобально и в ее семье локально. То есть что у Уизли, что у Поттеров. Иногда она ловила себя на мысли, что она не знает совершенно ничего про своих родных сестру и брата. Остальной один оставшийся процент времени ей на голову сваливался Тедди с его очередной невозможной теорией (Доминик завербовало правительство, Луи крутит косячки с Хьюго, Лилз спит с галантным мужиком, который старше ее лет так на… много, и прочее, и прочее, и бесконечный поток другого пьяного и обдолбанного бреда) и вызывал какое-нибудь беспокойство и попытку разворошить ее совесть по отношению к семье. Какая же все-таки наглость была наговаривать на столь замечательного человека! Классический Тедди.
Мысли были крайне неприятными. Поэтому вполне логичное предложение Джованни зайти  «в одно местечко»  и все-таки отдать должное настоящему огневиски, девушка восприняла с энтузиазмом. На улице было так холодно и промозгло, шел снег, в котором она отродясь не видела никакой красоты (холодно, мокро, потом еще лед, бр-р-р), и  она так устала (и к тому же, все равно потеряла уже уйму времени), что не согласиться пойти и выпить пару стаканчиков чего-нибудь казалось настоящим преступлением. Она охотно закивала и сказала:
- Конечно, пойдемте. Даже интересно, что за место такое, – она улыбнулась. Пьяницы больше чем она днем с огнем на всех Британских островах (а это, подчеркнем, включает Ирландию) не сыщешь. Так что ей очень повезет, если бармен еще от двери ее не поприветствует криком: «Хэй, Виктуар, вам как обычно? Давно к нам не заходили». Хотя она давно не расхаживала по таким местам, и можно было надеяться на короткую память у барменов, ну или на текучку кадров.
- К тому же, мне кажется, вы можете рассказать еще много интересных вещей, может быть даже обменяться хорошими новостями. Взаимно. – она лучезарно улыбнулась и снова задумалась. Кончики пальцев уже замерзли неимоверно, и Виктуар готова была продать душу за то, чтобы просто трансгрессировать в любой попавшийся на карте паб. Маггловский, магический, да она была бы даже рада какой-нибудь китайской забегаловке или индийскому ресторанчику, каких Лондоне на каждом углу. Лишь бы попасть в тепло. И чтобы больше не дул этот чертов ветер. Через какое-то неопределенное время ей наконец-то на глаза попалась вывеска, и она надеялась, что идут они именно туда. Цель была намечена. Тепло было близко. Она даже приободрилась и начала снова говорить:
- Знаете, – произнесла задумчиво Виктуар. – Если я вам честно скажу, что у вас есть недоброжелатели на Британских островах, вы не начнете паниковать? – предвкушение алкоголя и теплого помещения безнадежно развязало ей язык. Ей было обидно, что из-за Тедди она вообще проделала весь этот путь. Сейчас, в столь промозглую погоду, ей хотелось бы быть дома после рабочего дня, а не идти по улице с человеком, которому она даже не дала доработать. О чем мы. Тедди был кругом виноват, и хотя бы пояснить Джованни, что вообще произошло, Виктуар считала необходимым. Не дай Мерлин и все его панталоны, этот отмороженный Люпин еще решит пойти разбираться самостоятельно. Виктуар же наверняка соберет не те сведения, которые ему нужны. Или не расскажет конкретно то, что он хотел бы о нее услышать про синьора Мазуччи.
- К сожалению, и вам не повезло, этот человек очень близок по… Как бы это сказать более точно. А. Ну вы же итальянец. И естественно вам близка идея, что каждому ребенку в случае чего дается потенциальный опекун – крестный родитель. И вот по такому духовному родству человек, о котором я сейчас вам немного расскажу, чтобы исключительно предупредить вас об опасности, близок к отцу Лили.  Если быть точнее, он приходится крестником отцу Лили, Гарри. Возможно, вы даже слышали о нем. Он буквально рос вместе с этими детьми, хотя, что я там говорю, он старше нас всех. Эдвард Люпин. В семье его называют исключительно Тедди. Так что вы могли слышать о нем именно под таким именем. – она улыбнулась уголком рта и, поскольку они подошли к тому загадочному месту, решительно толкнула дверь. Звякнул дверной колокольчик, и ее окутало приятной волной тепла. Да. Они наконец-то ушли с этой дурацкой улицы.
- Тедди – мастер надумывать с три короба. Даже более блестящий, чем я, – продолжала Виктуар, когда оказалась у столика и отодвинула стул, чтобы сесть. – И из-за того, что он иногда принимает.. – Виктуар запнулась. Сказать абсолютно незнакомому человеку, что ее друг детства и бывший парень сидит на наркоте, глупее не придумаешь. Сказать ему, что он иногда выпивает…  Ну тоже реклама так себе. Да и она уже сказала, что он близок к семье Лили. Так что просто начать покрывать грязью Тедди, просто из-за этой глупой-глупой истории, которая произошла, было бы невежливо и по отношению к Лили. Разу ж на то пошло. –на себя слишком много ответственности и думает, что он обязан помогать всем, кто в этом нуждается и разумеется, не очень нуждается.. – она ухмыльнулась и замолчала. Потом окинула взглядом место, в котором они оказались, и задумчиво сказала: - Прекрасное местечко, Джованни.

+2

13

Вот уж чего Джованни точно не ожидал, так это того, что его милая спутница так внезапно поддержит его идею о посещении бара. Тут два варианта: либо она сама часто бывает в таких местах, либо на улице и правда холодно. Был еще вариант с "ей так же неловко, как и мне", но мужчина отмел его в сторону, посчитав, что в таком случае девушка бы скорее закончила разговор и попрощалась бы с ним, чем согласилась. Почему-то с этого момента Джанни почувствовал громадное облегчение, будто бы их новоиспеченные отношения резко перешли из раздела "держи ухо востро, а нос по ветру" в раздел "братаны навеки".
В начале, когда девушка появилась в его мастерской, ему показалось, что она настроена даже немного враждебно, затем эта изначальная жесткость начала покрываться вуалью слов и улыбок, но сейчас, казалось, ее интерес и правда был искренен: едва заметно изменилось даже выражение лица, расслабились мышцы, улыбка выглядела естественной и свободной. Джанни хотелось бы считать, что в этом заслуга его обаяния, но вероятно причина была не только в этом. Возможно, что столь внезапный визит Виктуар был обусловлен какими-то подозрениями в его адрес, которые теперь она успешно развеяла...хотя он всего-то ответил на парочку вопросов, ничего серьезного в себе не содержащих. Вся эта аналитика происходила где-то на фоне, неконтролируемо и неосознанно, не претендуя на внимание владельца этих мыслей. Пустые размышления, задвинутые на второй план, тихо жужжали будто улей, но не нападали, пока их никто не тревожил.
- Если я вам честно скажу, что у вас есть недоброжелатели на Британских островах, вы не начнете паниковать? - еще в мастерской подобный вопрос бы насторожил Джованни настолько, что он воспринял бы это как угрозу или предупреждение. На крайний случай - как провокацию, но на этот раз лишь коснулся жилки любопытства, которая наконец заняла свое законное местоположение, не оттесняемая более на задний план. Он почуял запах Информации, готовой приплыть ему в руки здесь и сейчас, и которую он ни в коем случае не должен упустить. И дело вовсе не в том, что она касается его потенциальных врагов, но просто потому, что она есть и она доступна для изучения.
- Вы наверное удивитесь, но у публичных людей довольно много недоброжелателей, даже если они не сделали ничего плохого. Даже так: особенно если они не сделали ничего плохого, - расслабленно и широко улыбнулся Мазуччи, глядя на дорогу перед собой. Универсальные фразы, с которыми так тяжело поспорить, скрывающие истинное положение дел, причину и количество реальных врагов фотографа...Известность - не только большая уязвимость, но и удобное прикрытие, как ни крути. - Никто не любит сильных конкурентов, так что я ничуть не удивлюсь, если вы так скажете.
Не страшно, если она подумает, что я хвастаюсь. Тем более, что я и правда хорошо справляюсь со своей работой, почему, собственно, стоит это скрывать?
Девушка принялась за рассказ. Джованни не поворачивал на нее головы, но внимательно слушал. Речь, начавшаяся как бы издалека, шла о ком-то конкретном. Периодически мужчина кивал в знак того, что понимает, о чем говорит мисс Уизли, однако названное ей имя ранее не слышал. А может и слышал, но не запомнил - не та категория информации, которая могла бы пригодиться ему в работе, а значит даже если Лили и рассказывала что-то о нем, то Мазуччи точно не придал этому никакого значения. Теперь же при слове "опасность" он пытался вспомнить, обладает ли он хоть какими-то сведениями о нем, однако ничего не обнаружил. Оставалось только продолжать слушать. Кажется, причина визита представителя министерства действительно имела под собой личные причины и личные мотивы. Ответы на вопросы медленно, но верно ползли прямо в руки фотографа. Виктуар, верно угадав цель их движения, решительно направилась к нужной двери: Джанни даже не пришлось показывать ей направление. Никто не говорил, что девушка бывала здесь впервые, это все-таки ее родной город. Да и бар действительно стоил того, чтобы его посетить. Она уверенно толкнула дверь, которую итальянец поспешил придержать своей длинной рукой, пока она заходила внутрь.
- Тедди – мастер надумывать с три короба. Даже более блестящий, чем я, - теперь для Джованни все стало абсолютно ясно: тайна была разгадана. Она получила некую информацию или слух о нем - не то от этого самого Тедди, не то из альтернативных источников, - которая могла, с ее точки зрения, каким-то образом угрожать их семье, и решила проверить собственнолично. Вероятно, информация не подтвердилась, поэтому она и расслабилась. А теперь вот даже решила предупредить о еще одной возможной проверке. Осталось выяснить самое интересное: что же, черт возьми, такое могло достигнуть ушей этой девушки, чтобы так взволновать членов ее семьи? Из всех Уизли до сих пор Джованни был знаком только с Лили, да и сама Виктуар весь вечер говорит о ней, а значит они считают Мазуччи угрозой для нее. Может, сама Лили что-то такое ляпнула, а ее неправильно поняли? Что ж, не торопись, сейчас выясним.
- Люблю сюда заходить, правда чаще в одиночестве, - сейчас он смотрел на девушку не мигая, слегка прищурясь от удовольствия. Интриги будоражили его воображение, пробуждали ум ото сна и заставляли анализировать полученные мимолетом данные, чтобы прикинуть все возможные варианты их моделирования. - Здесь очень...уютно, что ли.
Он не торопился продолжать разговор, знаком подозвав знакомую официантку, которая тотчас же направилась к ним.
- Огневиски нам обоим, будь добра, Сюзанна, - он подмигнул девушке. - На улице совсем уже не лето, хорошо бы согреться.
- Да, сэр, - зардевшись и бросив слегка завистливый взгляд на спутницу Джанни, официантка поспешила выполнять заказ.
- Думаю, не мне судить крёстного Лили за такую заботу, - наконец сказал он, прервав молчание. - Лучше, когда человек волнуется за кого-то слишком сильно, чем не волнуется вовсе. Безразличие и безучастность всегда куда страшнее.
Мужчина размотал шарф, небрежно скрывающий его шею, повесил его на спинку своего стула и расстегнул пару пуговиц пальто. Он не замерз на улице, и потому ему довольно быстро стало жарко в одежде: в этом заведении всегда было очень тепло.
- Но с другой стороны, я понимаю, о чем вы говорите. Он сильно докучает Лили? Не помню, чтобы она при мне жаловалась на что-то подобное.
Сейчас ему оставалось лишь ждать, пока мисс Уизли расскажет, какую же опасность он представляет для Люпина, грамотно и осторожно поддерживая разговор. "Уж не думают ли они, что я рабовладелец и садист?" - хохотнул он про себя.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-06-12 05:08:58)

+2

14

Тепло, тепло, тепло наконец-то тепло. Ей сейчас было все равно, пусть они зашли бы даже в Дырявый котел, и даже если бы там была команда троллей, которые сидели бы за каждым столиком, она разделила бы согревающий напиток с ними. И была бы права. Потому что чертова британская зима. С ней можно в могилу слететь и не заметить. Вот бы сейчас куда-нибудь в район Флориды… Было бы куда лучше. Но это место все же не  было похоже на Дырявый. Там было действительно уютно, и не согласиться с Джанни она не могла. Правда, его немигающий, немного прищуренный взгляд ее напряг еще больше, чем все предыдущие реакции, и она подумала «уж не оборотень ли этот малый, а?». Конечно, если бы она спросила Тедди до того, как он довел ее до лампочки своими доводами и рассуждениями, он бы припечатал Джанни и оборотничество, и вампирство, и пожирание юных бочков, свесившихся с кровати в глубокой ночи. Но она не наводила никаких таких справок. И слава Мерлину она мало вдавалась в подробности недоразумений, надуманных Тедди, иначе ей было бы сейчас совсем неловко. Но этот пронизывающий слегка взгляд… Интересно, а серийные убийцы также смотрят на жертв? Когда она там виделась с Лили последний раз? Ладно, она ни с кем из родни последнее время не видится, и ей очень это нравится. Может быть, останки Лили тлеют уже где-то… С другой стороны, а зачем было давать флешку? Чтобы отвести взгляд и рассеять ее бдительность? Да ладно, ерунда какая. Да и Люпин не подозревал Мазуччи ни в чем кроме растления его любимой сестры по духу. Интересно, а волки также пялятся? Ей хватало историй про то, как отца покусал Фенрир Сивый. Да и, вот кому уж точно досталось, так это отцу Тедди. Конечно, она никогда не видела Ремуса, но история про то, как какой-то бешеный волк может искалечить человеку жизнь с довольно ранних лет, ее всегда будоражила и несколько возмущала. Поэтому она нервно глянула в сторону окна и попыталась вспомнить, полнолуние или нет. Нет, кажется, полнолуние будет под Рождество, а сейчас до Рождества было еще время. Она повернулась обратно и таким же не мигая уставилась на Джанни.
В это время синьор Мазуччи уже подозвал официантку, которую Виктуар окинула оценивающим взглядом. Хорошенькая девушка, ничего не скажешь. Только вот, она, кажется, смущалась итальянца, который знал даже ее по имени. «Массовость знакомств среди женщин, немигающий взгляд, странная изворотливость, природная очаровательность. Да если бы я хоть на секундочку умела верить Тедди после всего, что он навыдумывал, то я наверное арестовала бы сейчас этого итальянца лично. Без аврората. Возможно, он бы даже поверил, что я обладаю такими полномочиями. Правда, если бы он оказался настоящим массовым убийцей или маньяком-одиночкой, наверное мне не повезло бы сильно, и меня бы быстро убили. Мне еще рано умирать, может свалить пока не поздно?» Но огневиски был уже заказан, Сюзанна уже суетилась где-то в районе барной стойки, а Джованни продолжал свою речь. Виктуар решила, что много пить в этой ситуации совершенно неразумно, и вообще хорошо бы как-то сообщить Райану, где она. Он же переживает, правда, переживает?  Но как сообщить. Она сидит напротив человека, которого сначала считала ни в чем неповинным, а потом подозревала во всех возможных смертных грехах, а потом снова причислила к невиновным. И которого, Мерлин подери, она сейчас просто опасается." Виктуар, это просто огневиски. Тебя никто не заставляет выпивать его весь, это во-первых. Во-вторых, ты разве не видишь, что тебя просто разводят на информацию? Слей любую информацию, запутай его как незнамо кого, а дальше вали. И не надо никого дергать, никому этого не нужно. В крайнем случае можно отправить какой-либо сигнал Люпину. Сам заварил кашу – пусть сам и расхлебывает". Но вообще, она пытается искать сигналы там, где этого быть не должно. Он абсолютно адекватный. Неадекватная сейчас она, которая не покурила на улице, не предупредила никого о своем позднем возвращении, не рассчитала время и на самом деле не ушла, когда было время. Она же могла просто взять и уйти из студии. Сказать, что все в порядке, если что обращайтесь, было приятно познакомиться, трансгрессировать к Тедди, снять с него пару другую шлюх (ну или, если у него чуть более светлые времена, застукать его просто с Бэгмен), и надавать ему по голове чем-нибудь мягким, но суровым. Типа подушки. Или мешка с цементом. Или просто вылить ведро воды. Холодной. Чтобы протрезвел. Или натравить на него его любимого Гарри Поттера. Хотя объяснять дяде, что ей нужно от него и зачем они идут к Тедди, было бы дольше.
Проведя мысленную дискуссию с самой собой, она попыталась снова вернуться к тому, что там говорил Джанни.
- Подождите-подождите, – Виктуар пару раз моргнула и сделала решительный взмах правой рукой.  – Наверное, вы неправильно меня поняли. Тедди не крестный Лили. Нет. Он, конечно, как, – девушка сделала сильный акцент на слове «как», - крестный для Лили, но он – крестник ее отца, а не крестный отец. И слава Мерлину, что он ей не крестный отец. Потому что если бы у Лили или у кого-либо из нас был крестным отцом Люпин… – Виктуар закатила глаза. Она вообще не была уверена, что слово Тедди и отец должны стоять в одном предложении. А уж когда идет речь о крестном отце, невольно всплывал роман, который она когда-то по юности и неразумности прочитала. – Он бы перерезал всех вокруг и не заметил бы, как оказался в Азкабане, - заметил бы на том месте, где началась бы ломка по наркоте. Но об этом Мазуччи знать по-прежнему не нужно. – Так что простите, наверное, я запутала вас своими словами про крестного.
Сюзанна принесла два стакана, наполненных огневиски. И Виктуар решительно потянулась за своим. Сейчас пара глотков, и разговор точно вернется в нормальное русло.
- Тедди что-то вроде общественного ребенка. Ну то есть формально, он сирота, которого растила бабушка и у которого остался прекрасный крестный Гарри. Когда ему не было даже месяца,  его родителей убили в ходе последней битвы с Темн… – она запнулась. Когда словосочетание «Темный лорд» вообще вошло в ее лексикон? Разве так его не называли пожиратели смерти? И откуда она такого понабралась, странные дела. – С Волдемортом. Так что в некотором роде Тедди рос с младшими Поттерами. Ну не в буквальном смысле. у него еще осталась бабушка, жил он с ней, конечно, но главным взрослом мужского пола для Тедди был все-таки Гарри. И с детьми с его он общался очень много. Поэтому Тедди просто жизненно необходимо совать нос во все, что связано с Поттерами. – Уизли отглотнула наконец-то из своего стакана. Приятное обжигающее тепло разлилось по венам, и ей стало чуточку спокойнее. –Я не знаю, что он там навыдумывал и почему так хочет припереть вас к стенке, но ко мне он пришел с криком, что земля Британии едва ли не приютила монстра во плоти и что вас надо срочно экстрадировать. Слава Мерлину, я не склонна верить людям на слово и не пришла к вам с авроратом. – Виктуар поджала губы и покачала головой. Аврорат был бы в шоке, начальство было бы в шоке, да и министерство было бы… Даже не в шоке, а просто в ярости. И итальянское министерство магии все бы приперлось к ним. И что было бы.

+1

15

- Ах, вот оно как, я и правда неверно истолковал ваши слова, - лицо фотографа озарилось "внезапным пониманием". Притворяться не приходилось, ведь он как истинный итальянец был довольно выразителен в своих эмоциях. Обычно он старался вести себя в обществе более сдержанно, так как это приносило свои плоды и, что самое главное, полезную Информацию из самых различных источников. Сейчас же атмосфера заведения наоборот располагала быть откровенным, громким и искренним; такое поведение являлось для него естественно-природным и не требовало специальных усилий, однако вопреки кажущейся беспечности, итальянец не ослаблял свое внимание ни на минуту.
- Неужели этот человек настолько страшный? - изумился Джанни, заерзав на стуле. Интересно, она меня запугивает, или он и правда не в себе? - Я не знаю, как это принято в Великобритании, но чтобы попасть в тюрьму на моей родине, нужно натворить много действительно нехороших дел. Здесь с этим строже или Гарри Поттеру так повезло с крестником?
В этот момент появилась Сюзанна с долгожданным алкоголем. Мужчина поблагодарил ее кивком и легкой улыбкой, а затем вновь обратил свое внимание на Виктуар. После "предупредительной" части ее пояснений пошла непосредственно информационная, так что Джованни слушал внимательно, параллельно расстегивая оставшиеся пуговицы пальто. Все-таки в одежде здесь было очень жарко, а сейчас он еще выпьет...
- Я, конечно же, слышал про эту битву, для волшебников по всему это день великой победы над злом. Хотя для этой страны, полагаю, он особенный. Увы, не могу похвастаться знанием фамилий героев войны.
Что ж, с психологическим портретом все более-менее ясно. Человек, явно живущий с огромным чувством долга и ничем не заполняемым одиночеством в сердце. Это не его настоящая семья, и поэтому ответственность за ее младших членов он возлагает на себя куда бОльшую, чем должен и чем, вероятнее всего, мог бы возлагать, будь он родным сыном Поттера. Невольно в голову Мазуччи хлынули собственные воспоминания о семье. Пусть он и не был сиротой, ведь у него были родной отец и единокровная сестра, однако он мог понять чувства человека, обязанного всем, что имеет, кому-то со стороны. Елена хоть и стала для него второй матерью, но все же не являлась родной, которую он помнил довольно плохо. Интересно, каково это, не знать своих родных и вовсе? Джованни полагал, что довольно скверно. Внезапно ему захотелось позвонить Федерике и просто поболтать о жизни. Когда он делал это в последний раз? В такой спешке покинув Италию, он даже не успел толком объяснить ей ситуацию...точнее, соврать про ситуацию. Она вполне могла начать расследовать причины самостоятельно: нездоровое и настойчивое любопытство явно является их семейной чертой. Меньше всего на свете он бы хотел, чтобы сестренка докопалась до истины.
Тем временем девушка приложилась к стакану, Джанни последовал ее примеру. Пальто пора снимать, - решил он, что и поспешил сделать, чувствуя как обжигающие виски спускаются по его пищеводу в желудок.
- Слава Мерлину, я не склонна верить людям на слово и не пришла к вам с авроратом, - заключила Виктуар, на что Джованни расхохотался и поднял вверх руки в знак своей безапелляционной капитуляции.
- Сдаюсь и каюсь, я маньяк-убийца, режущий по ночам в переулках прекрасных девиц и пьющий кровь младенцев, - он-таки не удержался. - Ваш рассказ, если честно, оставляет меня в замешательстве. Ума не приложу, чем же таким я мог насолить человеку, не имеющему, как я понимаю, никого отношения к миру шоу-бизнеса - иначе вас бы здесь не было, - и с которым я абсолютным образом никак не знаком. - Вероятно у меня будет пара вопросов к Лили. - И также меня удивляет то, что вы лично пришли поговорить со мной об этом, ведь с вами мы тоже видимся впервые, с чего вам вдруг предупреждать меня о таких вещах? Не могу сказать, что я не благодарен вам за предостережение, но...Если этот....эээ...Тедди плохо себя контролирует и собирается как-то мне навредить, не лучше ли вам поговорить с ним?
Мазуччи сделал еще один глоток огневиски.

+2

16

Отхлебнув из стакана, Виктуар поняла, что задерживаться ей все же не очень хочется. Хочется довести дело до победного конца. А дальше уже идти домой. К домашнему очагу. Даже такой чуждой понятию домашнего уюта девушке иногда хочется тепла и уюта. А не каких-то баров с почти что первым встречным человеком, которого она непонятно для чего инструктирует в том, как обойти Эдварда, мать его, Люпина. Она отхлебнула еще. Синьор Мазуччи между тем обустраивался поудобнее и даже снял пальто. Она его примеру не последовала. В куртке было удобнее, это во-первых, во-вторых, задерживаться она по-прежнему не собиралась. Она бросила достаточно нервный взгляд на часы и в очередной раз поменяла свое решение насчет того, насколько она торопится. Ей все время казалось, что она нещадно губит сегодня время. Настолько нещадно, что его даже жалко. Время. Куда ты бежишь, остановись.
Кажется, Джанни, и это вполне логично, не понимал всю опасность ситуации. И надо было признать, Виктуар не очень хотелось доносить это до конца. Да, Тедди повел себя безумно некрасиво, растравив из этого историю. Но если Мазуччи не видит в этом опасности, пожалуйста. Путь поговорит с Лили. Пусть Лили объяснит ему, чем опасно это все. Хотя возможно она к  Тедди относится совершенно по-другому. Виктуар вообще всегда казалось, что дети Поттера слишком уж обожают старшего «братца» Тедди.  Возможно, знай они побольше… Были бы немного другого мнения. Но это не факт. Все-таки она очень предвзята… Года так с 2018. Что и сказать, но и на это Тедди дал много причин.
- Ну знаете. Вопрос тут не в головорезе Тедди и не в головорезе вас. Вопрос тут достаточно формальный и относящийся прямым путем к моей работе, – девушка откинулась на спинку стула. Спина болела, и ей уже хотелось действительно уходить домой. – Тедди пришел ко мне с этими обвинениями в ваш адрес. Не потому что Лили – моя кузина. А потому что я сотрудник отдела международных связей и отношений. А теперь на секундочку просто представьте ситуацию, что его понесло бы не ко мне. Не ко мне, которая знает, что он склонен к преувеличениям и необоснованным выводам. Не ко мне, которая просто может пойти и потолковать с человеком, чтобы потом дать Тедди по голове, чтобы он не дергал никого. А например, к моему начальству. Или к аврорату. С голословными обвинениями, что вы растлили Лили Поттер, дочь главного героя всех времен и народов. Иностранец. Итальянец. Не так уж и давно проживающий на территории Британии. Мне кажется, мне не стоит вам рассказывать об одной из основных черт, свойственных всем британцам, – из достаточно лаконичного объяснения Виктуар немного занесло в слишком махровые дали, но она понимала, что это уже алкоголь делает ее безумно болтливой, и старалась больше к стакану не притрагиваться. На всякий случай.- Это – ксенофобия. И если кого-то обвинят в чем-то – это еще одно. А если в этом обвинят иностранца… Ну вспомните международные события середины 10ых годов, – ее работа обязывала знать все события столь недалекого прошлого. И что творилось с магглами, она вполне себе знала. И почему-то ей хотелось верить, что Джанни это тоже знает. Ну или хотя бы сделает вид, что знает. – Орать, что во всем виноваты иностранцы, - это британцы всегда и с удовольствием. Поэтому приди Тедди не ко мне и наговори он не мне все, что он сообщил мне, боюсь, у вас были бы реальные проблемы.
Виктуар замолчала. Сейчас лучшее было бы просто подняться, допить стакан, заплатить за виски и пойти уже восвояси, оставив Джанни наедине с вискарем и мыслями о своей грешной или наоборот безгрешной жизни. В роли просветителя она уже выступила, в роли сыщика (достаточно неудачной, к слову) она тоже выступила. Пора было и честь знать. Но она пока что не поднималась, потому что помнила – на улице страшно холодно. А трансгрессировать прям отсюда ей почему-то не хотелось. Слишком что ли обрублено получилось бы.
- И возможно вы поняли меня не очень правильно. Мне не очень интересно, что связывает вас и Лили. Если я правильно помню ее возраст, это уже давно ее личное дело. Да и с моей точки зрения, это в принципе личное дело каждого. С кем работать, с кем дружить, с кем спать. Просто будьте осторожны и не переходите дорогу Люпину. Это единственное, что я могу вам посоветовать. Ну или поговорите с Лили. Узнайте все из других уст. Мне как-то в целом все равно. Главное, морды друг другу с Тедди из-за чего-нибудь не начистите случайно. А то боюсь, мне придется вас депортировать, – она ухмыльнулась и отпила еще немного огневиски. Все-таки слава Мерлину у волшебников есть такие волшебные напитки. - И с ним я больше разговаривать по этому поводу не хочу. А вот он с вами поговорить захочет.

Отредактировано Victoire Weasley (2018-06-28 00:52:28)

+2

17

Джованни долго молчал, медленно покручивая стакан с напитком длинными пальцами правой руки, левая расслабленно лежала на столе. Раз...два...три оборота...Его собеседница говорила много. Мужчина на протяжении всей встречи невольно наблюдал за ее поведением, подходя, как ему самому казалось, к логичному объяснению всего происходящего, однако понять, что в голове у этой девушки ему никак не удавалось. Он не мог уловить ее истинного настроения и причин его резких перемен в течение одного разговора, которые вовсе не так сильно бросались в глаза со стороны, однако были заметны профессиональному шантажисту. Изначально жесткая, затем - смягчившаяся и заинтересованная, и вот опять она закрылась от него, тем не менее продолжая говорить. И говорить то, что Джованни совсем-совсем не нравилось. Утверждение, что проблема напрямую относится к ее работе, действительно звучало довольно серьезно, разбивая все надежды Джанни на личные мотивы посещения его мастерской. Мозг активно соображал, пальцы неспешно вращали стакан. Раз...два...три... А теперь она делает акцент на том, что это именно _она_ пришла ко мне, а не кто-то еще. Если бы я не видел всех этих метаморфоз настроения и был достаточно туп и недоверчив, то подумал бы, что она намекает на взятку за молчание. Однако до сих пор не озвучила, по поводу чего она "молчит", а значит вряд ли дело в этом. Ну и мутная же девушка...
...С голословными обвинениями, что вы растлили Лили Поттер... - Джованни умудрился чуть не поперхнуться одним воздухом, даже без наличия жидкости во рту.
- Что?! - тихо ахнул он и, совершенно обалдевший, кашлянул и подтянулся на стуле, отпустив наконец стакан. На самом деле Джанни уже догадывался, что причина беспокойства Тедди вполне может быть таковой, но все равно был удивлен, поэтому реакция вышла довольно выразительной. За время работы с этой очаровательной рыжей веселушкой у него ни разу не закрадывалась даже мысль о том, чтобы иметь с ней хоть какие-то романтические отношения. Во-первых, она еще совсем ребенок, а во-вторых Мазуччи бы не решился испортить их прекрасные отношения романтикой, в которой не столь сильно и нуждался. Искусство - вот его единственная любовь. Да, именно так!
Уизли продолжала свой увлекательным монолог, в красках расписывая непутевому иностранцу, как их брата не любят и не уважают в Британии, спихивая на них все прегрешения. Что ж, тут с ней было не поспорить, ведь аргументы девушка приводила вполне весомые, да и сам Джованни был достаточно осведомлен относительно обстановки дел в мировом сообществе. Однако...
Главное, морды друг другу с Тедди из-за чего-нибудь не начистите случайно. А то боюсь, мне придется вас депортировать, - ухмыльнулась девушка.
- Неужели министерство магии депортирует бедных итальянских граждан из-за обычного битья морд и без каких-либо разбирательств по закону? - улыбнулся в ответ Джованни, насмешливо вздернув уголок губы, наблюдая за тем, как Виктуар отпивает из своего стакана. - Вы все очень резонно подметили: и про особенности местного менталитета, и про события пятнадцатилетней давности, и предостережения по моему предполагаемому согрешению тоже очень логичны, однако без доказательств (а как вы сами только что сказали, обвинения "голословные"), подобные нападки не будут иметь под собой никакой силы. Если конечно лично вы или ваш отдел целиком не действует по своему особому кодексу, не предполагающего учета существующих официальных порядков. Нет ни малейших оснований полагать, что я творю на территории Великобритании непристойности либо занимаюсь незаконной деятельностью, с моими документами все также в порядке. Даже если меня захотят подставить - я знаю немало хороших адвокатов это как минимум. И, наконец, - улыбка снова проявилась на губах Мазуччи. Он нагнулся вперед, заглядывая в лицо девушке. - Вы очень верно подметили, что Лили уже не маленькая девочка, а значит вольна сама отвечать за свои поступки и говорить от своего лица, в том числе давать показания. И меня она в обиду тоже не даст.
Похоже, что он слегка перебрал с алкоголем. Иначе как объяснить всю это подробнейшую тираду со своей стороны? Пьяный Джованни - находка для шпиона, все свои козыри раскрыл (ну ладно, почти все), разговаривает с дамой так, будто она ему угрожает (или все-таки угрожает?)...Ну и дела. Нужно поскорей заканчивать эту беседу. И почему я просто не поблагодарил ее за совет? Кто за язык тянул?!
- В любом случае, - Джованни залпом опрокинул стакан, вливая в себя остатки огневиски и мимолетным жестом подозвал официантку для добавки. - Не хочу, чтобы вы подумали, что я собираюсь нарываться. Я как минимум благодарен вам за предостережения и за советы и обещаю быть предельно осторожен и вежлив, если уважаемый мистер Люпин наведается ко мне для беседы. Почему бы нам не закончить разговор на эту тему на сегодняшнюю встречу? Если, конечно, вы не хотите мне еще что-нибудь сказать или спросить.
Сюзанна, не занятая другими заказами, уже успела подойти к их столику и теперь выжидающе глядела на Мазуччи.
- Повтори, пожалуйста, - он протянул девушке свой стакан и вопросительно кивнул Виктуар. - Вы еще составите мне компанию?
Фотографу сложно было представить их дальнейший разговор, ведь он уже перешел в то русло, с которого было бы очень сложно свернуть на обычную светскую беседу. Сейчас самым удачным завершением вечера было бы прощание с новой знакомой, однако самому уйти быстро не представлялось возможным, ведь он уже успел раздеться, да и не хотелось столь быстро покидать заветный бар, о котором он так мечтал с самого утра, поэтому он предоставил эту возможность к отступлению мисс Уизли.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-07-12 15:21:21)

+1

18

Виктуар внимательно, настолько внимательно насколько могла в таком состоянии, наблюдала за Джованни. Если честно, девушка давно не считала, что хорошо разбирается в людях. Все настолько разные, что какое право она имела судить по первым действиям, поведению или даже вообще по слухам?
Но реакцию от итальянца она ожидала другой. Где-то на уровне подсознания. Ей казалось, что такая новость, такое подозрение должны отобразиться на лице, на эмоциях, на поведении. Что он должен начать страшно возмущаться, орать, или наоборот, забиться, испугаться. Получилось что-то среднее. Либо виски окончательно притупил ее ощущения, и мисс Уизли просто уже не воспринимала того, что должна была воспринять. Тоже нельзя исключать, знаете ли, пагубного влияния алкоголя. Черт. Почему это все происходит с ней?..

Знаете, - задумчиво протянула Виктуар, магнетическим взглядом смотря на виски. Она не могла поставить стакан на стол, все время покачивая его в своей руке и смотря в упор на жидкость, которая плескалась на дне. Виски - напиток не вечный, как и все в нашем мире. Даже Мерлин не вечен, что там. Он не всегда же был. Хоть и поговаривают, что он где-то еще обитает. А виски имеет свойство заканчиваться быстро. Поделился бы он своими навыками с чем-нибудь другим. Разговорами вокруг пустого и порожнего, например. Цены бы ему не было. Виктуар снова наклонила стакан и потом отпила еще глоток. Пьяные философствования внутри ее головы не приводили никогда ни к чему хорошему, и она это знала.
Я не думаю, что какое-либо расследование будет иметь место быть, когда идет речь о Лили Поттер. Просто потому что… - черт подери, какую бы хорошую аналогию привести? Чтобы все точки над i расставить раз и навсегда. Так чтобы можно было встать и гордо уйти в рассвет, больше не тянуть этот разговор как тянучку от дядюшки Джорджа. - Вы же наверняка застали того политика… как его.. - Виктуар по своей странной привычке начала щелкать пальцами, будто пыталась поймать мозгошмыга, который уволок ее мысль прочь. - Берлускони, вот вспомнила! Простите, я и маггловские личности из истории - это та еще путаница. Слабые воспоминания из истории в маггловедении. И все. Только про самых-самых ярких. - она снова отпила глоточек виски. Возможно, придется заказать себе еще один стакан. Желательно double whiskey. Вот не помешает совершенно ни разу. - Представьте, что его дочь замешана в каком-то скандале. Подобного рода. Хотя итальянцам это как повод прекрасно повеселиться и посудачить на улочках какого-нибудь города типа Бергамо или Равенны. Узких, полупрозрачных и вечных как сама Италия. - красноречие разгорячилось виски, поэтому надо было собрать мысли в кулак, сказать, что нужно и перестать уже разыгрывать эту трагикомедию. Comédie, tragédie
Джанни сам устал от этого разговора. И наконец-то он это озвучил. Виктуар резко выдохнула. Наконец-то. Виски притупил ощущение времени, но почему-то казалось, что разговор тянется уже бесконечность. Конечно, на улицу выходить не хотелось, но место, где подают огневиски, явно не стало бы протестовать против ее трансгрессации прямо домой. И это страшно радовало.
- Конечно, мы закончим этот разговор. Последнее, что я скажу. Хотя я уже давно потеряла всю нить из чего мы исходили: Хотите верьте, хотите нет. Никто разбираться не будет. Конечно, со своей стороны, которая представляет отдел международного магического сотрудничества, я постараюсь сделать все, что предотвратит скандал и вашу последующую депортацию из страны. Но знаете, кто предупрежден, тот вооружен. И будет лучше, если вы придумаете, как вам этого всего избежать. Тедди скорее всего захочет разобраться сам, так что вы уж постарайтесь без особого махача. Или заведитесь каким-нибудь хитрым союзником. Который сможет прикрыть вас в случае чего. И с ним беседовать стоит более весомыми аргументами, чем, например, “она сама настаивала” или “что случилось, то случилось”. И даже “ничего не было” эту хитрую морду не удовлетворит. Просто знайте это. И вы будете во всеоружии.
Виктуар допила виски и резко встала на ноги. Джанни заказал себе еще виски.
Приятного вам продолжения вечера, - улыбнулась она, застегивая куртку, которую так и не сняла. - Я думаю, что достаточно уже вас напугала, чтобы продолжать пугать дальше. Была рада познакомиться. И надеюсь, в рамках этого общения мы больше с вами не пересечемся. А в других рамках - всегда пожалуйста. - она улыбнулась краешком рта. И уже собиралась сказать “au revoir” или “arrivederci”, как вспомнила еще что-то и достала из кармана небольшую визитку, на которой было красиво написано “ms Marie-Victoire Weasley, international relations executive” и коряво приписан адрес их отдела в министерстве. - Если вам понадобится наша поддержка, как-нибудь свяжитесь. Но лучше не совой. Вы сами заметили сегодня, совы у нас в Англии тормознутые.
И улыбнувшись, она пошла к выходу.

+2


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » Сбывшееся » Любой слух может наделать бед


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC