массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Catherine Lotte
Это просто деловой подход - Malcolm Avery

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 1998 - 2021 » Blowup 2


Blowup 2

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

BLOWUP 2Фотограф - опасная профессия

http://s3.uploads.ru/t/pEfax.jpg

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

Август 2021 года

Ницца

Джованни Мазуччи,
Диана Лотте

Для успеха в профессии фотографу очень важно оказаться в нужном месте в нужное время. А для долгой жизни и хорошего здоровья ему бы лучше сидеть дома и ни в каких сомнительных местах не оказываться.

Отредактировано Diana Lotte (2018-02-25 17:39:22)

0

2

Run and escape from the chains that weigh me down
I can't replace this addiction in my head
Run, run, run and escape!
Run, run, I can't escape!

Ему дали время подумать. За это время он успел бы провести как минимум 2 полноценные фотосессии, отобрать к каждой из них отдельных, подходящих к целям и тематике моделей, обработать все эти фотографии, связаться с модными издательствами и договориться о публикации. Вместо этого он сидел и думал над вопросом, который уже не требовал его непосредственного решения. Сегодня же ему предстояло дать "ответ".
На столе лежала великодушно оставленная пачка сигарет. Жаль, что они не оставили и зажигалку тоже. А еще было бы неплохо, если бы его руки не были прикованы наручниками к столу и могли дотянуться до этой самой пачки. Что ж, он уловил иронию, отличный способ показать, что "переговоры" на самом деле не требовались, а лишь соблюдались по заданной формальности. "Всё равно тебе крышка, Мазуччи, без суда и следствия" - вот, что они хотели сказать. Не слишком уж прямо, зато довольно наглядно.

Сколько времени прошло с момента его ареста? Какой сейчас час? Джованни решил, что в общей сложности он находится здесь уже примерно четыре дня. Еда мерзкая, вода на вкус как моча тролля, отхожее место рядом с железной койкой. Он что, попал в средневековье? Пожалуй, ему не стоило так просто давать себя арестовывать и хотя бы на минуточку задуматься о возможных последствиях. Но чертово любопытство, как же ты всегда не вовремя! Захотелось попробовать острых ощущений и проверить, как он будет чувствовать себя в маггловской тюрьме! Ну а что, интересно же, никогда до этого там не бывал. Он волшебник, и довольно неплохой, неужели не сможет скрыться в любой момент? Черт, как можно было вообще себя этим успокоить?
Уму не постижимо, но мысль о том, за что и по чьей наводке его внезапно загребли прямо в самый разгар фотосессии с бесподобными девочками (ну просто ангелочки, богом клянусь!), пришла в голову только когда его усадили за стол в следственной и задали этот же самый вопрос. Ответ внезапно оказался столь очевиден, что мужчина мог озвучить его и без дополнительного времени на размышления, однако разумно предпочел оповестить полицейских о нежелании говорить что-либо без своего адвоката. Какой ход, а? Невероятная смекалка! Отца гордость должна брать за сыночка! Тогда-то мерзкий тип с обрюзгшей сальной кожей, сидящий напротив, неприятно улыбнулся ему, помолчал, а затем велел отвести в камеру. Не самое удачное окончание переговоров, должно признать. Повременим пока с гордостью, пап.

"Почему я дал этому случиться?" - именно этот вопрос Джанни предпочел обдумывать в течение отведенного ему времени. Раз за разом он спрашивал себя: почему я дал себя скрутить? Почему не добился ответа, по какому поводу эта вечеринка? Есть ли у них вообще право делать это с гражданином чужой страны? И, черт возьми, какого лешего при мне не оказалось моей волшебной палочки?! Ответ именно на последний вопрос приводил его в состояние невероятной ярости и ненависти к самому себе. Каждый волшебник должен носить с собой такую важную вещь, а не бросать где ни попадя, даже на обычной маггловской работе не расставаться с ней. Это его инструмент, его оружие, его защита. Некоторые аристократы даже жопу себе не могут без нее подтереть, так почему же он до сих пор не ввёл себе в привычку не расставаться с ней? Зато телефон, конечно же, никогда не забывает! Тьфу, аж думать противно. А теперь он не знает, как выбраться из этой дыры. Полнейший позор.

You want a perfect, perfect life
Nothing wrong, nothing real inside
All I see is a perfect lie
I don't want your perfect life

Джанни в очередной раз покосился на сигареты. Кажется, сейчас он выкурил бы сразу всю пачку. Он сидел в этой маленькой темной комнате до безумия напоминающую следственную, в которую он попал при поступлении в участок, уже порядка двух часов, но никто так и не зашел. Сволочи. Если бы я мог, аппарировал бы сию же минуту. И пусть бы магическое правительство Франции само разбиралось с последствиями и шоком этих тупых увальней. А я бы домой поехал спокойненько и оттуда обнародовал все материалы. Чисто на зло! Вот ведь куски дерьма. Не нервничать в такой ситуации казалось невозможным. Он раз за разом набирал в себя воздух через нос и медленно выдыхал через рот, пытаясь успокоиться, но пальцы нестерпимо зудели, а сигареты казались все более желанными. На его счастье, руками он шевелить не мог, ногти оставались целыми только по милости наручников.
Дверь внезапно открылась, издав мерзкий лязгающий звук. Мужчина резко дернулся, выходя из оцепенения.
- Мсье Мазуччи, - и снова эта неприятная улыбка и тошнотворный запах пота. Они вообще следят за гигиеной? - Простите, что заставили вас ждать, неотложные дела. - Ах, ну да, конечно, какие у тебя могут быть дела, гондон?
- Ничего страшного, мне некуда спешить, - улыбнулся Мазуччи, наблюдая за тем, как полицейский, одетый в гражданское, пододвигает к столу второй стул. - Что-то я не вижу обещанного мне адвоката. Я, знаете ли, гражданин Италии, и даже если у вас такая практика не принята, то в своих правах я уверен.
- Он вам не потребуется, мсье, - нет, серьезно, этот человек похож на маньяка. Не могут обычные нормальные люди так улыбаться! - Я очень надеюсь, что вам хватило времени вспомнить и обдумать все варианты, по которым вы могли бы попасть в наше общество. О, да, вижу по вашим глазам, вы поняли. Боюсь, что долгого разговора у нас не выйдет, и решение придется принимать быстро, здесь и сейчас. Кроме того, времени обдумать все было предостаточно, вы со мной согласны?
- Не понимаю, о чем вы, - парировал Джованни, изо всех сил пытаясь выглядеть спокойным и расслабленным. Он и сам понимал, что получается скверно, и в этой ситуации строить из себя невинную овечку было бессмысленно. Но он всё же попытается.
Полицейский усмехнулся и, сопровождаемую взглядом Джованни, подвинул к себе пачку с сигаретами. Из кармана его черной рубашки появилась серебряная зажигалка.
- С вашего позволения, я закурю - нервы ни к черту, - Вот ведь наглый хер. - Боюсь, что у меня нет времени играть с вами в угадайку, так что скажу сразу, как обстоят ваши дела. Во-первых, вы допустили непоправимую ошибку еще тогда, когда в своем сознании посягнули на непосредственно правящую элиту чужой вам страны. Уж не знаю, было ли это личной инициативой или кто-то заказал вам материалы, но поступок - достойный откровенного идиота. - Идиот тут только один. Я просто слишком расслабился, черт возьми. - Во-вторых, вам не стоило даже пытаться шантажировать уважаемого г-на ***, это не могло кончиться для вас хорошо. В-третьих, - полицейский сладко затянулся сигаретой и медленно выдохнул прямо в лицо заключенному. Мазуччи почувствовал непреодолимое желание познакомить свой кулак с его мерзким...это даже лицом стыдно будет назвать. - Скажите, вы и правда полагали, что ваши действия останутся безнаказанными? Меньше всего мы ожидали найти вас на рабочем месте, но вы даже не думали прятаться! - Потому что мне и не нужно было, мудак ты тупой.
В прочем, отрицать факты Джанни не мог. Сейчас он сидел в маггловском полицейском участке, без намека на возможное освобождение. И без ресурсов для самостоятельного побега. Может, все же стоило попытаться аппарировать без палочки? Говорят, у некоторых получалось...слухи, конечно, но вдруг сработает?

+1

3

- Я глубоко уважаю вашего отца мсье Рамо, - Этьен Либуш начал так издалека, что Диана сразу почувствовала - ничего хорошего ждать не приходится. - Моя дочь - ваша ровесница, и я испытываю к вам глубокую симпатию, мадемуазель Лотте. На правах человека значительно старше и опытнее я посоветовал бы вам не вмешиваться в это дело. Ведь синьор Мазуччи не просил вас о помощи, так? Это ваша инициатива?
- Да он, судя по всему, вообще никого ни о чем не может попросить! Я ведь говорила! - повысила голос Диана. - Попасть к нему нельзя! Я пыталась добиться свидания, но мне сказали, что это возможно только когда его переведут в тюрьму! Якобы он отказался от адвоката! Да это полная чушь! А когда я сказала, что незаконное задержание иностранного подданного не пройдет для них просто так, меня выставили за дверь, как девочку. Любые сведения мне отказываются давать, потому что я не являюсь ему ни женой, ни родственницей. Мсье Либуш, я говорила со свидетельницей ареста, она утверждает, что никто не зачитал ему права, вообще ничего не объяснили, просто скрутили и затолкнули в машину. Средневековье какое-то!
Адвокат поднял руку в успокаивающем жесте.
- Тише, тише, мадемуазель. Вы молоды и импульсивны, но я вас уверяю, что синьор Мазуччи совсем не невинная жертва, он взрослый мужчина и прекрасно со всем разберется сам. В конце концов, можно действительно обратиться в итальянское посольство. Пусть они этим занимаются.
- Иными словами вы мне не поможете? - в упор глянула на него Диана. - Может быть вы решили, что я пытаюсь попросить о помощи на правах вашего знакомства с моим отчимом? Уверяю вас, что у меня и в мыслях этого не было. Я достаточно зарабатываю, чтобы оплатить ваши услуги.
- Мадемуазель Диана, вы обижаете меня. Если бы я мог помочь, то несомненно помог бы.
- Но вы делали запрос, как я просила?! - не отставала Диана.
Либуш помедлил и договорил медленно, со значением выделяя каждое слово.
- Делал, мадемуазель Лотте. Именно поэтому я не буду вмешиваться в это и вам не советую. Ваш знакомый повел себя крайне неразумно и то, что произошло, закономерный результат.
- Исчерпывающе. Спасибо, мсье Либуш, - не дожидаясь, пока он скажет еще что-нибудь, Диана встала из-за ресторанного стола, демонстративно бросила на скатерть деньги, давая понять, что платит за себя сама, и быстро пошла к выходу.
Она очень надеялась на помощь адвоката. Либуш был маглом, старым знакомым ее отчима, который всегда консультировал его в сложных вопросах и даже выиграл для него пару дел. После отказа Лотте оказывалась в одиночестве в сложном и запутанном мире магловского уголовного права.

Мазуччи, конечно, был гад. Даже мерзавец! Она еще могла продолжить этот ряд, причем большая часть определений звучала бы на итальянском. Все тот же Мазуччи и научил. Но еще совсем недавно это был ее гад и мерзавец. Подумаешь, расстались, но это не повод сидеть и ждать, когда его маглы надолго запрут в местном аналоге Азкабана. Или случится еще что похуже.
Самое главное, она так и не узнала за что именно его задержали. Но все, что удалось собрать по крупицам, ей очень не нравилось. Опытный и известный адвокат наотрез отказывается заниматься его делом. Никаких контактов с ним нет. Смазливая девица, которая вся в слезах и соплях сообщила Диане об аресте и была то ли последней пассией Джанни, то ли просто перспективной моделью и музой, утверждает, что ему кто-то угрожал, но Мазуччи только отшучивался. Полиция обычно угрозами не занимается, это методы ребят, не имеющих официального трудоустройства, но если они вдруг оказываются в связке, то это пахнет очень-очень большими неприятностями.
Удивляло и то, что он попросту не воспользовался магией. Понятно, что тогда у него бы возникли проблемы иного рода, но все лучше, чем сидеть в магловской тюрьме.
Похоже, он опять увлекся чем-то (или кем-то!) и забыл палочку. Как это можно было сделать, одним богам известно, но когда они пытались съехаться, Диана обнаруживала ее в самых неожиданных местах. Один раз даже в холодильном шкафу. Все от той же свидетельницы Диана узнала, где Джанни снимал квартиру, и отправилась туда, однако времени на поиски ей не дали. Уже у подъезда она заметила какого-то неприятного типа, вроде бы дремлющего на лавочке. Дверь в квартиру была взломана и не заперта. Диана только успела зайти и отметить, что техника Мазуччи, пока нетронутая, лежит на месте, как послышались быстрые шаги в прихожей, и она, не дожидаясь визитера, аппарировала.

Сегодня она вновь отправилась в полицейский участок. Правда, на этот раз решила, что просто так не уйдет. Диана запаслась внушительной суммой денег, надела облегающее платье с довольно откровенным декольте и дождалась, пока отказавший ей в прошлый раз начальник участка куда-то уедет. В общем, решила использовать весь доступный ей арсенал. Постукивая каблучками, она зашла в участок и, нежно улыбаясь, направилась к дежурному, который, по счастью, сидел в одиночестве.
- Добрый день, мсье! Я к мсье Мазуччи,  комиссар Рове сказал, что сегодня я смогу его увидеть. Ненадолго, - Диана поправила волосы и наклонилась к полицейскому. - Он упоминал, что возможно потребуется денежный залог. Я не все до конца поняла, но вы мне объясните, правда? Деньги у меня с собой.

+1

4

- Чего вы от меня хотите, мсье...
- Мсье Дюбуа, если вам угодно, - Джованни перевел взгляд на руки собеседника и попытался придать своему лицу спокойное, слегка насмешливое выражение: он больше не мог смотреть на эту мерзкую улыбку, из-за которой всё внутри него сжималось и переворачивалось. - В прочем, моя настоящая фамилия вам ни о чем не скажет.
- Даже так? Что ж, мсье Дюбуа, - он сделал особый акцент на фамилии и выдавил из себя смешок, как бы стараясь подчеркнуть всю абсурдность ситуации. Полицейский (или кто он там на самом деле?) встал из-за стола и продолжил курить, медленно меряя шагами помещение. - Я все еще не понимаю, о чем идет речь и что я здесь делаю. Если вы не в курсе, я довольно известный человек в мире моды, мой внезапный арест не мог не привлечь внимание общественности. Более того, я не давал ни малейшего повода усмони...
Голова загудела от удара, и Джанни почувствовал во рту привкус крови. Кажется кто-то не любит слушать, зато любит говорить. Что ж, он и до этого догадывался, что церемониться с ним не будут.
О, - выдохнул Джованни, тихонько рассмеявшись. Челюсть явно уехала со своей обычной позиции, и он подвигал ей, пытаясь вставить на место. Всё еще болело, но вроде получилось. Дюбуа навис над ним, оперевшись рукой о край стола, заглядывая мужчине в глаза.
- Я повторюсь: боюсь, у нас нет времени на предварительные ласки, мсье Мазуччи.
- То есть я здесь нахожусь в роли вашей личной груши для битья? - второй удар не заставил себя долго ждать. На этот раз пострадала не только челюсть и прикусанный язык, но и лопнула губа. Джованни понимал, что если он продолжит в том же духе, то будет получать удар за ударом до тех пор, пока он не скажет то, чего они от него хотят. А он догадывался, чего именно, ибо вариантов было не так уж и много. Однако чувство досады от собственной беспечности, переросшее за эти четыре дня в довольно четко сформировавшуюся злость не дало ему так просто заткнуться. Хотелось спровоцировать этого упыря на нечто большее, вызвать в нем эмоции, сбить эту мерзопакостную улыбку с его лица.
- А вы не могли бы найти кого-нибудь более подходящего для та... - очередной удар не остановил словесный поток, а только подпитал подступающую к голове ярость. - ...для такой интимной процедуры? Вдруг найдутся добровольцы. Например, кто-нибудь из ваших подчиненных, или какой-нибудь невинный ребенок.
Дюбуа молча развернул стул, на котором сидел его пленник ("вот это силища.."), больно дернув прикованные к столу руки. Двое стоящих у двери полицейских в форме подошли и помогли отстегнуть от него наручники, тут же профессионально заломив руки Мазуччи за спину и надев их обратно. Конечно же, итальянец не захотел упустить такой возможности и попытался вырваться, откинув одного из служак от себя резким движением руки, однако тут же наткнулся животом на железный кулак "мсье" и почувствовал щекой ледяную поверхность стола. Когда ему наконец удалось вздохнуть, он уже летел на пол, задев по пути стул, на котором сидел еще минуту назад. Он закашлялся, а Дюбуа продолжил.
- Где вы храните свои материалы? Скажете - будете жить, - Джованни тихонько засмеялся, поднимая на него взгляд затравленного зверя.
- А если не скажу? - пинок лакированным ботинком пришелся сначала в область живота, а затем по лицу. Из носа пошла кровь, заливаясь в горло. Мужчина сплюнул на пол, пытаясь попасть рядом с этими лакированными ботинками. Не достал. Увы.
- Скажете. Или умрёте, а мы все равно найдем. Мои люди уже обыскивают вашу квартиру и офис в данный момент. Поверьте, сотрудничать с нами куда более приятная перспектива, чем быть закопанным где-нибудь на окраине города.
Мозг Джанни лихорадочно работал. Он знал, что у него в студии они ничего не найдут, как, в прочем, и у него дома, однако шансы остаться в живых уменьшались на глазах. Даже если бы он согласился сотрудничать теперь, он не сможет объяснить магглам и сраному мафиози, коим, как он теперь понял, и являлся мсье Дюбуа, что найти его тайник можно только с помощью магии и его собственной крови. Они могут хоть весь дом вверх ногами перевернуть, разобрать по кирпичику, но ничего не выйдет. Приятно, конечно, что даже после его смерти они бы все равно не нашли эти материалы и жили в страхе, что их внезапно обнародуют; еще приятнее было бы, успей он и правда разослать их во все издательства страны; но так или иначе, умирать за это ему явно не хотелось. Соврать? Сдаваться слишком рано нельзя, он раскусит его как орешек. Видимо, придется потерпеть еще немного, чтобы это походило на правду, а потом попытаться сбежать. Мысль об аппарации в отсутствии палочки все еще теплилась в его сознании.
- Мне нечего вам сказать, - прохрипел он наконец.
- Неужели? - странно, но очередного удара не последовало. Вместо этого Дюбуа присел на корточки рядом с мужчиной и достал из пачки две сигареты. Предыдущую он уже успел выкурить и потому отправил одну из них к себе в рот, а вторую протянул Джанни. С чего бы это вдруг?
- Видимо, вы ничего не нашли, раз общаетесь со мной теперь, - кажется, он понял, в чем дело. Они уже успели все обыскать за эти четыре дня, пока он сидел в камере. И, естественно, безрезультатно. И они его не убьют, по крайней мере пока он будет держать их в уверенности, что он им нужен живым. Он взял губами протянутую сигарету; Дюбуа чиркнул зажигалкой. Джанни сделал глубокую затяжку и с облегчением выдохнул. Думай. Думай. Думай.- Ничего не нашли, и поэтому решили, что я единственный человек, который может рассказать вам, где эти фотографии лежат. А вы в курсе, что я работаю не один? - опасный ход, но может сработать.
На лице француза не отразилась ни одна эмоция.
- Мы предполагаем, что такое возможно. Как и то, что вы могли передать эти материалы кому-то на хранение. Например, вашей бывшей девушке, мадемуазель Лотте, - Джованни почувствовал, как что-то внутри него оборвалось. Судя по вновь появившейся на лице мафиози улыбочке, итальянец свои эмоции контролировал явно хуже. Похоже, что искусству шантажа ему стоило еще поучиться, и сейчас перед ним как раз находится блестящий учитель.
- Она тут не причем, - голос не слушался, то ли от внезапно охватившего мужчину страха, то ли от раздирающего горло сигаретного дыма. - Я говорил не о ней.
- Правда? Замечательно. Значит, ей нечего бояться, - француз встал и зашагал по комнате, явно довольный собой. - Мои ребята, правда, бывают слегка грубоватыми...Ну, вы знаете, не из высшего общества, не знают правил приличия, как обращаться с дамами... - он сделал театральную паузу, искоса наблюдая, как в Джованни вновь поднимается ярость. Если они хоть пальцем до нее дотронутся...
- В прочем, не будем о ней, ведь всё уже в прошлом, верно? О ком там вы говорили? - полицейские подняли Джанни за локти и усадили на стул. Дюбуа сел напротив. - И какую роль этот человек сыграл в вашей авантюре?
Мазуччи молчал. Он способен был думать только о том, что они могли сделать с Дианой. Невероятно, как легко он попался в эту ловушку, напрочь забыв, что Диана - замечательная волшебница и ни за что не даст себя в обиду какому-то магглу. Даже очень сильному магглу. Даже толпе магглов. В отличие от него, она всегда держала палочку при себе, но сейчас он об этом не вспомнил. Кровь из носа продолжала идти, стекая по лицу и пачкая дорогую белую рубашку. Белой она уже, конечно, перестала быть еще в первый же день, но теперь выглядела окончательно испорченной. Дюбуа молчал около минуты, задумчиво докуривая сигарету; сигарета Джованни истлела уже наполовину, дым медленно плыл по воздуху, сворачиваясь в клубок.
- Что-то не клеится у нас с вами диалог. Проснитесь, мсье Мазуччи, рано спать, - он встал со стула и, ухватив итальянца за длинные волосы, дернул его голову вверх. - Ого, какие мы сердитые!
Он заливисто расхохотался. Джанни выплюнул сигарету вместе со сгустком крови прямо ему на грудь.
- Ах ты... - кажется, его всё же можно вывести из себя. Отличная новость. Правда теперь придется выдержать еще с десяток ударов. Ну ничего. Главное, чтобы глаза оставил в покое и пальцы не переломал. Иначе как дальше снимать? Джованни стиснул зубы, стараясь не издавать ни звука, пока взбешенный Дюбуа лупил его со всей дури, и думал, как человек с такой железной выдержкой и от которого разит на километр, может выйти из себя из-за маленького пятнышка.
А еще он думал о Диане. Ему нужно проверить, что с ней, и чем скорее он это сделает, тем лучше. Только дай мне повод, урод, только дай хотя бы один шанс, и я им воспользуюсь.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-03-03 20:10:34)

+1

5

В полицейском участке было душно, кондиционеры то ли не установили, то ли они не работали. Под потолком лениво вились мухи, а за стеной кто-то нечленораздельно бубнил.
- Комиссара Рове сейчас нет, но вы можете подождать, - окинул ее оценивающим взглядом молоденький лейтенант и улыбнулся.
Парнишка, кстати, и правда был симпатичным, скучать в одиночестве на дежурстве, когда весь город дремал во время дневной жары, ему не хотелось. Но у Дианы были совсем иные планы.
- О, в самом деле? Не может быть! Он же обещал! - она сейчас выглядела очень расстроенной. - Комиссар - человек занятой и, наверное, просто забыл.
Неожиданно с той же стороны, откуда только что слышался звук человеческого голоса, раздался грохот, как будто что-то уронили.
- Мсье, может быть не будем его ждать? У меня почти нет времени! Обещаю, я совсем ненадолго, а вы или любой ваш сотрудник останетесь с нами. Уверяю, у меня нет с собой ножовки в батоне, - снова заулыбалась Диана, немного нервно поглядывая в ту сторону, где что-то упало.
Ножовки у нее действительно не было, была волшебная палочка и неплохо получавшиеся конфундус и иммобилус. Вначале она собиралась пользоваться только законными методами, но сейчас интуиция кричала в голос, что главное - добраться до Джанни и оказаться от него на расстоянии вытянутой руки, а дальше только их и видели. Потом, возможно, придется объясняться с министерством. Ничего, заплатят штраф -невелика беда. Насторожило ее и поведение лейтенанта. Он тоже обернулся на грохот и тут же отказался что-либо решать без начальства, к тому же он вдруг передумал и вместо предложения остаться начал настойчиво выпроваживать ее из приемной. Когда за стеной снова послышались какие-то странные звуки, рождавшие не очень приятные ассоциации, Диана перестала медлить, вытащила из потайного внешнего кармашка сумки палочку и направила ее на полицейского, мысленно произнеся "Конфундус". Чем меньше следов она тут оставит, тем лучше.
Парень вздрогнул, пошатнулся и ошалело захлопал глазами. Пока он пытался прийти в себя, Диана быстро проскользнула мимо. Выбор был небольшой - из приемной вглубь здания вели только две двери, Лотте выбрала ту, со стороны которой раздавались голоса.
Однако сначала она попала в короткий коридор с дверями по обеим сторонам. Выбор был сделан за нее, за одной из дверей опять послышался какой-то звук, и Диана, выставив вперед палочку, повернула дверную ручку.
Ей повезло. Дверь не была заперта, потому что в помощь мсье "Дюбуа" дали двоих полицейских. Шансов сбежать у закованного в наручники задержанного не было никаких.
Иногда она действовала быстрее, чем успевала подумать. Поэтому в полицейских, преграждающих путь в комнату, сразу полетели два невербальных иммобилуса. Дюбуа развернулся к ней и, наверное, оценил ситуацию в свою пользу - хрупкая женщина без оружия.
- О, вот и мадемуазель Лотте. Приятная неожиданность! Я думаю, что сейчас у нас дела пойдут поживее, - он сделал шаг вперед и схватил Диану за запястье левой руки, но та, что было сил, вонзила ему в ногу тонкий каблук с хорошей стальной набойкой, а следом, забыв о обещании самой себе быть осторожной, полетел "ступефай". Не дожидаясь, пока полицейские смогут двигаться, она подбежала к Джанни, лежавшему у стены. Выглядел он так, что был с трудом узнаваем. Диана упала рядом с ним на колени, приподняла, чтобы поудобнее обхватить грудную клетку и аппарировала. На все про все ушла едва ли минута.

Как иногда бывает в экстремальных ситуациях, при аппарации в голове у Дианы возник образ дома, поместья в недалеком отсюда Лангедоке. Так что в следущее мгновение они оказались на дорожке почти у входа в особняк. Это счастье, что сейчас семья была в Париже и кроме домовиков встретить их было некому.
Наитие, под которым она действовала, закончилось вместе с выбросом адреналина, и теперь Диана испуганно склонилась над Мазуччи. Выглядел он жутковато, весь в крови, с разбитым лицом. Лотте никогда не была выдающимся целителем и знала только простенькие заклинания и зелья.
- Джанни! Джанни, эй, ты живой? Что болит? - по-хорошему следовало бы сразу аппарировать в больницу, там точно помогут, но тут же и дадут сведения в местный отдел магического правопорядка, потому что на падение такие травмы не спишешь. А жизнь рядом с Джанни научила, что в его случае от аврората нужно быть подальше.  - Сможешь встать и войти в дом, если я тебе помогу? Или нужен колдомедик?

Отредактировано Diana Lotte (2018-03-03 22:58:17)

+1

6

Забавно, но стоило только Джованни подумать о шансе, как тот не заставил себя ждать. Дюбуа, с упоением избивающий его вновь свалившееся со стула, а затем сжавшееся в углу тело, остановился перевести дух. Ровно в этот момент до слуха пленника донесся лязг открывающейся двери. Что, подмогу вызвал? Сам не справляется? Однако его мысль прервал характерный едва различимый, но такой знакомый любому волшебнику свист рассекаемого палочкой воздуха.
- О, вот и мисс Лотте. Приятная неожиданность! - Что?!- Я думаю, что сейчас у нас дела пойдут поживее.
О нет... - пронеслось в сознании у Джованни. - Они ее схватили. Они привели ее сюда. Они будут ее пытать, чтобы он сознался. Стоп, тогда мне показалось?... Ему удалось разлепить глаза ровно в тот момент, чтобы увидеть, как на лакированный ботинок опустился изящный женский каблук. Да так опустился, что вошел аж на треть своей длины. Должно быть, это было очень больно - Дюбуа взвыл.
- Ступефай! - вскрикнул до боли знакомый голос, и тело мафиози с невероятной силой впечаталось в стену рядом с Джованни и рухнуло на пол.
- Диана... - кажется, в горле окончательно пересохло, вместо звука получился хрип. Девушка стремительно подбежала к нему, упав на колени, и попыталась подхватить и приподнять. Он хотел что-то возразить, потом спросить, затем и вовсе сделать комплимент относительно ее внешнего вида, который не успел разглядеть, сказать, как он рад ее видеть...мысли проносились в голове со скоростью летящего фестрала. Он попытался подняться, опираясь на свою спасительницу, и совместными усилиями им это удалось. Диана перехватила его поудобнее и крутанулась на каблуках. Джанни не успех вздохнуть, как грудную клетку сдавило, сломанные ребра отозвались глухой болью во всём теле. Пара секунд - и они были на новом месте.
Джованни аппарировал под чужим руководством не первый раз, да и сам прекрасно умел это делать, но сейчас находился не в том состоянии и явно был не готов к резкой транспортировке. Судорожно вздохнув, он закашлялся, а затем его вырвало прямо на красивую каменную плитку. Не хватало только на ее глазах...Какой позор. Никогда не выглядел столь жалким.
- Джанни! Джанни, эй, ты живой? Что болит? Сможешь встать и войти в дом, если я тебе помогу? Или нужен колдомедик? - пытаясь отдышаться, он слышал ее напуганный, такой знакомый голос и не знал, как ему реагировать. В голове роилась масса вопросов, которые он должен был ей задать: справиться о ее собственном состоянии, узнать, наведывались ли к ней бравые блюстители закона или нет. Быть может, ее притащили силой или же она сама пришла к нему на выручку? И как она узнала, что с ним что-то случилось? И почему она пришла? Мужчина не знал, с чего ему начать и справедливо решил, что первым дело надо ответить на вопрос.
- Живой, но всё болит, - он услышал свой слабый, будто чужой голос со стороны и ужаснулся. - Только не паникуй, спокойно... - непонятно, кого он хотел успокоить, себя или Диану? Джанни вытер рукавом рубашки рот и убрал с лица слипшиеся от собственной крови и пота волосы. Да, видок у него сейчас был отпадный, надо представить. Весь в кровище, побитый, опухший, в грязной одежде и наверняка вонючий как бомж. Если хочешь впечатлить даму - не самый лучший способ, но зато действенный.
- Где мы? - спросил Мазуччи, поднимая голову и оглядываясь по сторонам. Солнышко, зеленые кустики и цветы. Каменная дорожка, с которой он познакомил свой скудный тюремный обед. Большой дом на фоне всей это красоты. - У тебя дома?
Голова начинала соображать. Был ли то выброс адреналина или повлияла смена затхлой комнаты на свежий летний воздух, но Джованни наконец стал задавать нужные вопрос. Со стоном приподнявшись на руке, он полностью обратил свое внимание на Лотте.
- Ты в порядке? Тебя не ранили? - беглый осмотр девушки не выдал никаких внешних повреждений. Зато он наконец смог разглядеть ее прекрасное платье с глубоким вырезом на груди. Прекрасный вырез...то есть, платье, конечно же. - Как ты там оказалось? Они тебя схватили? - Нет, не похоже.. - Как ты узнала где я? Почему ты пришла? - он буквально не давал ей вставить и слова, засыпая вопросами. Диана быстро поняла состояние ее х-бойфренда и, игнорируя все сказанное, начала помогать подняться с земли. Джанни снова застонал, но все же умудрился подняться на ноги.
- Я в порядке, пошли в дом. Там и поговорим. Ты себя в зеркало видел?
- Резонное замечание, крыть нечем, - он кисло усмехнулся и не без помощи девушки проследовал по направлению к двери. Водрузив пострадавшего на диван в гостиной, девушка убежала в другой зал. Назад она вернулась уже вместе со встревоженным эльфом-домовиком, несущим в руках аптечку и небольшой тазик с полотенцем. За это время Джованни успел окончательно прийти в себя и даже попытаться придать себе более презентабельный вид. Жаль, что у него не было для этого никакой адекватной возможности и ресурсов, поэтому он просто терпеливо ждал, пока хозяйка вернется. Кажется, Диана ни на шутку переживала: такой бледной и напуганной он ее еще никогда не видел.
- Агуаменти, - произнесла она, направив палочку на принесенный домовиком тазик. Он тут же наполнился водой. Джанни заметил, как сильно дрожали ее руки, пока она смачивала в этой воде полотенце.
- Если честно, я не ожидал тебя увидеть... - он замолчал, предоставив Диане возможность стереть кровь с его лица. - Но сейчас очень рад. И ты чудесно выглядишь. И платье у тебя чудесное...с таким чудесным декольте.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-03-04 00:55:45)

+1

7

Не паникуй! Легко сказать. Диана знала свои более чем скромные успехи в колдомедицине, а Джанни сейчас наверняка храбрится, на самом же деле все плохо. Вон как морщится и стонет, когда приходится менять положение. Это Джанни-то! И ребра могут быть сломаны, и повреждения внутренних органов... Караул!
Для начала она трансфигурировала наручники и сняла их с опухших запястий, а потом, как могла осторожнее, помогла ему подняться и, поднырнув под руку, повела в дом.
Первыми жертвами приступа паники стали домовые эльфы. Из гостиной Диана попыталась выйти еще с более-менее уверенным видом, но за дверью растеряла даже его подобие.
- О Мерлин, что делать-то?! Фифи, Антуан, где аптечка?! Несите сюда быстро!
Не дождавшись, она сама побежала за аптечкой, не нашла, накричала на домовиков и только потом сообразила, что за ней все это время бродит Антуан и пытается всучить искомую аптечку. Ему тут же за это попало, потому что говорил недостаточно громко.  В общем, Содом и Гоморра.
- Мне нужен таз и... - Диана на мгновение задумалась, а потом села за стол и быстро написала записку. - Антуан, это отнесешь мсье Рамбуа. Только сам! Совой будет слишком долго. Скажешь, что очень срочно. Фифи, возьми таз и несколько кусков чистой ткани, пойдешь со мной!
Обратно Диана тоже вернулась почти бегом и с беспокойством глянула на Джанни, как будто ожидала найти его бездыханное тело.
Она присела рядом, наполнила таз водой, немного подогрела заклинанием и осторожно начала снимать запекшуюся кровь с лица, а то пока даже не было понятно, где и что заживлять. Диана нервничала и очень старалась сосредоточиться, чтобы руки не дрожали. Она не боялась крови. Но одно дело не бояться ее абстрактно или на чужих людях, а другое видеть ее на близком человеке.
- Эпискей. Эпискей. Эпискей, - одну за одной залечивала она самые простые ссадины и гематомы и через некоторое время Джанни уже можно было узнать, от сердца немного отлегло. Самые глубокие ссадины, которые простенькому заклинанию не поддавались, она смазывала настойкой бадьяна. Судя по всему больной тоже умирать не собирался, потому что начал делать комплименты.
- Понятно, простейшая диагностика с помощью глубокого декольте проведена успешно. Пациент идет на поправку, - нервно улыбнулась она. - А вообще, Джанни, я тебя тресну! Вот честное слово! Сначала вылечу, а потом побью! Куда ты опять влез?! Так, нос по-моему, сломан, его я трогать не буду, потому что могу криво срастить, только обезболю. Анальгео. Джанни, а если бы я не пришла? Тебя бы так и забили, а потом выкинули в море?! Блестящая перспектива для талантливого фотографа! Кстати, ты сразу скажи, чего ждать. Где они будут искать тебя и что о тебе знают? Самый лучший магловский адвокат, который мне известен, отказался заниматься твоим делом. Ты кому умудрился перейти дорогу, горе мое?!
Диана попыталась осторожно снять с него рубашку, потом плюнула и просто разрезала.
- Дышать больно? Я боюсь, что у тебя трещины в ребрах или даже переломы. И наверняка ушибы внутренних органов. Я отправила домовика за нашим соседом мсье Рамбуа. Он бывший колдомедик, уже давно на пенсии. Ты сейчас выглядишь уже вполне прилично, скажем ему, что мы катались и тебя сбросила лошадь.
И потопталась, - добавила про себя Диана, но вслух не произнесла, продолжая стирать кровь и наносить бадьян. Она уже дважды меняла воду в тазу.

+1

8

- Понятно, простейшая диагностика с помощью глубокого декольте проведена успешно. Пациент идет на поправку, - констатировала Диана и напряжённо улыбнулась.
- Такую красоту и мертвый отметил бы, - хохотнул Джованни. Ребра предательским болели от каждого вдоха и выдоха, зато лицу становилось полегче усилиями девушки. Джованни не имел ни малейшего понятия, насколько его спасительница обучена навыкам колдомедицины, но сейчас его это абсолютно не волновало. Женские забота и внимание захватили его с головой, наконец дав возможность почувствовать себя в полной безопасности, забывая про все, что происходило в его жизни до этих минут счастья. Он не думал ни о чем: ни о врагах, ни о своей боли, ни даже о том, какие их ожидают последствия за столь неосторожные действия. Он просто закрыл глаза и чувствовал ее бережные прикосновения всем своим существом. Несмотря на то, что молодые люди разошлись без особых скандалов, криков и взаимных обвинений - расставание есть расставание. Только сейчас он вдруг осознал, что скучал по этой великолепной женщине. Чуть позже к столь тёплому щемящему чувству добавится здравый смысл и он напомнит сам себе, по какой причине произошёл их разрыв. Это позволит ему сделать верный вывод и принять важное решение, значительно повлиявшее на его и, вероятно, ее жизнь тоже. Но сейчас он будто снова влюблялся в неё. Для Джованни подобное было в новинку, но общение с ней видимо оставило в его сердце значительный след, поэтому с момента их расставания он так и не нашёл себе девушку по душе. Нет-нет, он не убивался и не страдал, жил как и прежде, занимался официальной работой и случайным шантажом, общался, шутил, флиртовал, но не более. Переплюнуть такую женщину, как Диана Лотте, было очень и очень сложно.
Джанни надеялся, что счастье и умиротворение продлятся чуточку подольше, однако новая реплика Лотте вернула его в суровую реальность.
Сначала он молчаливо улыбался в ответ на ее реплики о повтором избиении, довольный, словно кот, только что наевшийся до пуза.
- Если бы ты не пришла, был велик шанс того, что кто-нибудь бы точно умер. Если не я, так тот мерзкий тип, - Джанни не хотел говорить, почему все так скверно для него закончилось, как не хотел и упоминать слова шантажиста по поводу ее собственной жизни. Он чувствовал, что дал слабину в тот момент, когда услышал ее имя, и не хотел признавать сей факт и ставить обоих в неудобное положение. Возможно тогда охотнику и жертве даже удалось бы договориться, но он среагировал на провокацию и потерял самообладание. Если сказать об этом Диане, неизвестно, чем всё может закончиться. - Но почему ты пришла, как ты там оказалась? Мы ведь уже несколько месяцев как не общались, ты даже не могла знать, что я сейчас во Франции. Тебе кто-то сказал? Те, кто был на студии в тот момент, наверняка перепугались до смерти и вполне могли разболтать всем и каждому, но...как они умудрились выйти на связь именно с тобой?
Этот резонный вопрос действительно волновал фотографа, ведь никто из работников студии и приглашенных моделей не мог знать о его бывшей тесной связи с дизайнером женской одежды. Это же другой конец страны! В то же время, их общие знакомые также никак не могли узнать о происшествии, потому как он прекратил с ними общения еще при расставании с девушкой.
- Кстати, ты сразу скажи, чего ждать. Где они будут искать тебя и что о тебе знают? - Черт. Судя по всему, так просто ему не удастся скрыть нежелательную для ее ушей информацию. В прочем, попытка не пытка, попробуем оправдать все ее собственными действиями.
- Они определенно будут искать меня у тебя. Я же не такой болван, чтобы ломиться в свой же собственный дом, когда они мне прямым текстом заявили, что устроили там обыск. А вот ты наверняка привлекла к себе массу внимания, когда заявилась в участок при полном параде, а потом ещё и вырубила двух...трёх полицейских. Хорошо, что они явно не ожидают, что мы так быстро доберёмся до Парижа, но и оставаться здесь опасно, - он на секунду замолк, а затем задумчиво продолжил. - Если конечно магглы в курсе о существовании этого поместья. Я не знаю, насколько они вообще осведомлены. И, кстати, не уверен, что тебе действительно стоит знать, во что я вляпался. Очень не хочу втягивать тебя во все это дерьмо.
Да ты уже втянул, Нино, и сам ты дерьмо. Она теперь из-за тебя находится в настоящей опасности. А если еще этот мудак не блефовал, и сюда действительно едут его люди...Даже после расставания человеку проблемы доставляешь, талант!
Внезапно его осенило:
- Слушай, а ты случайно не была у меня дома? Похоже, что я в утром того дня забыл палочку в ванной, после душа... - он попытался помочь француженке снять с себя рубашку, но двигаться было с каждой минутой все больнее. Теперь у Джованни не осталось ни моральных, ни физических сил делать вид, что он в порядке, поэтому просто позволил разрезать на себе рубашку, едва удержавшись при этом от похабных шуточек. На шуточки у него всегда были силы, но не время и не место.
- Рёбра точно сломаны, иначе бы так сильно не болели, - прекрасно, теперь он ещё и жалуется. Кто-то совсем расслабился в ее нежных и внимательных руках. - Мог бы не доводить до такого, сам виноват...и оправданий мне нет.
Диана поведала мужчине о скором прибытии доктора, что его не слишком обрадовало: так хотелось побыть с ней наедине подольше. Зато порадовал план со сбросившей его лошадью.
- Ага, не только сбросила, но и потопталась, - добавил он, усмехнувшись. - Вряд ли такие травмы можно объяснить простым падением. Пусть тогда она уж окончательно взбесилась и со злости закидала меня своими железными подковами.
Они молчали несколько минут, пока Диана продолжала делать свою работу. Когда Джанни наконец вынырнул из своих мыслей, то подтянулся на уцелевших руках и сел более прямо. По внезапно серьезному выражению его лица можно было понять, что он явно собирался сказать что-то важное, однако именно в этот момент в прихожей послышался шум.
- Кажется, доктор пришел, - как-то сдавленно произнес он и опустил затылок на спинку дивана, прикрыв глаза. Диана, достаточно хорошо знающая его повадки, должна была сообразить, что больше он сейчас ничего говорить не намерен.

+1

9

- Судьба того мерзкого типа меня волнует мало, поэтому не будем о нем, - решила пощадить самолюбие Джанни Диана, потому что и так понятно, чье тело могло сегодня малой скоростью отправиться в океан. - Тем более что из-за него я поцарапала себе каблук изумительных туфель!
А вообще Мазуччи, который молчал и просто лежал, прикрыв глаза, пугал больше, чем Мазуччи в кровяной корке и давящийся рвотой. Диана с трудом останавливала себя, чтобы снова и снова не спросить: "Джанни, ты точно живой? Ты в сознании?" Пульс есть и вполне ровный, кожа теплая, так что все в порядке. Она отвела спутанные волосы у него со лба, не удержавшись, погладила по щеке и улыбнулась воспоминаниям. Когда он чем-то бывал увлечен, то иногда забывал побриться или вообще вдруг начинал отращивать щетину, Диана тогда звала его "кактусом" и категорически отказывалась целоваться, потому что щетина у него была как проволока.
Неловкости она сейчас не чувствовала. С Джанни всегда так - можно месяц не видеться, а потом появляется ощущение, что рассталась только вчера. Но когда он заулыбался и снова начал рассказывать и спрашивать, стало и вовсе как раньше. В ответ на настойчивые расспросы Диана невежливо показала ему язык.
- Я знаю все и всегда! Бойся меня! На самом деле одна из твоих смазливеньких итальянских пери, Сильвана, когда-то была у меня манекенщицей. Во Франции она больше никого не знает, вот и помчалась ко мне, побоялась, что ее, как иностранку, тоже к чему-нибудь привлекут. Мир моды узок и скрыть тут ничего невозможно. Тем более мир магической моды. Так что учти на будущее!
На этом шутки кончились. Теперь, когда первый шок прошел, Диана хорошо отдавала себе отчет в том, что случилось. У Джанни были большие проблемы с маглами, а вот у нее могут быть такие же с отделом магического правопорядка. Если лейтенантик после конфундуса вряд ли что-то вспомнит, то в камере она наследила, как средних размеров бегемот. Даже если у вонючего толстяка после ступефая случится перерыв в памяти, то обо всем могут прекрасно вспомнить полицейские. Конечно, никто из них не захочет стать посмешищем, так что палочка в ее руке превратится в баллончик с нервно-паралитическим газом, а сама она окажется большой специалисткой по части карате. Но это полбеды, тем более что оставалась надежда, что бравые ребята в принципе не очень захотят объяснять, как девице, пусть и каратистке, удалось с боем вывести из полицейского участка задержанного. Вся Ницца смеяться будет. Но если дело дойдет до авроров, то они восстановят картину полностью, и она будет отвечать за нападение на магла. Ка-та-стро-фа!
- Джанни, если серьезно, то мы с тобой оба влезли по уши. Поэтому рассказывай, что у тебя случилось. У тебя проблема только с полицией или не только? Я ведь нашла  твою квартиру. Дверь взломана, внутри беспорядок, но аппаратура вроде цела, - Диана давно знала, что джанниной страстью являются не женщины и не деньги, а любимый фотоаппарат. За него он мог убить кого угодно. - Хотя осмотреться мне там не дали. За квартирой следят, и ко мне сразу наведались гости, еле успела аппарировать. Второй раз соваться уже не стала - там у подъезда дежурит очень неприятный тип, на полицейского никак не тянет.
Она отложила влажную тряпку, махнула эльфе, чтобы убирала тазик с ненужной водой, а потом, прикусив нижнюю губу, как иногда делала в минуты раздумий, посмотрела в окно.
- Маглы сюда не сунутся. Поместье для них закрыто. Официально на меня зарегистрирована только квартира в Париже. Но там есть сигнализация, так что туда можно будет войти только полиции с ордером. А вот если дело дойдет до нашего министерства... - она сделала паузу, объяснять Джанни особенно ничего и не требовалось. - Они могут и сюда прийти. И нам с тобой нужно подумать, что им говорить. Если все станет совсем плохо, то я обращусь к отцу, у него много связей. Но, честно говоря, мне бы очень хотелось этого избежать. Ладно, - Диана снова улыбнулась. - Как бы там ни было, главное, что ты жив. Я очень не люблю ходить на похороны друзей. Делами займемся завтра. До этого времени ты точно вряд ли оклемаешься. Заодно завтра я раздобуду свежие газеты и узнаем, насколько вся эта история привлекла внимание.
- Мадемуазель Диана, - снова появилась в комнате Фифи. - Там пришел мсье Рамбуа.
- Веди его сюда, - кивнула она и заговорщически подмигнула Джанни. - Итак, табун диких, но подкованных мустангов!
Доктор Рамбуа был немолод, флегматичен, носил старомодный костюм, а в руке держал небольшой саквояж.
Диана встала ему навстречу и затараторила.
- Здравствуйте, доктор. Простите, что я вас побеспокоила, но к кому я еще могу обратиться, если не к вам? Мы с Джованни, - она указала на диван. - Решили покататься на лошадях, и Красотка как с цепи сорвалась, сбросила Джанни, да еще и ударила копытом. Я боюсь, не сломала ли она ему ребра.
Рамбуа кивал в такт ее словам.
- Не переживай, девочка, помочь добрым соседям - это не долг, а приятная обязанность, - доктор окинул Диану внимательным взглядом. Ее платье, теперь еще и с пятнами крови на лифе и юбке, меньше всего подходило для верховой езды. - Сейчас посмотрим, что там с вами случилось, мсье... Джованни, да? Ох уж эти мне итальянцы, у них всегда все быстро, даже лошади за ними не успевают.
- Джованни знает французский, так что его можно спрашивать напрямую, - бархатным голосом подсказала Диана.
- А чего тут спрашивать, - меланхолично заметил доктор, доставая палочку и водя ею над Мазуччи. - Кроме того, что у вас должно болеть здесь, здесь и еще вот здесь, вы мне ничего не скажете, молодой человек. Одно ребро сломано, две трещины, ушиб печени, двойной перелом носа, сотрясение мозга. Радует только одно, Диана, - Красотка в прекрасной форме, так и передай отцу. А то жаловался он тут на днях, что она хромает и в ближайшее время вряд ли будет ездить.
Все это Рамбуа проговорил с совершенно индифферентным выражением лица, а Диана за его спиной, но так, чтобы видел Джанни, зажмурилась и постучала костяшками пальцев себе по лбу. Как она могла забыть!
Но больше Рамбуа ничего говорить не стал, наложил несколько заклинаний, влил в Джованни два каких-то зелья и сообщил, что сегодня больному нужно выспаться, а завтра потихоньку уже можно вставать, вот только избегать физической активности. Особенно нежелательно ездить на лошадях.
Диана проводила его, а потом вернулась в Джанни, сконфуженно смеясь.
- Он мировой старик. Прекрасно все понял, но рассказывать ничего не станет, никогда не вмешивается в чужие дела. Только посоветовал мне быть поосторожнее и выбирать для верховой езды соответствующий костюм. Ну как ты? Получше? Я сказала Фифи, чтобы приготовила тебе постель на этом же этаже, чтобы не подниматься по лестнице.

Отредактировано Diana Lotte (2018-03-04 23:46:35)

0

10

Когда доктор прошел в гостиную, Джанни уже успел привести мысли в порядок и придать себе страдальческое выражение лица.
- Ох уж эти мне итальянцы, у них всегда все быстро...
- Вот уж позвольте, - встрепенулся мужчина. - Далеко не всё и не всегда. И Диана может подтвердить.
Далее последовало длинное монотонное перечисление его внутренних повреждений. Ужасающий список. Одно дело чувствовать боль, но другое - слышать, как многое на самом деле у тебя болит. А боль одна большая, неделимая, на всё тело. Дифференцировать она начала только в тот момент, когда медик отточенным движением палочки стал буквально вытягивать ее из тела Мазуччи. Господи, дышать - это так приятно, оказывается! Обязательно все попробуйте на досуге.
Диана так активно жестикулировала за спиной мужчины, что Джанни составило огромного труда не заржать в открытую и даже не улыбнуться. Кажется, их план с треском провалился, хотя не было похоже, чтобы врача интересовало что-то еще, кроме болячек пациента. Что ж, вряд ли он станет докапываться до правды, не похож он на такого человека, уж поверьте эксперту. После того, как доктор попрощался и ушел, вернувшаяся назад Диана только подтвердила мысли фотографа.
- Нет, Ди, мне некогда сейчас разлёживаться, - он взял ее за запястье и потянул на себя, усаживая рядом на диван. - Ты права, я тебе должен рассказать всё как есть, и да, у нас действительно большие проблемы. Теперь у нас, а не только у меня.
Он замолчал, вздохнул и смело посмотрел ей в глаза, готовясь сказать всю правду. Ну...почти всю.
- Я не знаю, чем ты огрела тех двоих полицейских, поэтому не знаю, насколько все серьезно. А вот "мсье Дюбуа" - в прочем, это не его настоящее имя, но пусть так - приложился об стенку довольно прилично. Но проблема даже не в них. Понимаешь... - он замялся и провёл пятерней по волосам. Надо в душ... - Я слегка переборщил со своей подпольной работой. Я знаю, что ты не одобряла этого, но это основной мой доход, и я не собираюсь от него отказываться. Но в этот раз - да...в общем, некий известный политик, балатирующийся в этом году в президенты Франции, имеет недвусмысленные связи с мафией, о которых я чисто случайно узнал и так же чисто случайно сфотографировал.
И все бы ничего, но я имел дурость шантажировать этого человека. Надо было просто анонимно опубликовать эти фотографии и получить свой гонорар...Дюбуа как раз представитель "плохих ребят". Они хотели, чтобы я отдал им материалы, но я не мог этого сделать так просто, ведь находятся они в квартире в сейфе, куда меня бы точно самолично не повезли, а стали бы требовать выдать его местонахождение. Но магглы его даже увидеть не могут, там куча заклинаний маскировки и магических замков! Будь у меня с собой палочка, ничего бы этого не случилось. Ну и не будь я таким любопытным идиотом...решил послушать, чего они мне скажут, но облажался.

Конечно же, он не сказал, почему не предпринял попытки уговорить Дюбуа на личный визит в квартиру, ведь в этой части истории фигурировала уже сама Диана. В прочем, он понадеялся, что эта умная женщина не обратит внимания на столь серьезный прокол во всем этом рассказе. Или сделает вид, что не обратила.
- В общем, проблемы сейчас две. Первая - мои вещи, которые заперты в квартире. Мне нужно забрать оттуда хотя бы палочку, ну и желательно все остальные важные документы. С этим, кстати, у меня есть пара идей, так что если ты сможешь мне помочь - буду дико благодарен, сам не справлюсь. Вторая - проблемы от министерства магии. Здесь уже я постараюсь помочь тебе. По сути, мои проблемы связаны только с магглами, поэтому никаких претензий от министерства Франции я в свою сторону получить не должен, а твое поведение можно списать на самооборону и защиту моей жизни. Ведь так и было, верно? А если мы хорошо договоримся, то возможно они согласятся подтереть память не только действующим лицам этой заварушки, но и ее источникам. Ну, не нам, конечно, я имею в виду того политика и пару шишек из мафиозного клана. Или история грозит обернуться катастрофой для всего магического сообщества, потому как на нас объявят охоту. В общем, переговоры с министерством я возьму на себя. Не переживай, - он сжал ее руку и успокаивающе улыбнулся. Повисло неловкое молчание.
- Знаешь, Диана...я и правда не ожидал от тебя такого. Ни с одной моей женщиной мы так и не стали друзьями, но я чувствую, что с тобой всё иначе. Ты... - он не знал, как выразить свои чувства по отношению к ней, но этого не требовалось. Рука Диана легла сверху на его руку. Она все поняла. Она ведь и правда хорошо узнала его за то время, пока они были вместе. А он продолжал узнавать всё новые и новые ее грани. Не каждый бросится за своим бывшим бойфрендом в омут с головой, и не потому, что все еще влюблена. А потому что он ее Друг.
- Я никогда не забуду то, что ты для меня сделала. И, наверное, всегда буду в долгу, хотя и постараюсь сделать все от меня зависящее и независящее, чтобы этот долг отдать. Я надеюсь, что ты не жалеешь о том, что сделала, - он наклонился к ее руке и прикоснулся к ней губами. - Спасибо...
Он не привык быть столь серьезен, нужно было срочно разрядить обстановку, или он зардеется как тринадцатилетняя девочка в момент признания в любви.
- В общем...нужно разобраться с тем, что я сказал, как можно скорее. Но сначала, позволь мне принять душ и переодеться. Если у тебя случайно завалялась моя старая одежда или - он запнулся. Чужая, не важно. Но рубашка моя отправилась в помойку, а штаны все...мда. Да и тебе стоит переодеться...извини, кстати, я не хотел портить твое прелестное платье своей кровью.

+1

11

Настроение стремительно улучшалось. Рамбуа уверил ее, что "молодой человек будет совершенно здоров", а в этом доме Диана чувствовала себя в безопасности. Решать проблемы вот прямо сейчас ей совершенно не хотелось, лучше бы использовать магловскую классическую традицию и подумать об этом завтра, но Джанни настроился на серьезный разговор. Диана внимательно слушала и иногда кивала. Что тут еще скажешь? Я ведь предупреждала, не дергай тигра за усы? Но говорить нечто подобное - только поссориться. Может теперь он будет осторожнее. Маги слишком уж уверились в том, что все остальные - простецы и обвести их вокруг пальца не составляет труда. А получалось наоборот, потому что маглы вынужденно обходились без волшебства; там, где достаточно было одного взмаха палочкой, у них весьма интенсивно работали мозги, и они придумывали тысячу важных и хитрых штук.
- С полицейскими смотришь в корень, - вздохнула Диана. - Вместо конфундуса я применила иммобилус. Так что они много чего могли видеть, не помню в каком положении они замерли, счастье, если лицом к двери. С другой стороны, они вряд ли будут рассказывать о том, что я использовала заклинания и размахивала волшебной палочкой. Да и ты ведь сказал, что этот Дюбуа - не полицейский? Тогда они не захотят афишировать его присутствие в участке. В общем, не нужно пороть горячку. Сегодня я тебя точно никуда не отпущу. Даже магией такие травмы мгновенно не лечатся. Сделаешь только хуже. Это раз. А два - я бы не торопилась с министерством. Вдруг моя сегодняшняя эскапада до них не дойдет? - Диана рассмеялась. - Я всегда предпочитаю верить в лучшее, ты же знаешь! Может и договариваться не придется.
Она тоже в ответ сжала его пальцы. Джованни был сейчас очень серьезен и строг, таким она его еще не видела. Но у Дианы недавнее происшествие требовало разрядки, и она как раз категорически не желала быть серьезной.
- Чего ты от меня не ожидал, знаток женских душ? - поддразнила она Мазуччи. - Я должна была встать рядом и тоже попинать тебя туфелькой? Хотя знаешь... - она прищурилась и слегка покачала головой из стороны в сторону. - Когда мы были вместе, у меня иногда возникала такая крамольная мысль. Так бы и стукнула! А сейчас нет. Прогресс налицо. Так что, пожалуй, ты прав, дружить у нас выходит лучше, нежели жить вместе.
Хотя она-то давно считала его другом, из числа тех, с кем можно ругаться, не видеться годами, едва ли не подраться, но потом опять болтать как ни в чем не бывало и всегда иметь возможность просить о помощи, зная, что он не откажет. Все-таки до чего же до мужиков все медленно доходит. А главное, какие они все структурные, никакой свободы! Любовь, дружба, знакомство - все по полочкам разложено. Интересно, это только у нее такой хаос или все женщины таковы?
- И вообще, женщина-друг - это очень почетно, особенно твоя, - Диана вроде бы говорила серьезно, но в глазах ее бесенята танцевали тарантеллу. - В душ, конечно, сходишь. Сейчас принесу полотенце и подежурю заодно, а то после сотрясения мозга можно и сознание потерять. Еще спинку могу потереть. По-дружески!
Диана уже откровенно рассмеялась.
- Даже не рассчитывай сегодня куда-то идти. Доктор сказал - отдыхать! Значит, нужно отдыхать. Тем более что палочку тебе без меня все равно не раздобыть. Попробуем аппарировать сразу в квартиру, они явно сидят не внутри, а дежурят под дверями. Но завтра, все завтра.
Она наклонилась к нему и слегка коснулась губами его губ, а потом так же быстро встала и сделала шаг в сторону.
- Это тоже был умиротворящий дружеский поцелуй на ночь! Чтобы лучше спалось! Сейчас добуду тебе что-нибудь из чужой одежды. Да-да, я держу тут костюмы пары-тройки любовников, которых я, на манер синей бороды, прикопала внизу в подвале. Чтобы не компрометировали меня. Но тебе, как моему другу, такая участь не грозит!

+1

12

Диана явно не собиралась никуда сегодня идти. Она не понимала или не хотела осознавать, что чем дольше они будут сейчас отсиживаться, тем хуже могут быть последствия. Жизнь научила Джанни своевременно реагировать и предпринимать меры в опасных ситуациях, ему достаточно было прецедента, чтобы сделать выводы просчитать варианты развития событий хотя бы в двух направлениях - в хорошем случае и в плохом. К сожалению, такие меры по большей части касались волшебного мира, потому как с магглами подобного еще не случалось. На такое серьезное дело он замахнулся впервые и получил ценный урок: никогда не пренебрегать как минимум палочкой, даже когда тебе кажется, что ты в полной безопасности. Имея богатый опыт общения с людьми, он знал, что это так просто не сойдет им с рук и его враги, в отличие от них, не будут сидеть без дела. И мафиози, и тот злосчастный политик абсолютно точно попытаются найти способ достать его спасительницу и его самого хоть из-под земли. Диана этого знать не могла, ведь никогда не имела дел с действительно опасными людьми и не подозревала, на что они были способны при желании. Более того, она полагала, что проблема может и не затронуть министерства магии, а историю о их "веселых похождениях" собиралась прочитать в утренней сводке новостей. Смешно! А ведь если эти новости действительно появятся...ему даже думать было об этом страшно. Допустим, что магглы и не доберутся до этого поместья, но аврорат может нагрянуть к ним хоть сегодня ночью, особенно если пострадавший мсье Дюбуа развернет серьезную операцию по их поимке и начнет копать под магическое сообщество. Стереть память паре людишек не составило бы большой возни и труда, возможно Диана даже отделается штрафом, а вот удалить из миллиона газет такую информацию...мало того что пострадает ее репутация, чего Джованни категорически не хотел допустить, так еще и с министерством уже не получится так просто договориться. А договариваться при таком раскладе событий придется со стопроцентной вероятностью.
Также итальянец понимал и то, что переубедить ее у него не получится, и читать лекции бесполезно, да и не в его стиле.
- Я должна была встать рядом и тоже попинать тебя туфелькой? - Ты ведь понимаешь, что я не об этом...
Похоже, что Лотте окончательно расслабилась, почувствовав себя в стенах собственного дома в полной безопасности. Волнение за спасенного тоже стихло после визита врача. Казалось, что все наладилось и им больше не о чем волноваться. Джанни тоже хотел бы расслабиться, но не мог сделать это вот так просто.
- И вообще, женщина-друг - это очень почетно, особенно твоя, - ее голос был серьезен, но в тёмный глазах плясали чертики. Она что, издевается надо мной? Именно в тот самый момент, когда он принял решение перевести ее из разряда "бывших" в новый, ранее не существовавший и не используемый раздел "друзья", она предлагает ему потереть спинку! "По-дружески"! Спинку! Нет, серьезно? Стоит навести порядок в своей голове, наконец-то разложить все по полочкам и успокоиться, удовлетворенно созерцая итоги проделанной работы, как женщина обязательно поспешит все испортить! Это самым естественным образом носительницы хаоса! Неужели нельзя было с пониманием отнестись к столь серьезному для него разговору? Уму не постижимо! И как ему на это реагировать?
- Еще пару месяцев назад я бы не просто согласился, но и затащил бы тебя вместе с собой в душ, прямо вот в чем есть, в этом самом грязном платье, - он лукаво улыбнулся, склонив голову на бок. - И не стал бы слушать никаких возражений. А вот насчет проникновения в квартиру...когда меня повязали в мастерской, кое-что выпало у меня из кармана, и сейчас хорошая возможность туда проникнуть под покровом темноты. Это такой черный бархатный мешочек. Он небольшой и наверняка его никто не заметил, а значит он скорее всего где упал, там до сих пор и лежит. В мешочке - небольшой амулет. Если он будет у нас, то в квартиру можно будет зайти прямо через парадный вход и шуметь там сколько вздумается. Главное никого не задеть. - Всё получится, если туда еще не подоспели авроры...они-то смогут нас видеть, а вот магглы - нет.
- Но завтра, все завтра, - Диана была непреклонна. Внезапно она наклонилась к Джанни и он почувствовал как ее губы коснулись его губ. Они были такими теплыми и мягкими, как и всегда. Нет, точно издевается... Девушка не стала дожидаться, пока мужчина придет в себя и поспешила переместиться на безопасное расстояние продолжая подливать масла в огонь издалека, провоцируя его буквально каждым своим словом. - Но тебе, как моему другу, такая участь не грозит!
- Неужели? - мужчина резко встал и, пока Диана еще не успела предпринять никаких действий (разве что инстинктивно сделала шаг назад), поймал и притянул ее за талию и крепко прижав к себе. Голова предательски закружилась, всё тело отозвалось глухой болью, но он этого будто и не заметил: доктор знал свое дело, и Джованни чувствовал себя вполне здоровым для активных действий. Да и в голова у него была сейчас забита вовсе не заботой о собственном здоровье.
Поцелуй был страстным и чувственным, как в самом начале их отношений. Для Джованни даже, пожалуй, более чувственный, чем был между ними когда-либо. Когда наконец он оторвался от нее, то слегка улыбнулся, заглядывая в глаза: теперь уже в его, а не в ее взгляде можно было увидеть смешинки и еще нечто глубокое, завораживающее и непонятное. А в добавок в них читалось еще и то, что уже он, а не она его никуда не отпустит. Как там говорится? "Хорошо зафиксированная девушка в предварительных ласках не нуждается"? Отчасти это правда, хотя Мазуччи и не собирался быть грубым, лишь уверенно-настойчивым. Даже если бы Диана пыталась сейчас освободиться от его объятий, то вряд ли бы у нее это получилось. А если бы получилось, то гордость и чувство собственного достоинства не позволили бы ему после этого считать ее своей подругой. Все было бы кончено раз и на всегда. То, что назревало на протяжении всего разговора и старательно сдерживалось, наконец вышло наружу, и теперь он уже не мог ничего изменить.
Никогда, слышите? Никогда не дразните мужчину, если не готовы к тому, что он может сделать в следующую секунду.
- Умиротворяющий, говоришь? Ты считаешь, что от дружеских поцелуев лучше спится?
Ты сама виновата...не я...Это всё ты.

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-03-05 18:10:08)

+1

13

Как иногда хочется научиться радоваться тому, что есть, не заглядывая в будущее и не думая о прошлом. У Дианы это качество было врожденным и не нашлось до сих пор ни одного жестокого учителя, который бы заставил ее всего опасаться, сделал осторожной и предусмотрительной. Мазуччи был совершенно прав, опасность она недооценивала и сейчас специально тормошила непривычно серьезного и молчаливого Джанни, который, как ей казалось, все преувеличивал. Нужно просто немного отвлечься от плохих воспоминаний и все будет чудесно.
Как лихо они сбежали из участка! А сейчас маглы в поместье не доберутся, доктор уже приходил и помог... В приоткрытое окно гостиной ветерок нес из сада теплые запахи вечерних цветов и скошенной травы, далекого моря. Угроза визита авроров становилась эфемерной и незначительной. Хотелось подремать где-нибудь на лужайке у Джанни под боком.
- А что же изменилось за те пару месяцев? А, знаю! Ты стал опытнее и старше. Дедунюшка! - снова поддразнила Диана, смешно наморщив нос. - И ты все о том же, о делах, - она лениво потянулась. - А мастерская на кого оформлена? Я могу туда и при свете дня заглянуть. Тебя ведь там, наверное, не ждут? Или ждут? Может и меня уже тоже? - она нахмурилась на пару секунд, а потом махнула рукой. - Я могу внешность изменить. Даже без оборотного зелья - достаточно парика и правильного макияжа. В общем, решим завтра, куда сначала - в мастерскую или в твою квартиру.
Думать сейчас об этом, строить планы не хотелось. Наверняка Джанни снова будет говорить что-то серьезное, стращать ее мафией и аврорами. И Диана смеялась и дразнилась, скользя по краю и закономерно на нем не удержавшись. Впрочем, она не была уверена, что старалась это сделать.
Когда Джанни дернул ее к себе, в глазах Дианы на долю секунды плеснуло что-то похожее на испуг, но потом она опять заулыбалась, ответила на поцелуй совершенно бездумно, отдавая должное этому самому лучшему из возможных завершению вечера, и крепче прижалась к Джанни. Он ведь все как-то решит, правда? Завтра она поможет достать ему палочку, а потом Джанни, теперь уже мудрый и осторожный, разберется со своими странными маглами. Не сейчас же об этом вспоминать.
В это мгновение она снова была влюблена. Расставались, не расставались... Какая разница? Оба - свободные люди. Так что ничего не мешает слегка разнообразить вновь открывшуюся дружбу.
Она рассмеялась собственным мыслям и, зажмурившись, провела кончиком носа по его щеке.
- Ты небритый кактус! - сообщила она Джанни. - И немытый! Идем в душ. Если, конечно, твои заживающие ребра не помешают. Но если помешают, то я могу о тебя трогательно заботиться. Это будет очень-очень умиротворяюще, - Диана обняла его и поцеловала в шею. -  Не знаю как ты, а я соскучилась.

0

14

It's a crime to let it happen to me
Never mind I'll let it happen to you
Never mind forget it, there's nothing to lose
But my mind and all the things I wanted

Девушка и не думала вырываться. На секунду он увидел в ее глазах испуг от столь внезапных действий, быстро сменившийся чем-то другим, таким до боли знакомым. Она ответила на поцелуй, и по всему телу Джованни прокатилась обжигающая волна. Сегодня она снова была его женщиной, самой драгоценной и любимой, только его, и ничьей больше. От того, как она прижалась к нему, мужчина окончательно потерял голову. Может это сотрясение виновато? Нет...конечно же, нет. Просто это была Его Диана, именно такая, какой он ее любил, не глядя бросающаяся в омут с головой, не думая о последствиях. Такая гордая и неприступная в обычных обстоятельствах, сейчас она полностью передавала бразды правления своему мужчине; не каждая женщина способна на такую самоотдачу, но Диана доверяла ему, и сейчас он почувствовал это особенно ярко. Осознание пришло столь же внезапно, как всё случилось: не важно, как бы он ни назвал их отношения, истинная сущность остается неизменной. Они были дороги друг другу, безоговорочно доверяли и беспокоились как за собственных родных. Но ведь они и были родными...и вряд ли кто-то или что-то способен это изменить. Сколько бы времени не прошло, они примчатся в другой конец света, по уши влезут в неприятности, но помогут друг другу, поддержат и ни за что не бросят. Сейчас в это верилось особенно ясно. Ведь дело вовсе не в том, кто с кем спит.
Оно оторвалась от него и тихонько засмеялась. Похоже, что теперь Лотте чувствовала себя действительно хорошо.
- Ты небритый кактус! - констатировала Диана, проведя носиком по его колючей щеке. Джованни не смог удержаться от улыбки. Она всегда так говорила ему, нередко устраивая забастовку и заставляя его бриться и стричься. Он, конечно, ворчал для приличия, но радостно бежал исполнять поручение: девушка побуждала его делать ту работу, которую он делать так не любил, и был ей за это благодарен. - И немытый! Идем в душ.
Всё так же улыбаясь, Джанни подхватил девушку под коленки и поднял на руки. Тело предательски ныло, но он настойчиво не реагировал на сигналы организма. В душ они отправятся именно так и никак иначе, а там...а там он позволит ей позаботиться о себе так, как она сама этого захочет.
- Мои ребра скажут тебе спасибо, если ты будешь с ними ласкова, - он почувствовал поцелуй в шею и на секунду прикрыл глаза. Боже, как он скучал по этой невероятной нежности в ее исполнении.
- Не знаю, как ты, а я соскучилась, - Диана будто прочитала его мысли, прижимаясь к груди мужчины все крепче. По пути скинув с себя обувь, он опустил ее на пол только в ванной и возобновил будто бы на время приостановленный поцелуй, прижав ее к внутренней стенке душевой кабинки. Благо, достаточно большой, чтобы уместиться там вдвоем. Он не оторвался от нее и тогда, когда не глядя откручивал кран. Из душа на спину хлынула прохладная вода, подстегивая разрывающие его чувства; когда она стала достаточно теплой, он увлек за собой Диану. Она наверняка пыталась сказать что-то по поводу платья, но он не давал ей на это времени и возможности. Джанни медленно расстегивал молнию на ее спине, покрывая поцелуями шею и ключицы девушки. Лямки платья поползли вниз, оголяя тонкие плечи...
В эти минуты ни для Него, ни для Нее ничего больше не существовало в мире.
Days go on forever
But I have not left your side
We can chase the dark together
If you go then so will I

* * *
Он проснулся первым. Диана спала на его плече с едва заметной улыбкой на губах. Что ей снилось? Наверное, что-то хорошее.
Джанни очень осторожно вытащил из-под нее руку и накрыл ее голое плечико одеялом. С минуту он сидел, любуюсь на спящую девушку, затем наконец огляделся. Красивая спальня, как и все, что окружало мадемуазель Лотте. У этой девушки было невероятно сбалансированное и утонченное чувство вкуса, и Мазуччи очень ценил ее профессионализм и увлеченность своим делом, чувствуя в ней родственную душу, ведь в этом они были действительно похожи. Данный род деятельности как никакой другой подходил Диане, и Джованни искренне радовался ее творческим успехам. В прочем, сейчас им обоим стоило подумать о более насущных проблемах.
Мужчина вышей из комнаты; в поместье стояла тишина. Видимо, родственники пока не успели вернуться. Что ж, это к лучшему. Сначала завтрак, потом дела. Раз уж за ночь к нам никто не вломился, значит дела и правда не столь уж и плохи. Или наоборот...
Зайдя на кухню, он начал озираться в поисках холодильника, но внезапно взгляд упал на домового эльфа Дианы. Точно. А я и совсем забыл...
- Доброе утро, господин, - пропищала она, поклонившись. - Желаете позавтракать?
- Ам...да, хотел что-то приготовить, но... - он с сомнением посмотрел на эльфа. Мазуччи все еще не привык к тому, что в доме чистокровных обязательно находилась такая прислуга и не был уверен, в праве ли отдавать ей приказы. Он присел на корточки и улыбнулся.
- Наверное, у тебя лучше получится. Сможешь приготовить что-нибудь легкое и чтобы понравилось Диане? И как тебя зовут?
- Фифи, господин. Фифи всё сделает, завтрак будет готов через 15 минут, - домовик поклонилась еще ниже, чем в первый раз.
- Спасибо, Фифи, не надо кланяться, я тебе не хозяин, - Джанни чувствовал себя действительно неловко. - Скажи, у вас тут нигде сигарет не завалялось? - она молча поклонилась и выбежала из кухни, Джованни последовал за ней. Заполучив заветную пачку, фотограф решил подняться обратно в спальню, чтобы не смущать и не мешать домовикам заниматься своими обязанностями. Диана все еще спала, и он решил не будить ее до завтрака. Выйдя на небольшой балкончик, он оперся локтями на парапет и закурил, устремив невидящий взгляд куда-то вдаль. Сейчас ему предстояло сосредоточиться и хорошенько продумать их дальнейшие действия.

Атмосфера:

Breaking Benjamin – Forget It
Breaking Benjamin – Anthem of the Angels
https://scontent-frx5-1.xx.fbcdn.net/v/t31.0-8/18880293_1858797527714145_2617969763716720465_o.jpg?oh=d4555c863117d8d6795e598434ae143e&oe=5B37F222 - наблюдая за спящей Дианой)

Отредактировано Giovanni Masucci (2018-03-07 15:21:58)

+1

15

Занавеска была наполовину отдернута, и комнату будто разрезали ножом на две части. Одна была ярко освещена, во второй с трудом угадывались очертания мебели и, неожиданно, портновского манекена. По мере того как вставало солнце, линия "терминатора" медленно сдвигалась и наконец упала на лицо Дианы. Девушка лениво приоткрыла глаза, снова зажмурилась  и потянулась. Просыпаться не хотелось. Диана перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку, еще хранившую запах Джанни. На секунду ей показалось, что они в его римской квартире. Но через открытую балконную дверь было слышно, как совсем не по городскому поют птицы, и доносился терпкий сладковатый аромат амброзии, которую эльфы считали сорняком и с переменным успехом боролись с ней сколько Диана себя помнила.
В комнату бесшумно проскользнула Фифи с подносом. От свежесваренного кофе девушка проснулась окончательно и тихонько подозвала эльфу, прежде чем та успела уйти.
- Кофе буду пить только я, мсье предпочитает чай. И попроси Антуана раздобыть утренние газеты из Ниццы.
Фифи сделала смешной книксен и исчезла.
О том, что Джанни здесь, напоминал легкий запах сигаретного дыма. Наверняка курит на балконе и обдумывает, что им теперь делать. Но Диане было сложно вернуться к прагматичным мыслям. Вчера все было так хорошо, насколько это вообще возможно. Сводись совместная жизнь только к сексу, они были бы идеальной парой, но, к несчастью, нужно было еще разговаривать, слушать друга (и желательно слышать), приходить к компромиссу... Для этого требовались терпение и мудрость, которыми они не обладали.
Диана завернулась в простыню и, прихватив завтрак, вышла на балкон к Джанни.
- Доброе утро, синьор! Ваш заказ готов, - она мимолетно потерлась щекой о его плечо и поставила поднос с омлетом с беконом, сыром, поджаренными тостами и джемом на маленький кованый столик. Сама она с кофейной чашкой присела боком на перила, зябко поведя плечами от утренней прохлады. - Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?
Диана с улыбкой смотрела на небритого, еще смурного с утра фотографа. Подмывало стрельнуть у него сигаретку, но она прекрасно знала - несмотря на то, что Мазуччи курит сам, он терпеть не может, когда то же делают женщины. После вчерашнего все портить и начинать с препирательств не хотелось, и чертенок-провокатор, который частенько нашептывал Диане на ухо какие-нибудь каверзы, сейчас спал сладким утренним сном.
Лотте нравилось, как складывались их новые отношения. Они оба очень хорошо друг друга знали и были во многом слишком похожи, чтобы иметь какие-то иллюзии, но это же позволяло теперь удерживаться, не переступая невидимую черту и соблюдая чужие границы. Почти невозможно в семейной жизни, но вполне допустимо сейчас - без обещаний и обязательств, но с доверием друг к другу, которое скрепили последние события.
На балкон с новым подносом зашла Фифи. Диана налила Джанни крепкого чая и взяла газету.
- Твой чай. Так-так... Что тут про нас пишут? Ничего. Даже обидно как-то. А я-то рассчитывала прославиться, как Зорро, - легкомысленно улыбнулась Диана. - Что будем делать сегодня? Вернее, с чего начнем?

Атмосфера.)))

http://sd.uploads.ru/t/jk1Y8.jpg https://pp.userapi.com/c7004/v7004429/4d5d8/41H6bBn-_oo.jpg

Отредактировано Diana Lotte (2018-04-02 13:04:06)

+2

16

Из размышлений мужчину вытащил голос проснувшейся Дианы, известивший его о готовности завтрака. Он обернулся через плечо и увидел, как его спасительница, завёрнутая в простыню и от того похожая на милый кулёк, выходила на балкон с подносом. Он улыбнулся девушке и затушил сигарету прямо о кованые перила. Мазуччи знал, что мисс Лотте и сама была порой не прочь побаловаться сигареткой и не хотел провоцировать ее на эти действия. Меньше всего на свете он не хотел сейчас ссориться, а вид курящей девушки вызывал у него омерзение, особенно если эта девушка для него что-то значила. Ароматы свежей горячей еды долетели до чуткого носа мужчины и он ощутил, насколько же действительно проголодался. Благодаря событиям предыдущих нескольких дней ему не удавалось наполнить желудок как и полагается взрослому здоровому мужчине, а вчера он и вовсе ничего не ел. Конечно же, вслух он этого не сказал и понадеялся, что Диана не слышала за своим вопросом о его самочувствии, как забурчал живот Джованни при виде аппетитного омлета.
- Кажется, не болит. Но лучше бы мне ни с кем не драться в ближайшую неделю, не хочу проверять силу медицины, - непринужденно ответил он, хотя беспокойство о последствиях вчерашних приключений все ещё не отпускало.
Диана, как оказалось, успела тоже поучаствовать в создании идеального завтрака. Мазуччи понял это, когда домовик принёс ему чай. Приятные тёплые чувства облекали душу фотографа будто мягкое одеяло. Он поймал себя на том, что искренне наслаждается производящим, вопреки всему, что было, не испытывает неловкости от их столь близкого контакта после расставания и давления с чьей-либо стороны «склеить» все как было. Потому что как было и не нужно, никому из них. Он не знал наверняка, но был абсолютно внутренне уверен, что и девушка чувствует то же самое, а значит обсуждать этот вопрос не придётся.
- Что пишут газеты? - спросил он, не слишком аристократично отхлебывая из красивой фарфоровой чашечки свой эрл грей. Диана принялась за беглое чтение и с явным разочарованием объявила об отсутствии новостей. А Мазуччи почувствовал искреннее облегчение: на одну проблему было меньше...осталось разобраться с волшебниками, которые возможно успели тут поработать. Но сначала....
- Сначала я заберу свой кулон из мастерской, затем с его помощью свою палочку, а дальше будем действовать по обстоятельствам. Ты мне уже очень сильно помогла и я бы не хотел ввязывать тебя ещё в какие-либо неприятности, так что буду благодарен, если ты просто подкинешь меня до места.
Конечно же, такая женщина как Диана просто не могла согласиться с подобными условиями, и Джованни прекрасно это осознавал. Но сказать все же стоило. Он понимал, что шансов отговорить ее следовать за ним до конца всей заварушки практически нет, но почему бы не попытаться? Жизнь бывает так непредсказуема, а уж женщины и подавно.
- После я удостоверяюсь, что моя проблема с магглами исчерпана и пообщаюсь с министерством. Пока не уверен, что в таком порядке, но....Думаю, они уже успели поучаствовать в устроенном нами веселье.
Джанни не был уверен, что им вообще стоит соваться в министерство. Чаще всего дело легче просто замять и не отсвечивать своим прекрасным лицом перед законом, и оно как-нибудь само разрешится и сойдёт на нет. Обычно итальянец именно так и делал, всеми возможными способами уклоняясь от нежелательного общения и был готов разгребать последствия собственного безответственного и самонадеянного поведения, но на этот раз он отвечал не только за себя. Решить, как лучше поступить, он не мог, а что-то внутри мешало ему посоветоваться с Дианой. Мужская логика иногда бывает хуже женской, потому как не способна сложить два и два: если уж ты не один влип в неприятности, то и не в одиночку тебе решать, как поступать.
Мазуччи сам не заметил, как меньше чем за минуту поглотил омлет, потому как чувство голода все ещё не отпускало. Значит в первоначальный план следовало также включить обеденный перекус. А ещё лучше - второй завтрак. Но об этом они поговорят позже, а пока следует найти себе одежду...
- Помнится, ты обещала обеспечить меня нарядами своих многочисленных любовников? - мужчина поднял брови, пряча улыбку в уголках губ, но глаза его смеялись.

+1

17

Диана насмешливо сощурилась и, вытянув ногу, пощекотала большим пальцем лодыжку Джанни.
- Это не сила медицины, а мое целительное воздействие, синьор Мазуччи! И где справедливость в этом мире? - предсказуемо возмутилась она. - Я тоже хочу участвовать! Ты сам сказал, что лучше тебе не драться, а если ты отправишься туда, то точно во что-нибудь влезешь. На меня же никто и внимания не обратит.
Вот они - минусы магической жизни. Диане вчерашнее происшествие в полиции уже казалось забавным и едва ли не смешным. Они живы-здоровы, провели прекрасную ночь, сейчас не менее чудесное утро, так что самое время мчаться вперед навстречу новым приключениям.
Обычные люди еще долго залечивали бы раны и переломы, и это было бы зримым предостережением на будущее. У магов же чувство самосохранения нередко притуплялось из-за легкости, с которой можно было избавиться от последствий. Вот только грань между этими последствиями и одним необратимым ударом, который вчера мог оборвать жизнь Джанни навсегда, была очень и очень тонка. Мазуччи был старше, опытнее и серьезнее Дианы, и явно должен был понимать это куда лучше. Зато Лотте щебетала как птица из их сада, улыбалась, легко покачивая головой, и с удовольствием допивала хорошо сваренный кофе.
- Я подкину тебя до места, ты постоишь в тенечке и не будешь светить лицом, а я в это время заберу кулон. А дальше по обстоятельствам, - она почему-то была уверена, что и дальше все будет прекрасно. - Кстати, ты же не оставишь просто так все, что было вчера? Нужно опубликовать компромат на этого мерзавца. Ему сразу станет чем заняться. Все, прекращаю трещать и иду за одеждой.
Диана спрыгнула с перил, смеясь, поцеловала Джанни и скрылась за балконной дверью. Любовников в доме родителей она, конечно, не принимала. Джанни мог гордиться, ибо был первым и единственным, кому удалось там переночевать. Но она собиралась воспользоваться вещами отчима, который по комплекции был похож на итальянца. Она оделась, чтобы не путаться в простыне, и отправилась в родительскую гардеробную.
А в это время на балкон к Джанни снова заглянула маленькая эльфа.
- Простите, мсье, я ищу мадемуазель Диану. У ворот какие-то господа спрашивают ее и мсье Мазуччи, - и она вопросительно глянула на фотографа. - Я сказала, что не знаю, дома ли мадемуазель, возможно, она уже ушла.
Судя по всему в доме у Лотте эльфы были вымуштрованы, потому что хозяева не слишком жаловали незваных гостей. И на том спасибо.

0

18

- Я подкину тебя до места, ты постоишь в тенечке и не будешь светить лицом, а я в это время заберу кулон. А дальше по обстоятельствам, - бодро заявила девушка. Джованни счел это резонным предложением, поэтому не стал возражать и даже слегка приподнял брови и склонил голову в знак безапелляционного согласия. На ее дальнейшие слова он решил промолчать, тем более что Диана и не дала ему толком времени ответить, задорно чмокнув в уголок губ и скрылась в дверном проеме, едва не зацепившись складкой простыни за выступающую резную ножку столика. Улыбка медленно, будто тягучими слоями краски сползала с лица мужчины: девушка как всегда умудрилась, сама того не подозревая, зацепить животрепещущую тему профессиональной гордости и инстинктов самосохранения Мазуччи. Пока он находился в камере, мысли об однозначной публикации информации не покидали его ни на минуту, утверждаясь в необходимости своего осуществления все крепче и крепче, однако жизнь обладала удивительной способностью менять положение дел, что требовало от фотографа гибкости и умения поступиться своими принципами и самолюбием, когда того требовала ситуация. Несмотря на то, что Джованни был профессионалом своего дела, гордость всегда являлась для него камнем преткновения, нередко ставя его в невыгодное положение: там, где стоило проявить любезность, он проявлял строптивость; где стоило промолчать и не вмешиваться - он кричал во всеуслышание. Порой из таких ошибок рождались сенсационные новости и громкие разоблачения, но также неизбежно следовала и расправа от уязвленной стороны. Стоит ли теперь, когда в дело вероятно втянуто правительство магического сообщества, проявлять неосмотрительность? Здравый смысл сигнализировал к отступлению на безопасную территорию, но все остальное буквально взрывалось от желание проучить мерзавцев как следует, даже приукрасить реальную обстановку, чтобы им жизнь медом не казалась. Однозначно прямо сейчас решить, как поступить, Мазуччи не мог, но слова Дианы явно качнули чашу весов в сторону безрассудства.
Напряженные размышления мужчины прервал домовой эльф, внезапно появившийся на пороге балкона.
- Простите, мсье, я ищу мадемуазель Диану. У ворот какие-то господа спрашивают ее и мсье Мазуччи, - пропищала Фифи, а Джованни почувствовал, как его сердце ухнуло куда-то вниз живота. - Я сказала, что не знаю, дома ли мадемуазель, возможно, она уже ушла.
- Молодец, Фифи, так оно и есть, - глухо ответил мужчина. - Это ее знакомые? Магглы или маги?
- Я не знаю, мсье, они впервые в нашем поместье, - ответил домовик, уставившись на свои ступни.
В голове быстро пронеслись обрывки их вчерашнего разговора с девушкой. Она утверждала, что поместье сокрыто от магглов, значит они не могут найти ворота. А если и смогли - после беседы с настоящим эльфом их бы точно хватил инфаркт. Далее, раз спрашивают их обоих, то это могут быть только люди, связанные с недавними событиями. Остается один вариант. Резко оторвавшись от перил, мужчина направился в комнату.
- Диана пошла искать для меня одежду, отведи меня туда, где она может быть: я не знаю планировку этого дома. Но при ней - ни слова о посетителях. Ты меня поняла? - Джанни строго посмотрел на эльфа, опровергая прошлое дружелюбие и пафосные фразы, что "он ей не хозяин", всем своим видом и тоном показывая, что сейчас все в точности наоборот. Объяснять эльфу причину своего приказа не было времени, но подсознательно он надеялся, что раз уж служанка Дианы догадалась соврать внезапным, но не столь уж неожиданным посетителям, то додумается и до того, почему не стоит сейчас ничего говорить своей хозяйке. Удивительно, но та кивнула и махнула рукой, подзывая мужчину следовать за ней.
Бесшумно добравшись до гардеробной, Джованни схватил уже успевшую одеться и теперь роющуюся на полках Диану под локоть. Та вздрогнула от неожиданности и уже открыла рот, чтобы обругать бессовестно напугавшего её друга, но тот начал первым.
- Ди, радость моя, давай что нашла, нам срочно нужно идти, - пока девушка находилась в замешательстве, он, не слушая, что она говорит, буквально в секунду запрыгнул в новую одежду и повернулся к выжидающе молчащему домовику. - Устрани по возможности все следы нашего пребывания. Если они все же зайдут в дом - пусть информация о происходившем здесь будет минимальной. И найди мою обувь, это первоочередно.
Все так же не отпуская локоть девушки, приобняв ее другой рукой, Мазуччи потащил сопротивляющуюся, ничего не понимающую Диану обратно в спальню к ее сумочке ("Твоя палочка ведь наверху? Пойдем-пойдем, всё потом."). Фифи оказалась куда проворнее, чем он ожидал, потому к моменту, когда влипшая по уши парочка наконец добралась до искомого предмета, эльфа уже притащила ботинки Джованни наверх.
- Спасибо, я на тебя рассчитываю, - кивнул ей мужчина, забирая обувь, затем повернулся к девушке и взял ее за руку. - Пошли.
Через несколько секунд комната уже была пуста, а на темной узенькой улочке Ниццы, среди развешенных простыней и детских одежек, появились две фигуры. Путешествие началось, а Джанни теперь предстояло объяснить свое поведение ничего не понимающей взволнованной женщине.

+1


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 1998 - 2021 » Blowup 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC