Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект -
HP: The Wheel of Fortune!
У нас 3 поколение “Гарри Поттера”, 2028 год. Со времен победы над Волдемортом прошло тридцать лет, и огни революции начинают полыхать на просторах магической Британии. Ситуация складывается сложнее, чем кажется на первый взгляд, ведь политических сил действует несколько.
На чьей стороне окажешься ты?

массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Gideon Yaxley
Это просто деловой подход - Richard Yaxley

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » #6. Это просто деловой подход


#6. Это просто деловой подход

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ЭТО ПРОСТО ДЕЛОВОЙ ПОДХОДIt's just good business ©

https://pa1.narvii.com/5781/f1c83b1c2afe8d90c987905cf44967d13c242e7d_hq.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

24 июня 2028 года, рабочий полдень

один из vip-залов ресторана в Ньюпорте, но вы об этом не знаете;

Adrian Pucey (by GM), Diana Lotte, Ravenna Zabini, Adrian Rim, Malcolm&Charles Avery, Richard Yaxley (by Gideon)

В один прекрасный июньский день бизнесменам магической Британии совы принесли конверт с печатью Министерства Магии, содержащий приглашение на неформальную встречу с представителями сего учреждения. С тонким намеком, что лучше уж прийти, а то будет хуже, хотя, конечно, дело ваше. Также в конверте содержался небольшой предмет, который ровно в 12.00 24 июня активируется как портал и переносит приглашенного аккурат в довольно камерный vip-зал ресторана не-скажем-какого-и-не-скажем-где.
Не в Министерстве же проводить неформальную встречу, в конце-то концов! А небольшая доля интриги еще никогда не мешала.
У Министерства есть что предложить бизнесменам, но альтруизмом оно явно не отличается.

текст письма

Уважаемый(ая) NN!
Приглашаем Вас на неформальную и довольно скромную встречу послезавтра, 24 июня 2028 года, для обсуждения деловых вопросов. Господин Министр магии будет рад, если Вы примете приглашение. Неявка может быть случайно воспринята как протестное действие и, возможно, повлечет за собой последствия, в которых, разумеется, никто не заинтересован.
Портал активируется ровно в 12.00 и будет действовать три минуты, не пропустите.
Желаем Вам прекрасного завершения дня!
С наилучшими пожеланиями,
Администрация г-на Гэмпа.

+3

2

В свои неполные пятьдесят Эдриан Пьюси считал себя вполне успешным человеком.
До жизни такой он дошел...не так просто, как некоторые, всё-таки чистокровному выпускнику Слизерина двери в министерстве всегда были прикрыты. Неплотно, но и не открыты нараспашку. Но ладно, не такой уж он весь из себя чистокровный. Ну да, папка с мамкой волшебники, бабки, дедки тоже, а дальше разброд и шатание, родственников не пересчитать, да и не больно кому это было нужно. Уж Эдриану точно нет.
Во время второй магической-то он начинал работать то там, то здесь, но стоило грянуть суровому девяносто седьмому году, как Эдриан понял, что пора залечь на дно. Ни одной из сторон искать его резона не было - с пожирателями он не якшался, кровь типа чистая, ну и чудненько же. Залег. Поттер выиграл, все счастливы, Эдриан тоже - как бы он ни любил свой родной Уэльс, перспектив там особо не намечалось, а уж если бы победил темный режим, то было бы как-то уж слишком. Пьюси не разделял его идей и, несмотря на свою конкретно слизеринскую изворотливость и приспосабливаемость, вписываться в него не очень хотел. Светило Поттер немного подбешивал, конечно, не без этого, но он хотя бы не мнил себя Лордом всея магической Британии и не высказывал желания строить жесткий порядок Вообще, слизеринцы действительно самые гибкие и приспосабливаемые из всех. Гриффиндорцы обычно упертые как бараны (странно все-таки, что на гербе у них лев, наверное, просто никто не смог переубедить когда-то Годрика), рейвенкловцы все в себе или даже не в себе, но приспосабливаются они не под эту реальность (а как выпьют, так у них этих реальностей сразу наплодится…), а хаффлпаффцы, ну эти милаши свою зону комфорта редко покидают. А вот слизеринцы это делать умеют, и едва закончилась война, Пьюси умотал обратно в Лондон в самую гущу постапокалипсиса. Его проверили по всем фронтам, связей с шайкой чернометчиков не нашли, приняли помогать разгребать всё то, что надо было разгрести. Ну а дальше, связи, связи, одна ступенька за другой, и оказался он в советниках министра Гэмпа, когда тот в 2025 взошел на магический престол. Не то чтобы ему сильно нравился Гэмп, но место-то хорошее, грех не занять!
И вот теперь он, сидя в своем кабинете и попивая кофе с долей выдержанного виски, балансировал где-то между госпожой Корнер, господином Гэмпом и прочими людьми, имеющими власть. У них явно были свои игры, и принимать четко чью-то сторону он не хотел - и всё это внутри одного Кастеллума, заметьте! Ибо основная власть была у него.
Фишка же еще в чем: Гэмп на престоле не вечен, а новый министр, кто бы им ни стал, наверняка захочет привести сюда наверх своих людей. Даже если это будет свой кастеллумский человек - у него свои интересы и связи. И до этого переломного момента необходимо было продержаться на своем месте, зондируя почву, и потом сделать ставку на нужного человека, чтобы не остаться совсем за бортом.
И как только грянул 2028 год вместе с Lumeno Inc, он понял, что Гэмп едва ли вообще долго продержится. Казалось, всё самое разумное предпринимала в этот период Белинда, и уж за кого стоило держаться, так это за нее.
***
Магнусу Гэмпу очень понравилась идея организовать встречу с бизнесменами, чтобы получить над ними контроль, приструнить, припугнуть и какими-либо еще способами показать, что власть предержащие вообще-то страшные и их надо бояться.
Идея, правда, опять же была не его, а Белинды. На кой Мерлин это сдалось Белинде - Эдриан не имею понятия, поскольку эта прекрасная женщина своими мотивами делится от слова “никогда”. Но раз надо организовать встречу, значит, надо. И всё это легло на широкие плечи Пьюси (по поручению Белинды и с отчетностью ей же), но под четким надзором министра, потому что к этому он уж очень хотел приложить руку (особенно учитывая то, что тогда вот-вот уже надо было отпустить то ли революционеров, то ли не очень).
Эдриан особенно был рад, что текст приглашения на сие мероприятие должен был тоже сочинять он. Министр, кажется, что-то подправлял...но Белинда оценила первый вариант, а потому именно он и был разослан.
Разумеется, Гэмп не мог присутствовать. Это пришлось бы аврорат вызывать, шухер наводить - к чему эта шумиха, если встреча довольно скромная? Хотя парочку авроров вызвать всё же пришлось, на всякий случай. Они там за дверью незаметно постоят, и никто их даже не увидит.
Место встречи было намеренно скрыто от приглашенных, чтобы не вздумали кого-то еще с собой на хвосте привести (тем более что в приглашении был вроде как намек на присутствие господина министра, но такой тонкий, что оп - и его нет, и не докажешь), а сам ресторанчик был хорошо знаком Пьюси, он работал неподалеку от него в темные времена.
Эдриан оказался в этом забронированном зале на полчаса раньше положенного, чтобы сменить к Мерлину всю обстановку: столы им уж точно были незачем, они сразу отодвинулись к стенам, стулья (красивые, между прочим! с обивкой!) сдвинуты в некие группы ближе к центру, а бутылка виски и стакан были предусмотрены для того, чтобы хорошо скоротать время до встречи. Правда, вскоре еще появилась секретарь министра, она должна была задокументировать мероприятие. Гости же должны были прибыть ровно к дверям зала, чтобы их никто не успел заметить (что самое главное - их волшебного появления), а легкий Конфундус на сотрудников ресторана после окончания встречи был санкционировал сверху.
- Ну что, дорогие мои, рад всех приветствовать здесь, я смотрю, игнорировать приглашение не рискнул никто, и это приятно, - начал он, как только все собрались и минуты действия портала прошли. Он обвел глазами публику, отставляя стакан подальше, и в который раз поразился тому, что все лица были ему так или иначе знакомы - иногда ему казалось, что он знает в лицо практически всё взрослое население магической Британии. Он направил палочку на дверь, запирая ее и ставя анти-аппарационный щит для безопасности. - Располагайтесь, как кому удобнее - сидя, стоя, лежа - хотя, наверное, столы всё же жестковаты.
Он намерен был выдержать небольшую паузу, дав гостям сориентироваться в помещении, а сам в это время наблюдал за реакцией каждого.

обстановка

в итоге должно было получиться что-то вроде этого, только куда менее пафосно и в зеленых тонах хд может, я еще перекрашу это сам
http://www.gardenringhotel.ru/en/assets/photo/conference-halls/sofa-conference-hall/garden-ring-hotel-sofa-conference-hall-06.jpg

Оффтоп: следующие посты будут раза в два меньше, гарантирую!
[nick]Adrian Pucey[/nick][status]never trust anyone[/status][icon]http://s7.uploads.ru/iKvz6.png[/icon]

+4

3

Больше всего на свете Диана ненавидела, когда ее к чему-то принуждали. Хотя нет, на первом месте все-таки были пенки в молоке, принуждение занимало почетное второе. А еще хуже, если это делалось исподволь. Вызови ее министерство скучной формальной повесткой "Просим вас явиться такого-то числа в такой-то кабинет по такому-то вопросу. В случае неявки вам придется уплатить штраф в таком-то размере", и Диана поворчала бы, но пришла точно к сроку (если бы не забыла). Но формулировка этого приглашения была верхом цинизма. Она бы это даже иезуитством не назвала, потому что никакой тонкости тут не было и в помине. Какой-то министерский нахал объявлял ей, гражданке независимой Франции, что она должна явиться в неизвестное место, а если этого не сделает, то последствия для нее будут нехороши. Истинная дочь своего эмоционального народа припомнила французскую революцию, свободу, равенство и братство и тут же противопоставила их британскому снобизму, изоляционизму и отвратительной еде.
Минут пять Диана, фигурально выражаясь, бегала по стенам и потолку, откуда снять ее было некому, потому что Терренс был страшно занят и целыми днями пропадал неизвестно где. Окажись мистер Яксли рядом, он возможно дал бы какой-то рациональный совет или просто стащил бы с потолка за ногу, но... на нет и суда нет.
Сначала Диана решила, что не пойдет. Не пойдет и все тут! Что они ей могут сделать? Ведь это не повестка из аврората и не вызов в Визенгамот. Но тут же здраво рассудила, что с ума сойдет от любопытства, пытаясь узнать, зачем ее вызывали и какими будут эти таинственные последствия. Потом она решила, что бумажка подложная и послана ее конкурентами, которые заманят ее в темный лес, стукнут по голове и получат вместо нее почетный приз европейской магической моды "Волшебная игла". Вариант был заманчивым, так как сразу ставил мадемуазель Лотте над всеми участниками конкурса, выходило, что они отчаялись извести ее в честной борьбе и прибегли к последнему средству. Однако приходилось признать, что и это далеко от истины - все, кто номинировался в этом году, были достойны и талантливы, да и конкуренция в их области никогда не доходила до смертоубийства. Разве что манекенщицы друг другу бусинок на подиум подсыпят.
Интересно, ей одной досталось такое приглашение или еще кого-то позвали? Вот только у кого бы узнать? И для чего она вообще понадобилась этой "администрации Гэмпа". Министра Диана, конечно, видела, но лично ему представлена никогда не была. Она еще пофантазировала в диапазоне от большого заказа на разработку новой формы для Министерства до вербовки ее контрразведкой и решила, что все-таки пойдет.
Однако все это, а особенно подчеркнутая неофициальность встречи и подчеркнутая же официальность приглашающих лиц, выглядели настолько подозрительно, что она решила подстраховаться. И тут лучшего мастера, чем Джованни было не найти. Диана отправилась к нему тем же вечером. Джанни лениво поворчал, но обещал подумать. На следующий день он встретил подругу, хитро ухмыляясь, и сказал, что подыскал для нее кое-что, но, как говорится баш на баш - он снабжает Диану набором юного шпиона, а она предоставляет ему право полного использования того материала, который они таким образом получат. Увидев "набор", Диана едва не сбежала с громким визгом, забыв про все свои планы. Но любопытство все же пересилило, оставалось надеяться, что оно не погубит ее как кошку из английской пословицы.

К 12 часам 24 июня Диана во всеоружии сидела у себя дома в гостиной перед часами и порт-ключом, и старалась не смотреть вправо, где настойчиво шебуршилось что-то живое. Она чуть-чуть подождала и использовала портал незадолго до того как истекли эти самые три минуты. Как выяснилось, ее нерешительность была очень кстати. Диана оказалась в большом помещении, напоминающем зал для пресс-конференций. Перед ней стояли несколько рядов стульев и толпились люди, короткие вспышки извещали о вновь прибывающих. Время и место подходили для ее плана как нельзя более кстати, и Лотте сориентировалась очень быстро. Пока толстый тип у противоположной стены что-то говорил, она чуть отступила назад, чтобы оказаться за спиной одного из гостей, нагнулась, якобы для того чтобы поправить туфлю и одновременно поставила на пол маленькую вызолоченную клетку, стукнув по ней ногтем. От клетки по полу в разные стороны тут же брызнули четыре маленьких черных паучка. Диана поднялась и со словами "Pardon, разрешите пройти", - уверенно двинулась в сторону трибуны для выступающих.
Она решила не считать встречу рабочей и оделась соответственно. Стоял жаркий день и на мисс Лотте было платье-футляр модного в этом сезоне оттенка яйца странствующего дрозда с глубоким вырезом на спине и открытыми руками, на голову она асимметрично прицепила кокетливую маленькую шляпку, а в руке вместо сумочки несла модный аксессуар с живым... э... питомцем. Дамы частенько соревновались в экзотичности пород своих карманных собачек, так что владелица собственной линии одежды могла позволить себе пойти чуть-чуть дальше. В клетке сидел громадный паук-птицеед.
Диана, постукивая каблучками, гордо прошествовала по проходу, уселась на стул первого ряда и милостиво кивнула министерскому чиновнику - дескать, она прибыла, можно начинать. Клетку со своим восьмилапым сокровищем она поставила на колени. Паук покрутился на месте, развернулся в сторону Пьюси и, приподняв головогрудь, приветливо пошевелил в его сторону передними лапками и педипальпами. Он явно был очень хорошо воспитан.

Комментарий

Паук - очень натуралистично выполненное чудо японской робототехники, внутри находится записывающее устройство. Аудио и видео через восемь глазок пишет на маленькую кассету старого образца, так как Джанни считает их более надежными. Ракурс записи определяет Диана, устанавливая клетку нужным образом, на донышке есть выпуклость у края, которым клетка должна быть обращена в сторону говорящего. Внутри паука есть также функция радиопередачи, которая связывает большого паука с четырьмя маленькими. Их задача занять крайние в помещении точки, расположенные друг от друга на равноудаленном расстоянии. При наличии помех и отсутствии связи с большим пауком включается автономная программа - паучок передвигается по залу и пишет все, что видит (у них запись электронная). Размеры маленьких паучков около сантиметра с лапками.

Отредактировано Diana Lotte (2018-02-15 23:30:38)

+5

4

Рейв все это крайне забавляло. И тон письма с весьма топорным намеком на внезапные неприятности, и параноидальная скрытность Министерства, предпочитающего потратиться на порталы вместо того, чтобы просто указать адрес для аппарации, и возможность явиться на «деловую встречу» под руку с недавно вышедшим из-под ареста женихом. К сожалению, Тедди вряд ли помог бы ей в решении подобных вопросов, а вот вид Малькольма, почти наверняка, настроит окружающих на определенный лад и заставит опасаться выражать угрозы (открытые или завуалированные) слишком явно. А без последних, ведьма почувствовала это, едва вскрыв пергамент, явно не обойдется.
Восхитительно было уже то, что, если бы Равенна действительно планировала вскоре стать миссис Эйвери, то ее бизнес по непреложным законам магического общества и на основании брачного договора между семьями перешел бы к мужу. И по сути ей сейчас совершенно не имело смысла принимать хоть какие-то решения относительно своего будущего. Разумеется, Малькольму вряд ли захотелось бы играться в цветочки и фактически все теплицы по-прежнему остались бы в цепких лапках нынешней хозяйки. Вот только знать об этом кому бы то ни было вовсе не обязательно. К тому же, все важные «да» и «нет» счастливая супруга так или иначе говорила бы с одобрения Эйвери-младшего. Словом, текущее положение дел устраивало мисс Забини полностью, поскольку позволяло прятаться за спину Малькольма и в случае затруднений тянуть время, обещая дать ответ после свадьбы. Да и должна же, в самом деле, быть хоть какая-то выгода от этого порядком вымотавшего ее дельца с помолвкой.
Портал активировался ровно в двенадцать и ведьма предпочла сразу шагнуть навстречу авторам занимательного письма, не выжидая выделенные для принятия окончательного решения минуты. Поправив выбившийся из прически локон и смахнув несуществующие пылинки со светлого платья, выгодно оттеняющего комплект изумрудов и помолвочное кольцо на безымянном пальце, девушка с интересом окинула взглядом зал. Поприветствовала кивком головы нескольких знакомых волшебников и хмыкнула. По всему выходило, что господин министр всея магической Британии и компания приближенных не побрезговали никем. На встречу пригласили не только владелицу маленькой-маленькой фирмы по производству дорогих-дорогих лекарственных растений, но и кое-кого еще менее заметного на официальном, прозрачно-белом бизнес-рынке.
- Все интереснее и интереснее, - подумала ведьма, оценивая происходящее. И, завидев невдалеке от себя Малькольма, сделала несколько шагов навстречу жениху.
- Дорогой, - произнесла Равенна, чуть наклонив голову набок и улыбаясь, как положено счастливой почти-новобрачной. – Рада тебя видеть.
Видеть Эйвери-младшего ведьма и вправду была рада. Рядом с ним было как-то спокойнее и даже ожидание чего-то отменно-омерзительного стало слегка туманнее. Пройдя под руку с женихом через зал, Рейв опустилась на предложенное место и увидела, наконец, того, кто будет вещать им о последствиях и предлагать какие-то невиданные блага, от которых уже заранее тошнило.
К несчастью, в начале речи Эдриан Пьюси попытался пошутить, что вызвало неоднозначную реакцию изысканной публики, в большинстве своем оценивающей каждую секунду своего времени галлеонами и ожидающую от советника министра конкретики. Диана Лотте в соседнем ряду холодно кивнула мистеру Пьюси, Рейв же, напротив, лучезарно улыбнулась. Как-никак, однокурсник отца. И пусть тип не слишком приятный, но адресованная ему улыбка в качестве приветствия еще никому не мешала. Особенно такая милая, особенно от такой милой девушки.
Рейв изящно провела руками по тонкой ткани платья, разглаживая складки, и вежливо поприветствовала подошедшего наконец мистера Чарльза, занявшего место рядом с ней. Почувствовав прикосновение ладони Малькольма, по-хозяйски расположившейся на ее колене, приподняла бровь, скосив на него взгляд, и улыбнулась краешком губ. Несмотря на предстоящую тягомотину, девушке было весело и легко впервые за последнее время. Совсем скоро этот затянувшийся бред с помолвкой закончится и они с Эйвери вновь станут просто партнерами по бизнесу. И даже чуть больше, потому как совместное надувательство родных все же сильно сближает. Кончики пальцев Рейв легко пробежались по запястью жениха и накрыли ладонь Малькольма. Семейная идиллия – не иначе.
Отдав должное внимание своим спутникам, девушка вновь обратила взгляд на советника министра, взирая на него с вежливым интересом на лице и холодком внутри проницательных глаз. Ага-ага, мы слушаем и повинуемся, начинайте песенку. Тем более, что Вы уже закрыли нас в клетке, не постеснявшись демонстративно поставить анти-аппарационный щит.

Отредактировано Ravenna Zabini (2018-02-16 16:40:38)

+4

5

Знаете, что такое уживаться в мире другой страны? Привыкать к их правилам, в душе ржать над их обычаями, пить что угодно только не чай, ну и отвоевывать свое место под солнцем? Наверное, в данном контексте солнце вообще не звучит. Речь-то про Британию. И да. Рим уже на собственной шкуре ощутил, что даже если день солнечный, что на британских островах случается с какой-то не слишком часто периодичностью, то тебе обязательно прольют литра два дождя (ядовитого и практически кислотного) в душу какие-нибудь представители этой нации. Особенно этим грешили те, кто там стоял у руля.  С кем только ему ни приходилось уже общаться, даже с самой верхушкой. Не по самым даже крутым темам, вербовка, все дела. Рим все чаще чувствовал, что в Британии ему жить спокойно не дадут. Если он не примкнет к правительству пусть даже и на позиции тайного агента или агента под прикрытием, или агента, который будет на побегушках, а еще контролировать пару-тройку юных кадров, то ему придется попрощаться с этой мрачной неприветливостью островов и кучей материалов для… ммм… бизнеса.
И вот. Ничто не предвещало никаких неприятностей. Он работает пока что вполне себе чисто, открыто, пару раз встречался с прекрасными представителями власти и невласти (типа угрожающих представителей Фиделиуса), И вот. Письмо странного содержания. «Не знают, куда деньги деть?», - удивился Эдриан, прочитав не то письмо, не то угрозу, не то письмо-угрозу, не то угрозу под слоем угрозы и под легким соусом шантажа. Ладно. Предположим, он понимает, почему нельзя пойти в Министерство. Даже эти странные встречи, которые ему назначали уже прежде, всегда проходили не в Министерстве. Они не хотят  светить перед другими людьми тем, что они делают. Не хотят, чтобы какие-нибудь местные журналисты заметили какую-то движуху. Не хотят случайно, ненароком привести в  Министерство Люмено. Ну вдруг Люмено активизируется, лидеров-то их уже выпустили. Выпустили ведь, правда? Ну или кого там загребли. Ладно. Хорошо. Не в Министерстве. Но зачем этот таинственный тон? И так понятно куда вы поведете. И интересно, кого они туда пошлют? Какого-нибудь проныру типа того Эдриана? Вот не нравятся ему люди, которых зовут так же как его. Особенно на Британских островах. Тут жди подвоха от каждой темной лошадки. А этот Пьюси ( с ним ему уже приходилось пару раз отпускать пару ласковых слов) был темнейшей лошадкой. Самой темной из тех, кого он здесь встречал. Про них, про таких типов, здесь обычно говорят «слизеринец». Систему хогвартских факультетов Рим знал только относительно, но ему казалось, что это слово отлично выражало всю природу Пьюси – он был как крадущийся тигр в джунглях или затаившийся  в высокой траве змей.
Но, кто сказал, что туда отправят Пьюси? Никто. Так что Эдриан сложил письмо, оставил на видном месте портал и решил завтра посмотреть, что будет. Что-то внутри говорило, что не стоит играть с огнем и изображать плохого парня. Надо пойти, выслушать и надеяться, что они не сделают никакой пакости. А они сделают. И надо будет продумать, как избежать самых неприятных последствий. И что делать, если туда пригласили безумную семейку Яксли.
На следующий день, как и было обещано, портал активировался в 12. Он уже был полностью готов – темный костюм, белая рубашка, затемненные очки и небольшая папка с пергаментом на случай, если придется что-то записать (например, набросать записку «ты достал всех, давай кончай болтать, я хочу уже в лавку». Или «передай привет Белинде»). Мыслей не пойти большене возникало, как и всех остальных нехороших размышлений  – его начинал накрывать азарт, что же будет. И насколько «администрация г-на Гэмпа», или будем точнее Белинда и ее приспешники, готовы к сопротивлению и показыванию коготков хищников бизнеса. Надо признать, в Британии бизнесменов плохих было максимум пара людей,  остальные загнулись. Так что… Будет интересно.
Попав в зал, он первым делом окинул взглядом зал. «И на это они тратят казну?» - была первая мысль, пришедшая в его привыкший мыслить цифрами ум. Вторым делом он заметил, что, как он и догадывался накануне, послали Пьюси. Что ж. Этот скользкий и изворотливый тип хотя бы производит впечатление чувака, который может найти общую тему с бизнесменами. Запугать тоже может. Вообще. Если бы Рим верил в бога и дьявола, он бы наверное так представлял чертиков. Вот серьезно, ему только рожки и хвост пририсовать.
В зале уже было какое-то количество людей. Пьюси, мисс Забини и, похоже,  целых двое Эйвери (неужели это именно вот этого маленького мальчика с хищным взглядом арестовывали? Они не испугались? Он их не убил взглядом? Нет, может быть его не выпустили, может быть он взглядом прожег стену в Министерстве? Кстати, это замечательно обосновывало бы то, что они собрались ни в Министерстве), мадеумазель Лотте и какой-то очень привлекательный и странный чувак. Его он не узнавал. В лавку к нему этот старик не заходил. Но что-то очень знакомое в этих чертах было. «А не владелец ли это семейного бизнеса Яксли?» Почему-то Рим думал, что пришлют этого идиота-мальца, которого все приписывали к Люмено. Но, видимо, Министерство не захотело лицезреть в одном зале двух дружков, которые могли бы разнести все.
Размеренным шагом, вежливо улыбаясь всем, он прошел вперед. Сел на один из стульев первого ряда и приготовился внимать. К сожалению, лицо принимало нарочито суровое выражение,  и Рим пока что не мог ничего с этим сделать. Но, к счастью, его сумели заинтересовать. Так что желания убить, отравить и пополнить копилку привидений лицо не отображало.
Пьюси сейчас напоминал марионеточника, знаете как в средневековом театре, который для толпы на ярмарке организовывается. Дергал за ниточки и ждал. Отпускал псевдошутки и напускал  вид доброжелательности. «Ага, а мы здесь все идиоты,»- невольно подумал Рим, скрестил руки на груди, немного наклонил голову и сфокусировал взгляд на Пьюси. За затемненными стеклами тот казался еще более мрачным. Ну точно король ада, как бы смешно это ни звучало, точно из-под земли вышел. Ну и что ты скажешь дальше, скользкий ты, Эдриан? Что предложишь?
- Вы говорили что-то про неформальную встречу. Что ж, наверное, можно задать вопрос, что – что собственно хочет от нас Министерство, -хотела бы обсудить с нами администрация , - он невольно подчеркнул слово «администрация» - мистера Гэмпа?

Отредактировано Adrian Rim (2018-02-17 20:55:38)

+4

6

Первая ночь на свободе, первый день в собственном доме. Конечно, никто не был рад, когда я вернулся. Ладно, мать плакала навзрыд и пыталась кормить меня на убой, а отец лишь холодно посмотрел на меня, еще более холодно кивнул и больше мы с ним не разговаривали. Разумеется, приветствие отца мне нравилось гораздо больше, хотя реакция матери мне внезапно показалась приятной. Я жадно ел, жадно пил и мечтал о том, как пойду вечером успокаиваться после долгого заключения в одном помещении с Гидеоном, который, конечно, был приятным молодым человеком, но откровенно не отвечал некоторым моим требованиям.
Следующий же день, правда, оказался для меня не таким уж радужным, как мне казалось. Мой вечер начался с крайне позднего пробуждения, чашки любимого кофе и письма, которое лежало на моей подушке. Я не видел, какая сова его принесла, видимо, Глен сделал всю необходимую работу, но это было и не важно.
Я помню, как похмельными и дрожащими руками раскрывал письмо, пытаясь вспомнить, что было вчера ночью, но затем эта тема автоматически потеряла свою актуальность. Какая разница, что я делал вчера, если эти кастеллумные крысы опять решили меня прижать, связать мне руки и грубо трахнуть, в очередной, разумеется, раз. Слизерински-обтекаемые формы скорее вызывали во мне некоторое бешенство, чем привычное и уютное удовольствие.
Встреча с сомнительными личности, в сомнительному месте, еще и сразу после ареста. Еще и подписанное ненавистным мне именем! Отвратительно, я из-за этой фамилии газеты без виски, разбавленного кофе, читать не могу. Так этот Гэмп пробрался в мою спальню! Мало ему что ли было? Что ж я могу сказать, безусловно, это самое 24 июня тоже моментально обрело в моих глазах какой-то мерзопакостный ореол, безусловно, эта дата претендовала на место одного из самых гадких и нелюбимых дней в моей жизни.
Мне потребовалось несколько часов, чтобы привести себя в чувства. Возможно, какие-то идиоты могли назвать это гадкое чувство, лишающее вкуса всю еду, страхом. Я же был уверен, что это просто омерзение. Омерзение от одной мысли, что мне вновь придется оказаться в одном помещении с Кастеллумскими крысами. Разумеется, я этого не желал. Не желал видеть их мерзких рож, чувствовать их мерзкий запах. Но тон письма настолько жирно намекал на то, что мою очаровательную физиономию мечтают лицезреть на этом собрании, что даже я чувствовал - безнаказанно отказаться мне, недавнему зеку, не удастся.
Это письмо мозолило мне глаза и весь следующий день. Но я не рискнул выбросить его туда, где ему было место - в жопу фестрала, сожравшего яйца докси и запившего все это гноем бубонтюбера, Возможно, я оставил его на виду даже из каких-то мазахистских побуждений. Сложно сказать. Позже я буду утверждать, наверное, что это позволило мне идеально подготовиться к встрече и привести себя в состояние относительной нормы. А еще я буду считать, что даже мой домовик старался лучше обычного - он тщательно подобрал одежду, привел ее в идеальное состояние и даже решил немного поупражняться в дизайнеринге одежды - иначе чем можно было объяснить появившиеся серебристые и едва заметные нашивки на бортах моего выходного пиджака? Возможно, мой несчастный Глен по мне, конечно, соскучился, но меня невольно посетила идея о том, что Глен пытается выделываться перед каким-нибудь Виком или Полом, и мое не самое толерантное сердце решило уберечь меня от опасных картинок и выводов, так что поводом я стал считать исключительно наличие сомнительного конверта.
Полдень, ненавистный день настал. Голубое сияние и ощущение, словно какой-то мощный крюк зацепил меня за пупок и вытянул меня из уютного нуара моей спальни.
Я приземлился с достоинством чистокровного, тряхнул головой, поправляя прическу, и бросил короткий взгляд на материализовавшегося рядом отца. Он почти не говорил со мной после моего освобождения (все-таки, наши отношения остались прежними!), но я знал, что мы приглашены оба. Я коротко ему кивнул и проследовал в зал.
Знакомые лица, знакомое почему-то оформление. Толстенький карлик доверия не внушал, странная француженка внушала доверия еще меньше. Я хмыкнул, окинув коротким и оценивающим взглядом эту особу, а затем быстро отвел взгляд, не дай Салазар еще что-то возомнит себе, не отделаешься потом. Эти француженки попросту не понимают слова “нет”, да и чего ждать от людей, у которых даже согласие похоже на визг похотливой свиньи?
От моих анималистически-лингвистических размышлений меня отвлекла Равенна, которая уже успела одарить всех своей улыбкой, и подошла ко мне.
Я с любопытством оценил внешность своей невесты и, делая вид, что целую ее в щеку.
- Отлично выглядишь. Побольше радости, пусть все видят, как тебя восхищает мое возвращение, милая.
Мне хотелось верить в то, что даже в моем горячем шепоте Равенна услышала отсутствие альтернативы.
Вся семья потенциальных и реальных Эйвери чинно заняла практически центральное положение в зале. Я удержался от комментария в адрес Пьюси, все-таки, была легкая надежда на то, что не все из присутствующих в курсе моих недолгих каникул, оплаченных государством. Чтобы как-то отвлечься от Пьюси, я решил осмотреть присутствующих. Полуулыбка и короткий кивок в адрес отца Гидеона, все-таки нас с сыном этого джентльмена кое-что связывало. Как приличный и воспитанный “откинувшийся”, я был уверен в том, что необходимо знать в лицо родителей своих вольных и невольных сокамерников. Затем я с легким любопытством посмотрел на второго Эдриана в этой комнате. Я качнул головой и даже сам не заметил, как моя рука оказалась на колене Равенны. Кажется, я даже не сделал ей больно, судя по всему, пока я был в заключении, Забини хорошенько подумала над моим предложением, все-таки, теперь ее рука делала неоднозначные намеки моей руке. Я бросил самодовольный взгляд на девушку, поудобнее устроился в кресле и поднял руку чуть выше. Мне хотелось, чтобы Пьюси обратил внимание на наши фривольные жесты и чтобы он понял, чего же они с его старыми пердунами кастеллумцами, лишили несчастных молодых людей.
Я вновь посмотрел на организатора безобразия и приготовился улететь в свои размышления, тем более, что после долгого заключения Дэвис не смогла полностью привести меня в норму, и теперь я гораздо более резко, чем обычно, реагировал на прикосновения невесты, но из размышлений меня вырвала короткая часть фразы, которая была, кажется, произнесена Римом.
- … администрация мистера Гэмпа.
Я вздрогнул и на секунду почти до хруста сжал колено девушки. Ее реакция привела меня в чувство, но все же, теперь я и на Рима, и на Пьюси смотрел с гораздо меньшим дружелюбием.
- О да. Что понадобилось мистеру, Вашему начальнику, который почему-то прислал вместо себя карикатуру на высокого чиновника?  - с вызовом воскликнул я, и исподлобья посмотрел на “виновника торжества”. - И почему нельзя было собрать нас, достойных британцев, отдельно от тех, кто приехал к нам и подрывает своим бизнесом нашу экономику? - я, кажется, разошелся. Но, в свое оправдание я мог сказать, что, с моей точки зрения, виноват в моей реакции был американец с тупым акцентом, который позволил себе упомянуть при мне Гэмпа вслух.

+6

7

[nick]Charles Avery[/nick]
[status]It's my family. It's my rules.[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/03/0ea4c76d5a113726856a6a986e8af23a.png[/icon]
Чарльз Эйвери - мужчина, во всех отношениях, очень достойный и успешный. У него есть все. В меру молодая, в меру красивая и тоже в меру умная жена, которая всегда благосклонно закрывала глаза на его любовниц. У него есть ребёнок, который, слава Салазару, оказался мальчиком. Не всем так повезло, между прочим. Более того, не смотря на все сложности, с которыми столкнулись чистокровные и достойные люди после войны, у него есть свой бизнес, который процветает и в волшебном и в более сером мире. Вообще, последние полвека, Чарльз был в той или иной мере доволен своей жизнью.
Особенно сильно он гордился сыном. Он так боялся этой заразы, которую сначала распространял полудурок Кингсли, а затем подхватила и Корнер с её компанией, что даже не хотел отправлять Малькольма в Хогвартс. Но, слава Салазару, он тогда одумался, все-таки, школа была залогом хороших контактов, возможных партий и любопытных отношений, которые в будущем все-таки помогли его сыну обрести свой путь.
Кстати, самостоятельность Коула Чарльзу особенно нравилась. И хотя сначала мысль о том, что его сын замешан во всей этой песочнице Люмено, немного огорчила Чарльза, но после он с гордостью подумал о том, что Коул, судя по всему, нашёл идеальный способ не ввязываться в прямой конфликт с министерством и его окружением, но все же добиться своего. Хотя, если быть честными, лишь в этот момент Чарльз серьёзно задумался - настолько ли проходящей оказалась для Малькольма эта бледная особа? На беспокойства по поводу того, что Чарльз мог испортить жизнь сына, излишне надавив на него, ушло секунд десять. После же Чарльз благополучно забыл об этих опасениях, как мы забываем о легкой тошноте, которую приносит спертый воздух в маленьком зале.
Чарльз благосклонно встретил Коула дома, конечно, он пытался не показывать сыну, что гордится им, но он был уверен - все было видно в его взгляде. Все-таки, истинные мужчины из клана Эйвери всегда умели понимать друг друга без слов. Тем более, что благосклонность Чарльза вновь проявила себя, когда ночью Малькольм “незаметно” вышел из дома. Что ж. Чарльз мысленно пожелал сыну удачи и понадеялся лишь на то, что этой ночью Коул не столкнется с какой-нибудь француженкой, которая заставит его сменить полигамный образ жизни на жалкий дигамный, как некогда случилось с самим Чарльзом.
Впрочем, на следующий день его сердце неприятно екнуло, когда среди привычной утренней почты, он обнаружил письмо с печатью министра магии. Значило ли это, что Кастеллум решил возобновить расследование? С абсолютно спокойным лицом, Чарльз взял столовый нож и отточенным движением вскрыл конверт. Официальная и абсолютно безличная записка-приказ выпала на его тарелку.
Что ж, все было ясно, отказаться было нельзя, а это значит, что и выглядеть надо будет безупречно.
В день “икс” Чарльз успел посетить свой офис, отдал необходимые распоряжения и даже успел вернуться домой. Убедившись, что все в идеальном порядке, одежда чиста, а борода и усы выглядят настолько безупречно, что по ним можно выстраивать чертежи, он коснулся предмета-портала и в одно мгновение оказался рядом с сыном. Они переместились одновременно и теперь практически катались друг друга плечами. Чарльз кивнул, ещё раз оправил одежду, и довольно медленно направился в зал, немного отставая от стремительного Малькольма.
Войдя в зал, Чарльз орлиным взором окинул присутствующих, кивнул Риму и Яксли, с лёгким любопытством посмотрел на Диану - Катрин просила присмотреть за племянницей, а затем подошёл к Пьюси.
- Доброго дня, Эдриан. Не ожидал, что увижу здесь Вас, - коротко проговорил Чарльз, дежурно улыбнулся, кивнул и, дав понять, что он хотел бы поговорить с Пьюси позже, прошёл вслед за сыном, который уже о чем-то тихо беседовал со своей будущей женой.
Чарльз широко улыбнулся уже-почти-невестке, хотя глаза его оставались холодными, склонился, поцеловав ее руку, а затем опустился рядом с ней. Нельзя было, чтобы кто-нибудь попытался опуститься рядом с нашей Равенной. Все-таки, среди различных слоев общественности могла пойти молва о том, что Забини решили дать задний ход, и рука прекрасной бизнеследи теперь свободна, но Чарльз надеялся получить хоть какую-то пользу от этого сомнительного мероприятия, и, по крайней мере, развеять все слухи.
На слова Пьюси, Чарльз ответил едва заметной улыбкой, опыт подсказывал, что над любыми шутками тех, у кого власти больше, лучше смеяться, а вот вопросы Рима и, тем более, Коула, его немного обескуражили, и Чарльзу пришлось бросить на него короткий взгляд, который будет понятен лишь сыну, но тот его не замечал. Тогда мужчина едва склонился к Равенне и шепнул невестке на ухо.
- Успокой своего мужчину, иначе он так и будет тебя позорить и подрываться каждый раз, когда будет слышать Ее фамилию.
Ответ ему был не нужен, сейчас ему хотелось понаблюдать за тем, как эта девочка справится с гневом его сына. К тому же, все больше его внимание привлекала Диана, на руках у которой каким-то образом оказался паук. Судя по всему, Катрин не зря переживала за свою племянницу. Видимо, за этой особой нужен глаз да глаз.

+5

8

[nick]Richard Corbon Yaxley[/nick][status]What's up? [/status][icon]https://i.imgur.com/WjTKgLG.png[/icon]
Последние несколько недель выдались очень сложными. Начнем с того, что мой сын – идиот. Конечно, из всех детей, которые у нас с Эмили были, должен был выжить самый долбанутый из всех. В этом я был уверен уже давно. Точнее не так. Раньше я думал, что он просто не наигравшийся в игрушки мальчик. Наверное, думал я, мы его слишком баловали. Наверное, его детство слишком затянулось, что бы он ни пытался доказать своим долгим отсутствием дома и нежеланием помогать с семейным бизнесом, и в тридцать с лишним лет он так и не повзрослел. Каким бы лосярой он ни был. Но в начале июня я убедился в том, что он просто-напросто идиот. Его арестовали. За политические игры. За то, что он (назвал бы его сукин сын, но вот нет, родители у него самые что ни на есть хорошие) организовал аж два грозных акта, чтоб ему там холодно было в тюрьме. Сначала я не поверил. С нашим бизнесом давно пытались бороться. И это было видно. Каким бы талантом этот поросенок ни обладал, продвинуть зелья, когда ты немножечко наследник одного из самых крутых пожирателей смерти (спасибо, папа), достаточно сложно. И сначала я подумал, что это очередная игра в конкуренцию. Нет, я не спорю, никто таких зелий как мы не готовит, и им просто стыдно признаться, что нас им не заменить, если только не убрать с дороги. Поэтому я решил, что сына загребли по этой причине. А потом пришел Терренс. Немножко обеспокоенный. Еще сказал, что пока мы с Эмили были у ее родни в Уэльсе, он прибрал у нас с Полом «ту самую комнату». Той самой комнатой оказалась комната этого недоумка. А еще, он и вправду состоял в Люмено. И если верить Терренсу («ты что, не знал?..»), одним из организаторов этого бэби-клуба. Вместе с сыном Эйвери. Больше лица были неизвестны. Хотя…  После пары прямых и не очень вопросов Пол много чего рассказал. Люблю этого домовика. 
Невероятными усилиями, которые на мой взгляд были даже слишком большим и широким жестом для моего идиота, Терренс смог вытащить обоих безумцев (хотя, по-моему, заслужил этого только младший Эйвери) из Министерства. Хотя в этой всей истории жалко только Терренса, которому пришлось прыгнуть выше головы, ну и наверное Равенну Забини с Чарльзом Эйвери. Все-таки, помолвку сорвали всем этим цирком и Чарльзу репутацию подпортили, как и мне.
И вот, вчера мой блудный сын вернулся домой. У него был долгий и очень подробный разговор и со мной, и с Терренсом. И именно в разгар того, как я его прессовал (хотя судя по его наглой ухмылочке мой прессинг прессингом расценен не был, или ему заложило уши. Я бы сказал «в тюрьме», но, похоже, все-таки при рождении. Все-таки и этот получился не без дефектов), к нам прилетела сова. Министерская. С министерским, Мерлин, официальным письмом.
- Если это по твою душу, я клянусь, я тебя убью, а матери скажу, что ты самоубился моим же ядом, после всего она поверит, - выплюнул я сыну и перехватил письмо, к которому он, кажется, даже не слушая меня, нагнулся.  Точно, со слухом у него проблемы. – О…
Содержание письма мне понравилось. Аллилуйя, министерство не продолжает закручивать гайки. Даже после этого вброса, который устроил мой сын.
- Ты дашь мне прочитать, пап? – недоумок уже стоял у меня за спиной и, кажется, не дожидаясь разрешения, читал у меня из-за плеча письмо. Рост ему позволял. -  Что?! Они там совсем оборзели?! Как… да как они до такого додумались?! – о, ну наконец-то хоть какие-то эмоции. А то я уже начал надеяться, что в Министерстве мне подменили сына, и он больше не склонен к эмоциональным проявлениям, что возможно мы его перевоспитаем. Похоже нет. Ну хотя бы я уверен, что это мой Гидеон.
- Несмотря на то, что ты идиот, нам дают второй шанс, – я широко улыбнулся, впервые недели за три и помахал ему письмом. Он уже картинно заломил руки, спрятал лицо в ладонях и начал мерить своими гигантскими шагами мой кабинет. Кажется, в мой кабинет вкладывались ровно три с половиной его шага. Кажется, надо забрать его комнату под свой кабинет. Будешь больше пользы.
-Пап! Это кошмар!!! – смотрите-ка, у самого говорливого из рода Яксли неожиданно урезалось количество слов? Что? Чем мы так возмущены? Ну что ж, сыночек, пора нам расставить точки над i... – Я надеюсь, ты дашь мне отправиться туда?
- Чтобы от советника министра не осталось ничего? Двух инцидентов мало? – я постарался вложить как можно больше сарказма в эти слова. – Гидеон. Ты больше никуда не пойдешь. С министерством контактировать я лично тебе не дам. Что бы ты там ни думал, ты поломал репутацию не только своей упрямой заднице, но еще и мне. И Терренсу тоже ты насолил. Теперь уже дай взрослым людям разобраться с тем, что происходит. И не пытайся протестовать, что ты тоже взрослый. Последними своими действиями ты доказал свое полное безумие. Вообще, жаль нельзя признать тебя несовершеннолетним. По-моему, ты застрял плотно в возрасте четырех лет. По крайней мере, ведешь себя именно так. Что это за картинность? Министерство хочет вести с нами диалог. Оно готово дать нам шанс. А ты ведешь себя как последний , самый последний на свете идиот. Хотя ты так всегда себя ведешь, - я пожал плечом и снова посмотрел  на бумагу. «Неявка будет расценена как протестное действие». – Хочешь знать мое мнение? Я схожу и покажу своим примером, что в семейном бизнесе Яксли нет ни одного черного пятна. Кроме твоей маленькой выходки длиною в… Кстати, и давно ты этим Люмено увлекаешься? Или мне стоит пораспрашивать твою девушку об этом? Или она с тобой за одно?
Он еще не раз за вечер пытался протестовать и пытаться меня убедить, что это кошмар, ужас, министерство подкладывает очередную свинью. Даже прибегнул к самой дурацкой мере, которую можно только придумать – сказал спросить у Терренса, что он думает по этому поводу. Чего я делать не стал. Я знал точно – это очень хороший шанс. Ура!
Так что оставалось не пропустить портал, потому что именно в это время я должен был в лаборатории добавлять последние капли редкого ингредиента – настоя на чешуйках хвоста сирены – в новое зелье, которое должно было стать новым хорошим лекарством против драконьей оспы. На самом деле, эта встреча не была в моих планах, но я ей был рад. Очень рад. Оставалось только оставить у котла Гидеона и завещать ему не напутать ничего, потому что если он сорвет мне приготовление этого лекарства, я его сварю в том котле и скажу, что это самое лучшее средство против умственной отсталости родных детей.
В 12, я добавил настой, оставил протестующего мальца, убеждающего, что он сам туда придет и все разнесет к мерлиновой моргане, около котла, на всякий случай приставил к нему Эмили и Пола, заставил Эмили поклясться, что эти два метра идиотизма не уйдут никуда ненаказанными, а потом взял портал и переместился по указанному адресу. Интересно, конечно, было почему нельзя было просто сказать, куда аппарировать. К чему такая секретность, конфиденциальность, потаенность? Прямо какое-то не очень хорошее чувство.
Одновременно со мной в этот зал прибывали люди, бизнесмены, большинство из которых я знал. Я вежливо кивал всем, с кем сталкивался – здоровался. Был там только один незнакомый человек, которого я никогда не видел. Какой-то странный человек, который мало того что был при костюме, так еще и в очках, да и еще… Мерлин, не знаю почему, но меня передернуло от его вида. Он как будто внаглую жевал жвачку, или у него так челюсти просто по инерции двигались? Надо будет узнать его имя и навести справки. Возможно, самое разумное будет навести эти справки через Терренса. Нет ни одной свиньи, о которой он бы не знал. Надеюсь.
Советник министра, приземистый человечек, мистер Пьюси, насколько я помнил, показался хорошим. Пока не заблокировал дверь. На это я не смог сдержать потока огромного количества мыслей. Что-то очевидно было не так. Может, они не с такими уж и добрыми мыслями нас созвали сюда? Почему я не взял с собой противоядий? Вдруг нас хотят отравить? Надо было отправлять сюда Гидеона… Хотя нет, чушь, быть такого не может. Они же хотят сотрудничества, а сотрудничество будет. Я лично это гарантирую. Хотя все не выглядят такими воодушевленными. Интересно, как там зелье? Гидеон с Эмили справляются?
Странный человек сказал что-то очень вежливое. Нет. Он все равно мне отвратителен на каком-то подсознательном уровне. И какой у него мерзкий американский акцент.  Как можно так коверкать наш чудесный английский язык? Болтает, как обезьяна, свесившаяся с секвойи. Его что, из американского цирка выловили?.. Естественно, малец Эйвери, которого между прочим вчера вытащили из Министерства на свет божий, не смог выдержать. Тут я просто хмыкнул. Хотел бы я посмотреть на собрания этого пресловутого Люмено. Эйвери орет грубые вещи, Гидеон со своей экспрессивностью. Добавить туда еще мальца Малфоя, девчонку Бёрк… О Мерлин. Это же был бы полный цирк. Только малышку Мальсибер туда еще запихнуть и вообще можно писать комедийную версию истории фантастических тварей, и где они обитают.
- Спасибо за оказанное доверие, мистер Пьюси. Рад вас видеть! Надеюсь, что взаимно, – как можно добрее улыбнулся я ему, стараясь не показывать, что мне не нравится, что дверь заблокирована.

+4

9

Было бы глупо предполагать,что бизнесмены магической Британии будут в восторге от предстоявшей встречи с представителем администрации министра. У них отмечалось патологическое неприятие бюрократии и слов политической верхушки, и если Фиделиус растягивал кривую улыбку, мысленно посылая проклятия (о, это был особый бальзам), то молодое поколение даже не пыталось этого делать. От этого, собственно, с молодым поколением было даже интереснее, потому что - ну что этот Фиделиус может сделать? Он будет до последнего расшаркиваться перед властью, надеясь урвать что-то ещё.
Мне нравилось чувствовать себя выше них. Как минимум потому что, будучи выпускником Слизерина, как и большинство них, я преуспел намного значительнее. Не считая, правда, этого среднего Яксли, который отчего-то пользовался привилегиями мадам Корнер. И даже сейчас его здесь, разумеется, не было - и это немного бесило, хотя он вроде и не должен быть, но я не переставал улыбаться.
Чарльз поприветствовал меня  отдельно, кажется, даже делая намек на какой-то дополнительный личный разговор. А может, мне просто показалось - но с этим мы разберемся потом.
Некоторые гости предпочли промолчать на приветствие и только смотрели на меня, ожидая продолжения. Старший Яксли - который нравился мне намного больше, чем его кузен - излучал какое-то особое миролюбие. Хм, это было любопытно. Мы только что отпустили его сыночка из следственного изолятора, а он так улыбается? Рад, что вернули чадо родителям? Хочет сгладить ситуацию? О эти разногласия внутри аристократической верхушки. Или лучше сказать - низов?
У расположившейся на первом ряду мисс Лотте оказалась на коленях клетка с немаленьким таким пауком. Ну, животные довольно забавные, но зачем тащить его сюда? Впрочем, она человек моды, может, у них сейчас это самый писк - появляться на людях с фантастически-экзотическими тварями.
Но это натолкнуло меня на ещё одну мысль, и я наложил на помещение заклинание, которое организовывало помехи на возможных записывающих устройствах. Маги нынче были довольно продвинутые.
- Прошу прощения за предпринятые меры, - я кивком указал на дверь. - Нынче такое время, лучше лишний раз перестраховаться. Я имею в виду, конечно, вероятность того, что ни с того ни с сего может нагрянуть Люмено.
Некоторые в министерских кругах, кстати, уже опасались называть эту группировку по имени, подобно тому, как когда-то боялись называть Волдеморта. Я же считал это полной чепухой, хотя бы потому что до уровня Темного Лорда этой горстке революционеров было ещё пилить и пилить (а я почти не сомневался, что это всего лишь горстка). Хотя они и были достаточно умны. Но Кастеллум был умнее.
И именно по этой причине  своей фразой я даже не рассчитывал на какую-то особую реакцию у аудитории - разве что кроме чьего-нибудь внезапного фырканья.
Забини, которая вот-вот должна была стать миссис Эйвери (а по плану Кастеллума таковой не должна вообще стать, осталось совсем чуть-чуть до выхода закона, только тссс! это должен быть сюрприз!), ворковала со своим женихом, и краем глаза я уловил движение руки этого жениха в районе, кажется, ноги Равенны.
Я еле удержался от закатывания глаз в ответ на это - нет, серьезно, без этих брачных игр было никак не обойтись, да? Ну да ладно, это не имело особого значения, и реальное внимание привлекла скорее фраза младшего Эйвери. Оскорбление в мой адрес я пропустил мимо ушей - в молодом человеке явно играла не более чем зависть, ну и неприятие того, что эта самая “карикатура” вызвала его на встречу. Всё-таки власть - сладкая штука.
О, мы не любим иностранцев? Интересно. Но впрочем, это логично, в сфере бизнеса они лишние конкуренты.
- Потому что министерство не считает нужным повторять одну и ту же информацию дважды, - в моем голосе были всё те же спокойствие и улыбка. - Если Вас что-то не устраивает, мистер Эйвери, Вас никто не держит, и двери откроются в любой момент.
А следственный изолятор уже соскучился по Вас за эту пару дней, - добавил я мысленно.
- Что же касается первого вопроса, - я перевел взгляд на американца, который, кажется, являл собой воистину воплощение делового человека, - то да, мы хотели предложить вам сотрудничество. Как мы надеемся - взаимовыгодное, потому что мы готовы обеспечить вам большую прибыль в обмен на некоторые шаги навстречу с вашей стороны. То есть...мы поможем вам с заключением контрактов, в том числе с зарубежными партнёрами, а от вас мы будем ждать отчётность о том, с кем и как вы сотрудничаете. По сути, ничего сложного или нелогичного, не правда ли? - я старался скрыть лёгкую издевку, но возможно, она промелькнула все же в моем голосе. Эх, ну, что теперь поделать? Только продолжать улыбаться, осматривая всю аудиторию.
[nick]Adrian Pucey[/nick][status]never trust anyone[/status][icon]http://s7.uploads.ru/iKvz6.png[/icon]

+3

10

Несмотря на то, что она заняла место в первом ряду, Диана не отказала себе в удовольствии проявить любопытство, где тайно, а где и явно покрутить головой, то и дело обнаруживая все прибывающих знакомых или, по крайней мере, известных ей лиц. В этом был плюс ее статуса - иностранка. А иностранке все простительно.
Заклинание, которое применил Пьюси, она не опознала, поэтому особого беспокойства оно у нее не вызвало, Джанни говорил, что оборудование у него супер, а в таких вопросах Диана фотографу доверяла. В ответ на почти шутовское утверждение Пьюси, что сюда могут нагрянуть Люмено, Диана скосила взгляд на Эйвери.
Люмено в виде Эйвери-младшего уже было здесь. Оба - и отец, и сын казались слегка странноватыми. Младший считался красивым мужчиной, но и только. Диана была немного в курсе его отношений с бедняжкой Еленой и после ее рассказа мысленно поставила рядом с его именем жирный минус. А теперь еще и эта помолвка. Равенну Диане было жаль, и она настойчиво просила Терренса, чтобы с этим дурацким договорным браком сделали что-то побыстрее. При этом их отношения с Равенной никогда не достигали той степени близости, чтобы девушка жаловалась ей на жизнь, да и внешне она тоже никак не выражала злость или отчаяние, даже сейчас сидела с невозмутимой улыбкой мадонны. Но у Дианы в голове не укладывалось, что она может быть довольна своим женихом. В самом деле, что это за мужчина, который только и делает, что покорно принимает чужие решения, а свое недовольство проявляет в почти детском желании разломать все вокруг. Вот только в отличие от детей, в его случае это уже закончилось убийством, и тут Диана совсем не понимала Терренса. Как можно было вытаскивать его из тюрьмы? Он просто решит, что ему все дозволено и продолжит в том же духе. Теперь же выяснилось, что мсье Эйвери был еще и хамом. После его фразы про иностранцев Диана, уже не скрываясь, скользнула взглядом по нему и его отцу. Действительно, всегда следует отдельно собирать достойных и... недостойных. Она частенько велась на провокации, да и сама могла сказать что-нибудь эдакое, но сейчас ее останавливало присутствие Равенны и старшего Эйвери, с которым у Катрин был роман. О Мерлин, что она в нем нашла?! Это Катрин-то, с ее страстностью, эмоциональностью, и такой странный тип рядом - с совиными глазами, жестким крупным подбородком и сжатыми в линию губами, свидетельствующими о совсем не мягком характере. Наверное, что-то в нем все же было, избранник старшей Лотте просто не мог быть пресным и скучным. Кстати, Диане показалось, что сейчас он глянул на нее неодобрительно.
Чуть дальше сидел Эдриан Рим, являвший собой воплощение делового человека и мало напоминавший того мсье Рима, которого она привыкла видеть в антикварной лавке. Когда они случайно встретились взглядами, Диана улыбнулась. Вот за ним она собиралась следить особенно внимательно. Они находились в схожих обстоятельствах - иностранцы в чужой стране, пытающиеся вести собственный бизнес и конкурирующие (весьма успешно) с британцами. Она не без основания считала, что Рим весьма опытен в таких делах и его реакцию она собиралась принять в расчет.
Среди тех, с кем ей еще приходилось встречаться, был Ричард Яксли. Терренс представил их друг другу и с тех пор Диана считала его совершенно очаровательным пожилым джентльменом, он казался ей олицетворением той самой старой Британии, про которую пишут книги, а маглы снимают фильмы. Как у него появился такой сынок-оторва - уму непостижимо! Ну по крайней мере, тут все было ясно, вытаскивая его, Терренс защищал доброе имя семьи или, вернее, то, что от него осталось. Как все-таки у этих англичан все сложно с вопросами крови!
Когда Пьюси вновь заговорил, Диана чуть сощурилась. Взаимовыгодное сотрудничество? Да вы шутите, мсье?! После своей эффектной фразы он оглядел зал, Диана поймала его взгляд и светло улыбнулась. Вот мерзавец, ни слова о том, что мистер Малькольм Эйвери не прав и ему следовало бы придержать язык. Ха! Вместо этого он лишь заметил, что лишний раз министерству не хочется тратить деньги и открывать рот.
- Какое оригинальное предложение, - громко заговорила Диана, чтобы ее хорошо было слышно во всем зале.
В ее речи вдруг проявился легкий французский акцент, в обычное время почти не заметный.
- Мсье Пюси, английский язык такой сложный, я не все до конца понимаю. Давайте разберем ваше предложение на примере. Для наглядности. Вы собираетесь обеспечить мне большую прибыль? Каким образом, мсье? Пришлете ко мне мадам Пюси? О, я совсем не возражаю. Но дальнейшее меня слегка беспокоит. Я должна тут же отправить вам сову и сообщить, что мадам решила заказать у меня... как лучше назвать? Пусть будет линжери... а еще жаловалась, что за ужином вы, мсье Пюси, перебарщиваете с виски. Вполне возможно, что такая... как бы это сказать... информационная открытость - английская традиция. Но мне кажется, это чуточку чересчур. А вам так не кажется? И если я чего-то не поняла, объясните это мне более внятно, сделайте скидку иностранке, подрывающей своим бизнесом английскую экономику, - да, она все-таки не удержалась.

+2

11

Малькольм бросил на невесту самодовольный взгляд и Равенна улыбнулась в ответ краешком губ. Реакция Эйвери-младшего на легкое касание ее пальцев была ровно такой, как ведьма и ожидала. И, как и было запланировано, отлично подчеркнула настрой Забини относительно начинающегося мероприятия. Чхать она хотела и на достопочтенного мистера Пьюси, и на Министерство Магии в полном составе, и на все «деловые» предложения этой официально правящей верхушки общества, которая мнила себя не иначе как богами и позволяла себе дергать кого и когда заблагорассудится в мерзкие пафосные кафешки и втирать свои бредни о «взаимовыгодном» сотрудничестве, абсолютно не считаясь с желаниями и занятостью волшебников в предложенные для дискуссий часы. Равенна бросила короткий взгляд из под опущенных ресниц на советника министра с целью проверить, отметил ли он, что легкомысленная девочка в первом ряду по уши занята женихом и не способна думать ни о чем, кроме предстоящей «свадьбы века». И удовлетворенно хмыкнула про себя. Судя по тщательно выдержанному выражению лица Пьюси, когда взгляд мужчины остановился на колоритном трио настоящих и будущих Эйвери, он это явно заметил. Ну и прекрасно. Теперь можно слегка расслабиться и послушать соловьиные трели, заказанные Министерством, дабы усладить уши бизнесменов всея магической Британии и, несомненно, устроить им какую-нибудь подлянку в своем излюбленном слащавом стиле.
Однако, не тут-то было. Пальцы Малькольма внезапно дрогнули и до хруста сжали коленку Равенны, едва в зале прозвучало имя Гэмпа, скромно вплетенное в логичный вопрос мистера Рима (ответ на который ведьма в общем-то тоже хотела бы услышать). От неожиданности девушка впилась ногтями в руку жениха и едва слышно зашипела, резко повернув голову в его сторону. Но почти тут же взяла себя в руки, тем более, что сбоку раздался вкрадчивый голос потенциального свекра, намекающий, что чересчур импульсивное поведение его драгоценной кровиночки не иначе, как реакция на звучание фамилии его более удачливого соперника, изловчившегося оттяпать себе Елену когда-то-Розье из под самого носа Малькольма. Губы Забини изогнулись в саркастичной улыбке. Как легко, оказывается, задеть Эйвери-младшего, прямо-таки душа радуется. Но то была реакция Равенны, которая приближалась к расторжению помолвки и не так давно выскользнувшей из объятий любимого мужчины, а не девушки, жаждущей свадьбы с перспективным юношей из «навсегда священных двадцати восьми». Поймав себя на неправильности реакций, ведьма поспешила исправить положение, потому как настоящего положения дел между ней и Малькольмом не должен был знать никто. И в первую очередь, Чарльз Эйвери. Равенна кивнула свекру, опустив подбородок буквально на миллиметр, и, выдержанно смотря прямо перед собой, наклонилась чуть ближе к пока еще жениху.
- Если ты считаешь, что возвращение в следственный изолятор приблизит тебя к твоей цели, то пожалуйста, продолжай в том же духе. Между тем, не забывай, что каждую ночь промедления она проводит с тем, кто носит так ненавистную тебе фамилию, - ровно произнесла Рейв, так тихо, чтобы слышал один только Эйвери-младший. Ее ногти вновь впились в руку Малькольма, надеясь, что боль приведет его в чувство. Но лишь на мгновение, а следом ладонь девушки снова легла на руку жениха, накрыв воспаленные лунки ладонью. Кажется, бадьян сегодня понадобиться им обоим. – И пока ты не научишься контролировать себя, это будет продолжаться. Прекрати этот детский сад. И лучше не разговаривай вообще, если не можешь сдержать свои реакции на это имя. Ты же представитель "священных двадцати восьми", а не маггл с задворок Лондона. Так веди себя соответственно.
Надеясь, что смысл ее слов достиг сознания Малькольма, Равенна переключилась на диалог, который, кажется, все-таки начинался у глубокоуважаемой публики с не менее уважаемой администрацией мистера Гэмпа. Все равно, она не могла сделать ничего больше. И если Эйвери решит и дальше устраивать показательные выступления, то успокоить жениха выше сил ведьмы.
Между тем, предмет беседы оказался преинтереснейший. И Рейв даже чуть наклонилась в сторону советника министра, чтобы не пропустить ни одной затаенной издевки в его голосе и ни одного изменения мимики, которые открывали куда больше, чем произнесенные фразы. Брови Равенны непроизвольно взметнулись вверх, а в глазах появился легкий скепсис. Все это нравилось ведьме безумно. И прежде всего, своей откровенной наглостью. Нравилось настолько, что девушке даже захотелось задать вопрос. Ведь, в конце-то концов, предстоящая свадьба не более, чем фарс, и дела фирмы вести по-прежнему ей. Вопросительно взглянув на Малькольма, что должно было означать, что она спрашивает у будущего мужа разрешения, Рейв вновь перевела взгляд на Эдриана Пьюси. И обождав, пока Диана, явно решившая строить из себя дурочку, закончит говорить, небрежно взмахнула рукой, привлекая к себе внимание советника министра.
- Мистер Пьюси, - Равенна слегка кивнула в знак приветствия. – Мне так же хотелось бы кое-что уточнить. В частности, какого рода данные интересуют Министерство. Допустим, как хозяйка развивающейся фирмы по выращиванию лекарственных растений, я была бы не прочь выстроить деловые отношения с Мунго. Особенно, если мне помогут заключить эксклюзивный контракт на, скажем, ряд сложных растений, требуемых в небольшом количестве, которое способна обеспечить «Foresta della vita». В этом случае, насколько я понимаю, отчетность и так будет открытой, так как госпиталь не скрывает своих закупок и регулярно направляет информацию в  выше стоящие инстанции. Поскольку у нас намечается сотрудничество, - Забини позволила себе улыбнуться, не скрывая насмешку так же, как недавно Пьюси, - Я также готова предоставлять списки тех растений, которые закупили частные лекари. И о их стоимости, разумеется. Однако же, как Министерство наверняка знает, часть моего бизнеса направлена на изготовление зелий весьма специфического характера. И я сильно сомневаюсь, что волшебники и волшебницы, приобретающие зелья, направленные на решение сложностей в сфере интимных отношений, будут продолжать пользоваться моими услугами в том случае, если я буду сообщать их данные куда бы то ни было. Поэтому я прошу уточнить. Министерство не будут интересовать подобные мелкие заказы? Или же, например, мы можем ограничиться тем, что я укажу количество приобретенных настоек без ссылок на имена заказчиков? Так же мне хотелось бы знать, будут ли проводится какие-либо проверки предоставляемой отчетности. И если да, то в какой форме. Иными словами, ожидать ли мне Вас в гости.

Отредактировано Ravenna Zabini (2018-05-23 22:15:08)

+3

12

Обстановочка была, мягко скажем, напряженная. Никто не был настроен радушно, пожалуй кроме этого очень странного старика. Он безумно рад? Серьезно? То есть его бизнес сейчас оградят по правую, левую, косую, верхнюю и нижнюю стороны, а он будет радоваться? Кастеллум кому-то платит, чтобы он вел себя таким неожиданным способом и поддерживал любую его идею? Странно как-то. Кто этот старик? Яксли? Что ж кузена своего с собой не захватили. Я бы сейчас сидел рядом с вами и завирал бы ему про то, что его, с позволения сказать, бизнес когда-нибудь станет известным министерству. Желательно, я бы это говорил где-нибудь недалеко от Пьюси. Ему бы понравилось. А Кастеллум смог бы найти повод, чтобы Фиделиус, такой мирный и очень удобный (денежки? - пожалуйста. Новый закон? - пожалуйста), притих еще сильнее. Можно было бы захватить еще компанию этому недоростку, который сейчас изображает из себя важную птицу. Но он всего лишь маленький желторотый птенец, только что вылупившийся из следственного изолятора,  и лучше бы он помалкивал. Он серьезно думает, что ему ничего не грозит? Нет, конечно, Пьюси его бизнес не прикроет. Все отлично. Но вот только неужели этот Эйвери действительно думает, что после его фразы про "достойных британцев", я просто оставлю его жить спокойно дальше? Нет. Хотя он опасный фрукт. С ним так голыми руками сражаться нельзя. Но кто сказал, что я, Эдриан Рим, буду с кем-то сражаться голыми руками? Пф. Конечно, можно вставить едкий комментарий, что неуважение иностранцев и проявление нетолерантности карается возвращением в изолятор, но я решил, что лучше пусть я послушаю и получу бездну полезной информации. а потом сделаю то, что делаю всегда, - использую ее по назначению. Так что, маленький мальчик, вы можете со своим не менее маленьким дружбаном (да-да, тем лосярой под два метра) не пытаться продвигать свои террористические планы. Вы на мушке, сэр.
Пьюси между тем начал говорить. Я с трудом сдерживал фырканье. В Кастеллуме решили вести такую стратегию? Нет, конечно, я только работаю на них таким сторонним консультантом, но, кажется, мне очень хочется сейчас же выйти в камин и сообщить Белинде, что они идиоты. Конечно, альтернативы никому они не оставят. Но создавать ежовые рукавицы для бизнеса... Отчитываться с кем и как... Да это просто... такая жирная-жирная и неприкрытая ничем уловка. Бизнесмены же не дураки! Ну кроме этого Яксли. Кажется, у них это семейное...
Я невольно улыбнулся на комментарий Диан. Ни с чем не поспоришь. Конечно, не поспоришь и с тем, что Каст знал, кого посылать. Уж кто-кто, а Пьюси не прогнется ни под каким давлением даже огромного количества недовольных бизнесменов. Кто-нибудь мог бы не совладать, но этот и бровью не поведет. Просто сделает вид, что слушает, и ничего не сделает. Совершенно ничего. Эдриан даже очень явственно видел картину: приходит Пьюси в штаб, его спрашивают - "ну как?!", а он поводит плечом и говорит "ну разумеется, они согласились, у них разве был выбор?". Да. Выбора не было. И не будет. 
Пока-еще-мисс-Забини задавала очень животрепещущий вопрос. Он с согласием кивнул на ее слова, что волшебники и волшебницы просто не захотят делать заказы, если их имена так быстро и легко будут всплывать и проплывать прямо под длинным носом государства.
- Что ж, - тихо, но очень уверенно проговорил я - Конечно, здесь есть некоторые недовольные присутствием иностранных граждан, но напомню, что вклад в экономику мы делаем неимоверный. Но если некоторые господа хотят подорвать этот вклад, мне лично станет обидно за вашу процветающую Британию. И насчет подрыва вклада. Я согласен со всеми вопросами уже озвученными, поскольку меня это тоже интересует. От себя добавлю, что, мне кажется,  отчетность - это, конечно, хорошо. Но не забывайте, что мы не люди одних сплошных бумажек. Бюрократическая волокита загубит любой хороший бизнес. Чтобы эта идея работала и очень хорошо, нужны помощники, - и только попробуйте сказать, что я приютил у себя под крылом Аэрин. Вот не поладите со мной, совсем не поладите. - А это - отдельная трата времени и средств. Готово ли министерство выделять каких-то людей для облегчения этой бумажной волокиты? Может быть, вы будете посылать каких-то стажеров? - и заодно первоклассных шпионов. - Расскажите, пожалуйста, поэтапно, как все эти подтверждения вообще подходят. Что конкретно, -я невольно подчеркнул слово "конкретно" с какой-то необыкновенной интонационной силой. - хочет получать Министерство за это сотрудничество? Пиар дополнительный наших компаний, - повышающих вашу экономику, между прочим, - предусмотрен? Сможете ли вы организовать полную протекцию личных данных?
Я решил поиграть в дурачка и не рассказывать, что его безусловно беспокоит вот вся эта сдача личных данных. Ну предположим,купит у меня Равенна летающие тарелки. И что, все министерство узнает, где они находятся и что у мисс Забини есть деньги на этот уникальный товар? Что вообще происходит? Я попытался сфокусироваться на Пьюси и не обращать внимание на происходящее вокруг. Но, к сожалению или к счастью, полностью абстрагироваться не получалось. И мне начало казаться, что я в театре абсурда. И руководит этим представлением клоун по имени Эдриан Пьюси (а художественный постановщик - сама Белинда Корнер, но вы же понимаете).

+3

13

Лица, взгляды, странные вопросы и заявления, странные предложения и еще масса всего свалилось на меня в тот день. Надо сказать, я позволял себе наслаждаться свободой ровно в той мере, в которой она была мне дана. И, как настоящий мужчина, только покинувший неприветливые стены, я желал ощущать рядом с собой женское тепло и женскую ласку. И ладно, что я уже успел завершить ритуал “празднования свободы” с девчонкой-драконологом. Внимание приличной дамы мне было все же крайне приятно. Еще больше порадовала меня сдержанная реакция Пьюси, который, судя по всему, сам завидовал моему улову (еще бы, я достаточно хорош и могу себе позволить делать все, что мне захочется с этой молодой красоткой, а с ним, наверняка, и девка гулящая согласна лечь только за хорошую доплату и после истерического смеха).
Справедливости ради, могу сказать, что Пьюси вообще, видимо, поставил себе цель - развеселить меня. Он выдавал именно те реакции, которые меня веселили. То про Люмено скажет, то подставится под неудобные комментарии с моей стороны - сказка, а не собрание. Впрочем, это я сейчас понимаю, что все было довольно весело, тогда же мое настроение менялось со скоростью движения заколдованного бладжера. Я бесился, веселился и возмущался. И, кажется, этим умудрялся довольно сильно растревожить отца, который даже что-то прошептал моей будущей жене. Логика подсказывала мне, что он наверняка пытается ее научить успокаивать души моей прекрасные порывы, но тоненький голосок саркастической надежды скрипел что-то невнятное о том, что любимый папочка может давать указания моей невесте насчет обязательной послетюремной добрачной ночи, тем более, что отец мог заметить шипение моей прелестной невесты. Но надежды были развеяны практически сразу. Действительно, отец отреагировал на то, как я отреагировал на проклятую фамилию. Более того, Равенна, которая, похоже, начала чувствовать приближающую свободу, отреагировала на моей повоедение отвератительно-резко. Она перешла к наставлениям, угрозам и вообще вела себя неподобающе для юной леди. На ее замечание по поводу того, с кем и сколько ночей проводит Елена, я был вынужден отреагировать очень сдержанно.
- Молчи, если не хочешь испортить себе жизнь, - прошипел я раздраженно, пытаясь вложить в свою угрозу, как можно больше смыслов, - я знаю, кто тебе важен и насколько. Так уж вышло, что в этой сфере наши интересы не пересекаются. - Я зыркнул на нее, но зато переключился с долбанного придурка Гэмпа и его еще более долбанного придурка Пьюси на мысли о том, как именно можно было бы отомстить Равенне и ее близким. Затем я вспомнил, что вчерашняя Дэвис была хорошей подругой Забини, и это заставило меня едва заметно, но все же не менее жутко улыбнуться.
Тем временем, Пьюси решил заметить, что министерство достаточно лениво и не обеспечено, а также плохо заботится о своих гражданах, так что не готово организовать две встречи - для людей первого и второго сорта. Возможно, он сказал не так, но я почему-то запомнил именно эту формулировку. А это означает, как вы понимаете, что данная формулировка - единственно-правильная.
Впрочем, все эти непростые размышления и переживания не очень хорошо повлияли на мою внимательность, так что я попросту пропустил самую интересную часть рассказа мимо ушей. Все-таки, препирательства с Равенной (слышал бы нас папочка, мы с ней просто идеальные представители современного поколения молодоженов, которые начинают активно выяснять отношения еще до заключения брака), занимали большую части моего внимания. Возможно, именно поэтому я вновь включился в процесс лишь тогда, когда заговорила она.
Услышав голос своей невесты, я поднял голову и с искренним недоумением уставился на нее. Мне хотелось уточнить, в своем ли уме моя милая и о какой такой ереси она говорит. Что за данные, которые она собралась предоставлять, зачем? Почему это может быть нужно министерству и зачем она вообще тратит время на это крайне бесполезное рассуждение? Я даже хотел сжалиться над Забини и думал о том, чтобы грубо одернуть ее и уверить многоуважаемое сообщество британских волшебников и двух иностранцев о том, что моя будущая жена совсем разум потеряла от предсвадебной лихорадки. Но, благо, я все же одумался и осмотрелся. Никто не реагировал, никто не смотрел на Равенну, как на помешанную, кажется, все слушали и были в курсе. Я скептичечки хмыкнул и сдвинул брови, видимо, надо было подождать и не торопиться с выводами и с необдуманными действиями.
Тем более, что следующим заговорил америкашка, который тоже начал выдвигать какие-то требования. Я мотнул головой. Даже в мою люменскую голову не укладывалось то, что министерство способно на такие безумные и бездумные действия.
Я повернул голову и вопросительно посмотрел на отца, но не успел поймать его взгляд. Чарльз внимательно слушал Эдриана и, кажется, даже был с ним согласен (хотя, возможно, ему попросту нравилось соглашаться с теми, кто был публично не согласен с Терренсом, или же, у отца были еще какие-то веские причины).
- Пиар дополнительный наших компаний предусмотрен?
На этом моменте я не смог сдержать не очень уместное хмыкание, бросил злобный взгляд на Рима и чуть отодвинулся от Забини, дабы та не начала вновь испытывать мое терпение и читать мне нотации - я и без того из-за нее пропустил слишком много информации.
Пока я был занят своими перемещениями в пространстве и возмущениями, произошло то, чего ожидать я точно не мог - с места поднялся мой отец, который решил, видимо, шокировать всех и довести меня до преждевременной кончины.
- Любопытное предложение, - протянул Чарльз и выразительно посмотрел на меня, кажется, он хотел, чтобы я промолчал. - Мистер Пьюси, я уверен, что над этой идеей трудились лучшие умы министерства, во главе, разумеется, с Вами и с нашим замечательным Министром. Более того, я уверен, что существует множество нюансов, которые вы еще не успели озвучить. К тому же, я хочу сказать, что реакция окружающих может быть понятна. Мы, опытные бизнесмены, представители думающей касты британских волшебников и, разумеется, представители других магических сообществ, - отец улыбнулся и одарил ледяным взглядом каждого из присутствующих. - Так вот, думаю, мистер Пьюси, Вы можете списать некоторые возмущения и непродуманные реакции моих товарищей на то, что они могли не обладать достаточным объемом информации. А это, как вы понимаете, мы, как начальники, терпеть не привыкли. Тем не менее, я могу сказать, что готов поддержать эту идею. Более того, в верю не только в то, что министерство не только обеспечит нам заключение выгодных договоров и окажет протекцию, но и возьмет на себя все возможные расходы на проведение подобных объемных работ. И я имею ввиду не только оплату человекочасов. К тому же, вынужден согласиться с юной мисс Забини и мисс Лотте. Хотелось бы получить больше информации по поводу той информации, которую нам необходимо будет предоставить нашему прекрасному министерству. Спасибо.
На этих словах мой отец сел. А я задумался о том, что, вероятно, волшебников маразм начал настигать раньше. Возможно, темная магия играет свою роль.
Все еще пребывая в состоянии шока, я медленно встал и заговорил, не сводя взгляда с Чарльза.
- Во-первых, мистер Пьюси, - я бросил настороженный взгляд в сторону Равенны, - я все же считаю, что иностранцы не должны принимать участие в мероприятии наподобии этого, а если Вы их все же хотите подключить к отчетности, то не забудьте о том, кому они могут, в итоге, пересылать полученные от британских волшебников выручку и повысьте, наконец, налоги на прибыль для иностранцев-предпринимателей. Во-вторых, вынужден признать, что я не готов принять предлагаемые Вами условия. Ваша идея может разрушить мой бизнес. Вы серьезно думаете, что мои клиенты захотят, чтобы я предоставлял информацию о них? Может, вы к тому же хотите, чтобы я предоставил Вам список заклинаний и мер, которые я использовал? Чтобы кто-нибудь, добравшись до Ваших записей, смог бы взломать мои защитные чары и дискредитировать меня?! Прошу отметить, что мои клиенты - состоятельные и, иногда, довольно опасные люди. Им есть, что терять, в отличии от Вас, мистер Пьюси, министерский служащий. И если они потеряют что-то, то они найдут способ отомстить. Отомстить мне, в первую очередь. И что, хотите сказать, что министерство заинтересовано в скандале? Сначала, из-за глупых страхов министерства, была сорвана моя помолвка, я оказался в изоляторе, я заболел, более того, Вы загребли еще и блаженного и страстного Гидеона! А теперь хотите убить меня руками моих же клиентов?! Благодарю. Но соглашение о конфиденциальности, подписанное мною и моими клиентами, должно обезопасить меня от идиотских идей министерских пешек.
Я говорил страстно, останавливаясь лишь для того, чтобы судорожно перевести дыхание, и затем я продолжал свою пылкую речь. Сторонний наблюдатель, знавший меня достаточно хорошо, мог бы предположить, что я надышался гидеоновскими бациллами и заболел якслиболтливостью. Все-таки, обычно я не отличался ни многословностью, ни эмоциональностью. Зато привычная мне структура куда-то нагло исчезла, так что я скакал с мысли на мысль, принимал свои предыдущие гипотетические высказывания за непреложную истину и распалялся сильнее.
Переводя дыхание и пытаясь справиться с покрасневшими от возбуждения щеками, я глянул на свою невесту и добавил.
- Более того, Вы считаете, что можете лишить жизни и бизнеса не только меня, но и будущую миссис Эйвери. И вообще,- хмыкнул я скептичесики, - почему здесь нет ни одного частного предпринимателя из Лютного? Эти достойнее всяких иностранцев. Или вы боитесь реального сопротивления? Что ж, - заявил я, с едва заметной ухмылкой, честно сказать, я думал, скорее, о том, как славно было бы посмотреть на поведение Айлы в этой ситуации, да и на саму Айлу посмотреть...
Я хотел сказать еще и про то, что лягу костьми, но не позволю им вмешиваться в дела отцовской фирмы, хотя бы после смерти отца, но стоило мне взглянуть на каменный профиль Чарльза, как я понял - его в это лучше не вмешивать. Да и переночевать сегодня стоит в своем доме и не сталкиваться с родительским раздражением. На секунду мне даже подумалось, что отца бесила моя реакция. Возможно. он даже счел ее немного детской. Возможно, он тоже не был безоговорочно согласен с позицией министерства, но не хотел открыто спорить. Но это была секундная мысль, которую почти тут же сменила более реалистичная идея - отец стар, сходит с ума. Впрочем, подобный вывод я мог сделать еще тогда, когда он решил создать Фиделиус - сборище престарелых идеалистов, не способных на какие-либо полезные действия. Я мотнул головой и попытался вникнуть в слова окружающих меня придурков.

оффтоп

слова Чарльза подчеркнуты так, потому что его роль не настолько велика в этом круге, чтобы давать ему отдельный пост хд мне лень писать два поста

+1


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » #6. Это просто деловой подход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC