массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Terrence Yaxley
Это просто деловой подход - Adrian Rim

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Ich mache goldnen Honig


Ich mache goldnen Honig

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ICH MACHE GOLDNEN HONIG… aus konzentriertem Gift

http://se.uploads.ru/t/pRSPf.gif    http://s1.uploads.ru/t/NKTtV.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

примерно март 28го

Лавка мистера Рима, Лондон

Равенна Забини, Эдриан Рим

Что может быть общего у человека, который знает цену всем растениям, особенно редким, и человека, который знает цену практически всему? Наверное, какое-то очень важное дело

Отредактировано Adrian Rim (2018-05-13 14:43:46)

+2

2

Вывеска была не слишком заметной, а сама лавка отнюдь не большой и неярко освещенной. Ни один служащий не кинулся навстречу Равенне, когда девушка перешагнула порог под тихое звяканье колокольчика. И даже когда ведьма сняла пропитанный дождем капюшон, изящно встряхнув влажными волосами, поблизости так никто и не появился. Но все это не имело ровным счетом никакого значения, если хотя бы доля слухов об этом неприметном заведении является правдой.
По меркам магического Лондона магазинчик открылся не так давно. Но, тем не менее, в среде клиентов Равенны о нем уже шла молва. Эксклюзивно, качественно, дорого – лучшая рекомендация для того, чтобы заглянуть сюда если ни при первой возможности, то уж под настроение точно.
Мисс Забини вынашивала эту идею уже не одну неделю. А когда ей показали несколько вещиц, приобретенных по указанному адресу, глаза девушки наконец загорелись подлинным интересом. Не столь всепоглощающим, как при упоминании о редком растении класса С или трудно доставаемых ингредиентах, способствующих росту какого-нибудь стрихноса или бругмансии. Но все же сильным до такой степени, чтобы отправиться в лавку мистера Рима в ближайший выходной.
Равенна пока совершенно не представляла, что именно хочет приобрести здесь. В первую очередь, юной ведьме было необходимо банально удовлетворить любопытство. Во-вторых, было бы неплохо купить пару достойных ее внимания предметов интерьера, спустив на них весь полученный на днях гонорар до последнего кната. Вещицы предполагалось разместить в рабочем кабинете, чтобы при удобном случае демонстрировать их тем клиентам, которые способны оценить их качество и цену, лишний раз подтверждая благополучие и успех «Foresta della vita». Раз уж эта лавочка становится модной в определенных кругах, Рейв просто обязана иметь несколько сувениров отсюда. Ну а в-третьих, признаемся честно, мисс Забини питала слабость к красивым вещам. А то, что ей удалось увидеть в руках других волшебников, вызывало восхищение.
Пока Равенна была предоставлена сама себе, она успела скользнуть взглядом по ближайшим от входа стеллажам, изучая выставленные на них вещи. И ни капли не сомневаясь, что наиболее стоящие экземпляры до поры до времени укрыты от посторонних глаз. Но как только к ней приблизился мужчина, взгляд девушки тут же обратился на него.
- Полагаю, имею удовольствие видеть самого мистера Рима, - мягко и негромко произнесла ведьма, позволяя себе изучить хозяина этого преинтереснейшего местечка. – Мое имя Равенна Забини и меня интересует все, что Вы можете расценить как достойное моего внимания. – Своей улыбкой девушка дала понять, что рада долгожданному знакомству. - Сегодня меня больше всего привлекают предметы интерьера. Или же что-то из посуды. Если, к примеру, сервизы, то возможно даже не полные.
Акцент на слове «сегодня» подсказывал, что, если они придутся друг другу по душе, то мисс Забини зайдет сюда еще не раз. Не забыв при этом оставить в лавке львиную долю заработанных галлеонов. Правда вот ничто в облике ведьмы не говорило о том, что они у нее и вправду есть. Под теплым плащом самого простого покроя пряталось шерстяное платье, светлее на несколько тонов, а единственным украшением был неизменный кулон с дравитом, сейчас скрытый под плотной тканью верхней одежды. Подтвердить слова девушки могла лишь бескомпромиссная уверенность в себе, которая сквозила буквально в каждом движении.

Отредактировано Ravenna Zabini (2017-10-11 22:47:47)

+1

3

Если первые полгода мистер Рим пытался абстрагироваться ото всего американского прошлого, прочувствовать британскую атмосферу, погрузиться в нее, скажем так, со всей головой, то теперь, когда у него появилась лавка, никакой упорядоченности в его мыслях теперь и близко не было. С одной стороны, ему хотелось уже как можно скорее начать свои темные делишки по схеме Штатов: домов вокруг Лондона, да и не только, было море, призраками остров изобиловал («Насколько же здесь неудовлетворенные жизнью люди живут», - часто думал Эдриан, натыкаясь на упоминание об очередном бешеном призраке.)  С другой стороны, он не мог не замечать, что политика здесь тоже не самая спокойная. А уж на этом можно было не просто заработать, а стать галлеонным миллиардером. Ну, а еще, можно даже сказать, что с третьей стороны, его прикрытие – лавка старинных и не очень, антикварных и просто опасных (о чем разумеется никому знать не стоит) вещиц тоже требовала немало усилий. Добудь их, продай их, договорись о них, расставь их, отпугни нерадивых домохозяек от них, привлеки к ним самого правильного клиента, сделай так, чтобы клиент от этой вещицы не сдох раньше положенного срока. В общем, забот полон рот.
После того как прошло немного времени, Эдриан понял: выставлять напоказ все самое лучшее – это глупая идея. Вещи теперь были расставлены немного со вкусом и самую малость с расчетом заманивать посетителей в святая святых – самую дальнюю часть магазина, где они могли уже ознакомиться с самыми чудесными вещицами. Рим не сомневался, что он за будущие долгие годы (а может, и за ближайшие пару-тройку месяцев) владения магазином изменит все еще раз сто, если не двести, но пока что это было так. Все напоминало дорожку из сказки про Ганса и Греттель, только вот крошки по мере продвижения по магазину сменяли свой размер и становились все крупнее, аппетитнее и привлекательнее.
По идее, как только над дверью бряцал колокольчик, Рим срывался с места, где стоял, и поспешно выплывал из темноты. Иногда ему нравилось наблюдать за посетителем из темноты своей лавки, иногда он был слишком занят, чтобы обратить внимание на потенциального клиента. И чем громче звучало имя его лавки в британских магических кругах, тем чаще ему было слишком не до этого. Ибо клиентов все прибавлялось и прибавлялось. Казалось, среди волшебников стало каким-то громким дельцем приобрести магическую штучку из рук американского волшебника. Ну Гудвин из страны Оз, ей-богу! Как отупело магическое общество за несколько поколений… 
Он как раз собирался пойти и раскурить сигару, желательно предварительно сварив себе огромную чашку кофе. От запаха чая в этой странной и сырой стране его уже мутило. А для виски и текилы было слишком рано. Что не отменяло того, что ром из-под полы извлечь можно, и почему бы не выпить его прямо из новой чаши, поступившей в его лавку. Он был уверен, что это точная копия святого грааля, некогда принадлежавшего… Да черт знает кому принадлежавшего. Не все ли равно? Почистить, налить туда ром, и поверьте, вещице лучшего будущего  не мог предсказать ни один предсказатель. Ни Мерлин, ни Моргана, ни сама Сивилла Треллони чтоб ее.
Он стоял с этим граалем наперевес, когда перед ним появилась девушка. Просто, даже в чем-то скромно одетая, не привлекающая громкого внимания. И сразу объявившая свои позиции: ее звали Равенной Забини. И она предполагала, что и для нее найдется что-то стоящее в этой лавке. А теперь просто представьте: мужик в немного помятом костюме, с сигарой изо рта, с граалем наперевес (ну да, вы конечно же помните, что этот грааль не оригинал, а всего лишь копия, но какая разница! Этой копии уже аж за, как сказали бы продавцы, тысячу лет, ну а он для честности скажет «лет девятьсот», что тоже не абсолютная юность), и прекрасная, пусть и скромная мисс Забини, пришедшая за чем-нибудь интересненьким в лавку. Нельзя сказать, чтобы Рим особенно хорошо ориентировался в современном магическом обществе Британии, но и дураком он совсем не был. Он знал про деление на семьи, и сказать, что он не слышал фамилию Забини, было бы по крайней мере ну не совсем честно. А если не по крайней мере , то абсолютно нагло. Так что он одобрительно хмыкнул на фамилию Забини и, распрощавшись с идеей, бухнуть прямо из грааля, поставил его на ближайшую витрину. Возможно, в Великобритании именно в тот день осталось на одного американского волшебника больше.
- Заинтересовать, - задумчиво произнес Рим, выпуская кольцо сигарного дыма немного в сторону. Мало ли. Может быть, Забини – совсем аристократическая хрупкая девушка, и ее от этих терпких техасских сигар просто снесет. –Боюсь, это скорее вы мне можете что-то интересное предложить,  - с этими словами он направился к шкафу, стоявшему наиболее далеко от входа, и взмахом волшебной палочки открыл его. В нем покоились разные колбы с растениями, красивые чашечки, китайский фарфор, готические блюдечки – в общем, все, что могло привлечь самую искушенную любительницу сервизов. Колбы с растениями относились совсем не к тому – это была подготовка к приветствию очередных привидений в другой части Британии. Эдриан даже не обратил на это внимание и ловким движением палочки заставил парить  по направлению к гостье изящную чашку с живым изображением рыцаря.
-   29 августа 1350 года,  - голосом знатока произнес Эдриан. И да, тут скрывать нечего, он действительно знал точную дату появления этой чашки. –  Рыцарь Армстронг потерял в битве при Винчелси не только честь, но и жизнь. Хотя флот Эдуарда Третьего и его сына, ну вы наверное слышали, Черного Принца, разгромили кастильцев. Но не всегда все бывает гладко. И Армстронг повел себя недостаточно доблестно на поле, так что теперь… его… ммм… - он задумался. Призрак? А не испугает ли это слово девушку? Да и это не совсем призрак. Так проекция сознания, одно из направлений вечного заточения. В общем-то ничего интересного. – проекция, - аккуратно произнес и поспешно добавил – проекция сознания… заточена на этом изделии из тончайшего китайского фарфора. Но это не самое интересное! – он одной рукой поддерживал чашечку и в ней же держал палочку, другой – сигару. Второй рукой, в которой как раз была сигара, он часто и энергично размахивал. Казалось, мистеру американцу недостаточно слов, чтобы выразить свою мысль. – Знали бы вы, сколько за эту чашечку, за это хреновину по сути, полегло волшебников и простецов. Или как вы их называете? Мугглы? Но вот, в общем, неволшебников. Адское количество. Так что, если вам нужна какая-то темная штучка, да еще и связанная с сервизами, кажется, эта милая безделушка сделает вам много хорошего.
И довольно улыбаясь, жмурясь как кот на солнышке, он снова испытующе посмотрел на посетительницу. Он не знал, насколько ловко расставил западню, но был уверен, что она не скоро выйдет отсюда.

+1

4

В ответ на звучание ее фамилии раздался одобрительный хмык, вызвавший со стороны Равенны не менее одобрительную, едва заметную ухмылку. То ли grand-maman уже умудрилась оставить в модной нынче лавке половину состояния, то ли американец просто цепко улавливал веяния определенной прослойки местного магического сообщества. И делал правильные выводы, догадываясь, что, хотя британских аристократов и посадили на тележки, бесцеремонно лишив львиной доли недвижимого имущества, но всего накопленного веками барахлишка так просто отнять не сумели. И стоимость этих семейных реликвий, спасенных ценой невероятных усилий и ухищрений, с годами только растет на черном рынке. А значит, дает возможность рано или поздно заполучить стартовый капитал для нового родового дела и вновь поднять голову.
Судя по хваткому, но спокойному, без лишней суеты поведению мистера Рима, незабвенная grand-maman сие место пока миновала. А хозяин лавки, похоже, действительно умеет смотреть на несколько десятилетий вперед и заручаться на будущее выгодными клиентами. У Равенны подобная дальновидность вызывала уважение, поскольку характеризовала американца как отменного дельца, и желание почаще наведываться в магазинчик.
К сожалению, после столь прекрасного и многообещающего начала, мистер Рим принялся разочаровывать даму.
- Боюсь, это скорее вы мне можете что-то интересное предложить, - сообщил мужчина, выпуская кольцо дыма и открывая взмахом палочки один из шкафов. Интересно что? Ведьма скептически фыркнула про себя и бросила тоскливый взгляд на дверь. Но за хозяином лавки все же последовала, загипнотизированная его манерой поведения. Была в этом волшебнике какая-то цепляющая, почти неприличная энергия. Что, впрочем, на данный момент явно сыграло ему на руку, заставив девушку задержаться в зале.
Дверцы шкафа послушно распахнулись, представляя на суд публики в лице слизеринки коллекцию фарфора и бисквита, от которой у приличной девушки затряслись бы руки. Рейв тоже взглянула на все это с интересом, не даром же она была внучкой Эвелин Забини, искушенной во всех безделушках сумасшедшей стоимости. И неопределенно кивнула, явно ожидая «продолжения банкета». В такт ее движению с полки плавно соскользнула чашка. Которую мистер Рим, к счастью для него, тотчас ловко поймал. К счастью, потому что в противном случае мужчине пришлось бы применять заклятие восстановления, еще неизвестно как влияющее на столь древнюю вещицу. Забини же, буквально секунду назад лениво оглядывающая внутренности шкафа, прищурившись, смотрела в одну точку. И только спустя несколько мгновений после начала восхваляющего монолога соизволила перевести взгляд на фарфор в руке Эдриана.
- Да-да, чудесная вещица. И проекция сознания, заточенная в ней… - равнодушно пропела девушка и вновь посмотрела куда-то внутрь шкафа. Глаза Равенны недоуменно и зло сверкнули в полумраке помещения, а на лице отразилась явная досада. Но ведьма почти тотчас взяла себя в руки и спустя мгновение вновь обернулась в сторону мистера Рима с выражением вежливого любопытства во всем облике. – Разумеется, на ней нет проклятия? И Вы даете гарантию, что эта милая чашечка никоим образом не повлияет на мое самочувствие, а все мои клиенты покинут особняк в добром здравии? – Девушка скорее утверждала, чем спрашивала. Явно ведь хозяин лавки не дурак, чтобы скрывать подобные нюансы. – Знаете, я бы посмотрела что-нибудь еще в этом духе. Так скажем, в пару.
Вопреки словам, в которых был обозначен определенный интерес в старинному изделию, голос ведьмы оставался ровным, а взгляд уже на середине последней фразы снова был устремлен внутрь многострадального шкафа. Кажется, что-то в нем привлекало Равенну подобно магниту и не давало сосредоточится. Наконец, девушка не выдержала и с деланой небрежностью указала в сторону одной из колб с растениями.
- Скажите, а по чем Вы продаете фиттонию? Галлеонов за тридцать? Это была бы сходная цена, дешевле, чем на черном рынке Лондона. – Поинтересовалась ведьма вкрадчиво и, не дожидаясь ответа, прищурилась, уставившись на мужчину сверлящим взглядом. В голосе девушки появились металлические нотки и почти маниакальная настойчивость. - Если Вы когда-либо использовали это растение, то должны знать, что основным ее преимуществом перед другими галлюциногенными травами является мягкость воздействия на сознание и отсутствие явных последствий. Есть растения, при которых возможен более точный и контролируемый эффект. Но зато после употребления фиттонии галлюцинации закончатся столь же нежно, как и начнутся. И человек не будет страдать от головной боли, тяжести в мышцах, повышенного слюноотделения или жара, как, например, в случае с обморочной душицой. Вы же знаете все это, не так ли? Иначе не стали бы рисковать, рекомендуя клиентам такое слабо нацеленное растение. – Девушка скрестила руки на груди и слегка нахмурила брови, сведя их к переносице. – В таком случае, зачем Вы сознательно и так грубо уничтожаете ее важнейшее преимущество? Вам просто все равно, что покупатель получит некачественный товар, или Вы делаете это с какой-то своей целью?  Вы предупреждаете клиентов, что фиттония почти не поддается консервации и при долгом нахождении в темном и сухом пространстве приобретает море побочных эффектов? А о том, что в этом случае ее применение станет легко диагностируемым любым приличным колодмедиком? Признаться честно, я удивлена, что Ваш магазин пользуется хорошей репутацией. Неужели еще никто не устроил скандал? – Уголок губ скривился в легкой пренебрежительной усмешке. - Какое разочарование…
Отступив на шаг назад, Равенна зажала в руке кончик волшебной палочки, по обыкновению спрятанной в рукаве. Мало ли, что взбредет в голову этому мистеру Риму.

Отредактировано Ravenna Zabini (2018-01-06 01:32:54)

+1

5

Не казалось, чтобы китайский фарфор особенно вдохновил мисс Забини. Возможно, она просто тщательно скрывала эмоции или знала, за чем на самом деле пришла. Определенные с выбором клиенты – это отдельная тема для целого исследования, с ними всегда сложно, но все равно интересно. Не всегда же можно знать все о своем потенциальном продавце.  Да и ладно. Перед ним была птица совсем другого полета. Скромная и немного резкая выдержанность, ох уж эти британские аристократки. За ними наблюдать да наблюдать и писать книги об их поведении, наподобие той занимательной книжонки «Наблюдая за англичанами» Кейт Фокс. Только там про магглов. А он может написать после нескольких лет в Британии (выдержать бы их еще!) книгу о британских аристократах и их поведении. «Наблюдая за английской аристократией из окна антикварной лавки». Разойдется как Стивен Кинг в Америке!
Бизнес-привычки не позволяли спокойно показать все карты разом. Если бы его попросили составить кодекс настоящего бизнесмена, Рим не смог бы обойти несколько краеугольных камней этой профессии: никогда, никогда не показывай клиенту все, что у тебя есть. Будь то какой-нибудь заброшенный дом, полный призраков давно почившей бродячей труппы (которую к слову уже несколько десятков лет не могут найти спасатели), будь то весь ассортимент товаров: от часов до опасных штучек. Человека надо не только заинтересовать, его надо подцепить. Зацепить на крючок, который схватит его так, что тот не заметит. Вот тогда, тогда настоящая игра и начнется. А еще бизнес-партнерам, в том числе и потенциальным, нельзя рассказывать обо всех областях, в которых вы участвуете. Ну, просто. Чтобы репутацию не поломать, прежде чем она закрепится в своем  близком к безупречности лоске. 
Тем временем, пока он исподтишка наблюдал за реакцией Равенны, она, казалось, продолжала свою скрытую атаку. Знаете, как обычно выглядит нападение змеи или очень быстрого зверька из засады? Грациозно, резко и по делу. От ее взгляда не укрылось ничего («Ну или… если быть точнее, практически ничего») из его шкафа. Хотя, если бы он не предполагал, какая реакция на немножечко опасные растения может быть у этой юной леди, он не рискнул бы открывать так один из шкафов. Если бы он не знал, что содержание других шкафов может повлечь несколько другую реакцию, он бы вел себя по-другому.
- Фиттонию? – лукаво спросил Эдриан. Похоже, рыбка поймала своего червячка. Но не стоит торопиться, конечно. – А я смотрю вы хорошо осведомлены в растениях. – как будто ничего не зная, улыбнулся Рим. Ну да, конечно, хорошо осведомлена она в растениях. Не под ее ли каблуком находится весь оборот вот таких растений? Он сделал вид, что очень внимательно слушает. Конечно, он не стал бы хранить такое растение без особого знания. Он вообще в свою лавку ничего (и никого) не зная не пускает. Хотя может показаться и иначе.
Свою нападку ведьма закончила и, кажется, попыталась приложить все пренебрежение в эту речь. При долгом нахождении в темном и сухом пространстве – хорошее уточнение. Про долгое нахождение он знал только косвенно, к счастью раздобыв недавно фиттонию, он посвятил огромное количество времени изучению ее свойств. Он едва заметно фыркнул.
- И что же, вы хотите устроить скандал? – улыбнулся Рим, аккуратно доставая колбу с достаточно свежей фиттонией и перемещая ее на прилавок. – Вы же знаете все свойства этого растения. И подобная, достаточно яркая речь, надо признать, не лишена некоторых… – он задумался и оперся о прилавок. Какое слово лучше подобрать? Изъянов? Дефектов? Ошибок? Но для такой милой леди нельзя такие слова использовать.  К тому же, он заметил едва заметное движение, которое означало ни что иное, как то, что ведьма готова выхватить палочку. В любой момент. В его интересы конфликт – как словесный, так и боевой – не входил. Вообще, любой схватке на палочках Эдриан предпочитал эмоциональное и нервное давление.  Но палочками помахаться тоже интересно. Только не с женщинами.
- Опущений, которые, я верю, вы сделали специально. В качестве такой легкой… – Рим снова задумался, на сей раз подбирая лучшее не сленговое выраженье. Сложно быть американцем на британской территории и обходиться скудным словарным запасом самого обычного оторвы американских прерий. В Британии это явно шло не в плюс, и часто отталкивало людей. – манипуляции. Все ваши слова, разумеется, верны, но только с одной стороны. И, кстати, относятся исключительно к роду Вершафельта, – он улыбнулся.  – Хотя, конечно, это Вершафельт и есть. Гораздо проще было бы держать каладиум, пусть магглы и считают его одним из самых капризных растений. Но вы же знаете, что у него магические свойства такие, что моя лавочка прикроется быстрее, чем Гэмп успеет произнести свою фамилию. Хотя… Не, даже быстрее, чем он первую букву произнесет.
Шутить на тему британской политической жизни, такой сумбурной, скомканной и непонятной, было его любимым занятием. Но, кажется, это все было шутками не к месту
Рим заклинанием поднял фиттонию, убирая колбу. Листики были свежие, а на свежем воздухе фиттония неожиданно начала блекнуть и сливаться примерно в одну гамму, сходную с цветом прожилок на ее листочках.
- Колба специально заколдована таким образом, что там поддерживается микроклимат, необходимый для нормального сохранения растения. И вы не могли этого не заметить, – улыбнулся он, наблюдая как растение, оказавшееся в полумраке его магазина и сухом воздухе, который, разумеется, был необходим для сохранения других вещей, постепенно начало вянуть и погибать. Красивое зрелище. Для него. Человека, который привык работать скорее с мертвой материей, чем живой. А вот что скажет на это кто-нибудь кто к этому не привык?
- Боюсь, если я не прекращу эту экзекуцию, 30 галлеонов моего будущего состояния, – глупая шутка, он был гораздо богаче этих глупых 30 галлеонов. – растают и распадутся прямо в воздухе.
Легким движением волшебной палочки, но на самом деле сложным заклинанием он отправил растение обратно. Медленно оно начало приобретать свои прошлые очертания. «Больше так делать не будем. А то оно навеки здесь будет погребено в своей магической теплице».
- Так что вы там про скандал говорили? – небрежно поинтересовался Эдриан, подходя к шкафу и  аккуратно закрывая его. Мини-презентация была окончена.  До любой следующей просьбы.

+2

6

В ответ на вдохновенную, пронизанную праведным гневом речь Равенны мистер Рим выдал не менее отменную, научно подкованную тираду. Качественно приправленную и названиями подвидов фиттонии, и описанием их особенностей, и приятными запинками в нужных местах, когда мужчина подбирал никак не идущие на язык, подходящие слова. Или делал вид, что подбирал, явно держа мисс Забини немного за дурочку. Последнее в общем-то было ведьме только на руку. Но главное же заключалось в том, что цель проникновенного, презрительно-разочарованного монолога была достигнута и колба перекочевала в руки Эдриана, под самый любопытный нос Равенны. Что и было нужно ведьме, которая сомневалась, что стоящие на полке растения вообще подлежат продаже, а значит, вероятность получения информации о них при прямом вопросе была не настолько высока, как хотелось бы.
- Ай-яй-яй, смотрите-ка, и вправду вянут, - изображать сочувствие при виде погибающих листочков нежнейшего растения, не переносящего даже комнатных температур, не говоря уже о сухости воздуха антикварной лавки, Рейв не пришлось. Несмотря на явную ироничность фразы, сожаление в голосе было искренним. И выражение лица девушки, когда мистер Рим вновь погрузил растение под защиту волшебного мини-террариума, стало порядком безмятежнее.
- Какая интересная вещица, - протянула Рейв. – И как, надолго хватает? Неужели, сами зачаровываете?
Естественно, ведьме безумно хотелось знать, где мистер Рим взял эти дракловы колбы с растениями и стоило ли теперь ожидать их массового появления. Товар был явно не ее производства, да и руку ни одного из британских мастеров этой узкоспециализированной сферы он не напоминал. Если Рейв и делала что-то подобное, то зачаровывала на очень короткий срок, потому что вряд ли вершаффельта требовалась кому-то в качестве комнатного растения и тратить на это свои навыки не имело смысла. Мэйвуд, насколько Рейв видела его работы, предпочел бы тот же путь. Как и еще пара известных ей личностей. Здесь же, ведьма оценила это с первого взгляда вблизи, период хранения явно мог быть гораздо дольше. При этом само растение чувствовало себя прекрасно, хоть на прожилках нижних листьев и начали появляться тусклые вкрапления, указывающие на возраст. Что, собственно, отнюдь не мешало его свойствам.
По всему выходило, что, скорее всего, хозяин лавки транспортировал фиттонию из-за границы. То ли не имел выхода на местных мастеров, к которым не так легко было найти дорогу, то ли пытался нащупать новый рынок сбыта, добавив пикантности своей антикварной лавке.
Рейв снова прищурилась, теперь совершенно по-иному, весело и лукаво, и оценивающе оглядела мистера Рима. Преинтереснейший субъект, как оказалось. Чем дальше в лес, тем темнее тропинка.
- Это было бы огорчительно, если бы Вы потеряли свои тридцать галлеонов, - прокомментировала девушка с откровенно веселым видом и с явным любопытством еще раз заглянула на полку, провожая глазами удаляющийся от нее товар производства неизвестных конкурентов. – Но не расстраивайтесь, Вы можете выручить по крайней мере четверть цены за саму колбу. И даже чуть больше, если постараться найти не слишком искушенного покупателя. Впрочем, Вы наверняка это знаете.
Рейв готова была лопнуть от осознания того, что кто-то совершенно новый под самым ее носом пытается проникнуть на давно поделенную территорию, куда самой Забини посчастливилось попасть только благодаря протекции некоторых лиц. А впрочем, ведьма еще раз скользнула взглядом по всей фигуре Эдриана, может быть, все не так плохо. Возможно, правильна вторая из ее догадок и американцу просто нужен выход на сходный товар в Британии. Тогда следует вопрос, так ли просто ведьма забрела в эту лавочку? Или ее привели? Способов много, и главный из них – реклама и шепот в уши нужных людей, которые вовремя расскажут о замечательном местечке, куда непременно стоит заглянуть.
Хм. В любом случае, этот мистер Рим крепкий орешек и ей не потягаться с ним уже хотя бы по опыту ведения подпольных интриг. А значит, остается только ждать. Если американец и вправду приглядел в качестве своего поставщика смертоносных растений именно Равенну, то рано или поздно девушка это узнает. В случае же, если ведьма ошибается и у хозяина лавки совсем иные намерения, информацию из него и клещами не вытянешь.
- Какой скандал, о чем Вы. Мы просто не допоняли другу друга. Но теперь, кажется, все расставлено по своим местам. – Рейв склонила голову набок все в той же лукавой манере, убрала палочку подальше в рукав и поинтересовалась. - Так что там насчет пары для моей чашечки с заточенной в ней проекцией сознания? Мы найдем что-то достойное для того, чтобы стоять рядом с ней на столике? У меня клиенты очень разборчивые, им будет приятно подержать в руках нечто темно-магическое и с историей.

Отредактировано Ravenna Zabini (2018-02-18 19:39:44)

+2

7

‘You lied to me,’ said Shadow
‘It’s one of the things I’m good at,’ said Loki

Вы знаете, на что похожи первые большие сделки между недавно появившимися партнерами в бизнесе? На театральную игру, где каждый воображает, что кукловод – это именно он. Что он может дергать за ниточки, легкие и практически беспрестанные попытки манипуляции мнения и подводы к тому, что нужно именно ему. Конечно, другая сторона в равной степени играет тем же самым, и в этом заключается самый большой абсурд подобных разговоров. При действии другого каждый полагает, что он добился того, чего нужно. И так по кругу. Пока один из «кукловодов» не обрывает комедию, назревающую в радиусе пяти метров вокруг него. Правда, вы наверное замечали, тут же комедия переключается на что-нибудь другое. Вот так всегда. И, что самое забавное, никому из этих бизнесменов никогда не надоедает вести такую игру. Риму вот точно не надоедало.
В этот раз он понимал, что перед ним не такой уж и простой субъект, как могло бы показаться. Чем она там именно занимается? Подкованность в знании растений вдохновляла, тут он ничего даже возразить не мог. Но, к счастью, всемогущий творец или всевышняя биология, кто бы там ни был повинен в его появлении на свет, не обделили его мозгами и способностью анализировать.  За всеми этими упрёками скрывалось что-то куда большее, чем просто упрёки. Он не мог позволить ей его сбить. Колба заинтересовала? Или ведьма что-то увидела в специально распахнутом для нее шкафу? Шкаф, конечно, хранил куда больше интересных вещей, чем мог бы показать. Не все сразу. И не всегда сразу. Возможно, можно было бы поиграть больше, но всегда важно не переиграть, а он уже это вовсю делал. Или ему казалось? Вот мисс Забини немного переигрывала, как ему казалось. Интересно, как она пробилась на рынок?  Или, возможно, у нее много покровителей, которыми она окружена и при любом обмане, которым ее можно оплести, сразу придут люди, которые будут этим недовольны? На любом нечистом рынке такое происходит. И он это знал. А любой рынок всегда нечист. Будь то восточный базар или торговля не самыми разрешенными предметами в данных краях.   
- Ну… – протянул Эдриан на вопрос про колбу. Открыть карты сразу? О да, конечно, вот так. Первой встречной. Немного не тот контекст встречи, совсем не тот. – Это вполне распространенная вещица в стране, откуда я приехал, – уклончиво ответил он. Конечно. Очень распространенная. Сколько их там на Америку? Ну, в его старом офисе может что-то и осталось. Заклинание разработано не только им, увезти все он не мог. Просто даже из соображений собственной безопасности. И в чем-то было приятно осознавать свою сопричастность к этому действию. Да, он знал формулу, но наложить заклинание самому и просто обновить его – это были две разные вещи, как бы странно это ни звучало. Сейчас он чувствовал себя каким-то прекрасным программистом с юга Америки, который несет новые технологии в старый свет. Но да. Он был сейчас в старом свете. Здесь таких вещей не было, и он это знал (но почему-то не хотел этого показывать. Снова игра?). Возможно, где-то пятнадцать таких вещей существует в мире, большинство в Америке. Что-то точно на восток продавали, там у волшебников большие спросы, а таможенные декларации меньше. И обойти закон проще. Даже китайским волшебникам.  Да, зачаровывать вещи – это надо уметь. А в сотрудничестве с правильными людьми его бывшие партнеры приходили к хорошим результатами. Под «правильным людьми» он, конечно, всегда понимал себя. Но все это он прокрутил в голове и не продолжил об этом говорить. Черт подери, иногда, когда осваиваешься на новом месте, появляется куча проблем: о чем-то ты не имеешь права разглашать тайну, о чем-то ты просто не хочешь говорить, о чем-то…
- Хватает на девять суток, – на девятнадцать, - Потом надо обновлять заклинание. Разработчики стараются сейчас придумать более надежную формулу, чтобы держалось хотя бы две недели, – месяц – но это такой трудоемкий процесс, что думаю, года два пока будут только такие.
Да, дело и вправду было сложным. Он поддерживал переписку с поставщиком, разработчиком, обсуждал освоение нового рынка. Но пока что они не могли позволить себе запустить такое производство. Американские законы, законы бизнеса и законы других стран – препятствий было достаточно. Но, кажется, только что он увидел одну заинтересованную леди.
- Так что даже при покупке в массовых количествах толк от них пока что краткосрочный. Как у первых маггловских спичек, если вы про них слышали когда-нибудь, - небрежно бросил он. За годы жизни в Америке, где грань между волшебник, простец, шарлатан, фокусник – это что-то размытое, стертое и полузабытое,  он привык к тому, что оперировать маггловскими метафорами – это было что-то обыденное. Никогда не знаешь, с кем ты сейчас разговариваешь. А общее равенство между этими расами – это был важный закон выживания. 
Ладно. Он высказал слишком много информации. По правильно расставленным тонам-ловушкам его клиентка могла понять, сколько лжи было в его словах. Точнее… Смотря что называть ложью. Теперь можно было немного поиграть в дурачка:
- А откуда у вас столь тонкие познания в растениях? Уж не торгуете ли вы из-под полы чем-то крайне редким? – нет, конечно, что вы. Он же здесь новенький, ничего не слышал ни о ком, и, разумеется, ему такое и в голову прийти не могло, что же вы. Конечно, звучало все по-дурацки. Но ведь этот поход в его магазин от мисс Забини был ни чем иным, как попыткой завязать какое-то бизнес-сотрудничество, верно? А значит, должна быть удовлетворена не одна сторона, а обе. В этом ведь и заключается слово «сотрудничество». – Если бы мы на миг отвлеклись от моих товаров, – небрежный легкий тон, как будто бы речь идет о сущих безделушках или о драконьих когтях, - что могли бы предложить мне вы?
На «вы» сошлись все лучи интонации. Снова легкое правило театрального мира, которым нельзя пренебрегать в бизнес-мире.  Нельзя проявлять слишком много эмоций, а на что-то нельзя их не проявлять. Он с трудом сдержал фырканье на словах Равенны, что они недопоняли друг друга. Ему казалось, что они отлично поняли друг друга: любой шаг в сторону и любой из них мог бы пасть жертвой другого. Потому что ни он, ни она не будут скупиться на методы. Это было видно. Да даже причем здесь видно: любой человек, завоевавший себе место под бизнес-солнцем, знал, что он теперь акула. И что вокруг него тоже одни сплошные акулы. Боги бизнеса и интриг. Трикстеры.  Антиподы любому хорошему.
- Смотря, что вы считаете достойным для чашечки с проекцией сознания. Насколько для вас это эксклюзивная вещь, – он пересек небольшое пространство лавки, направляясь к другому закрытому шкафу. Он был похож на химический шкаф, в котором хранятся опасные реактивы. На самом деле там хранилась небольшая коллекция честно найденного (награбленного) имущества разных американских привидений. К сожалению, здесь он еще не развернулся до такого масштаба. Открывать шкаф мистер Рим не стремился и не торопился. Возможно, он поиграет еще на нервах, походит от одного закрытого шкафа к другому. Ведь затравка была съедена?
- Дайте волю своему воображению. Что может быть достойным стоять около этой вещи. Представьте. Ваза? Горшок с необыкновенным заколдованным предметом? Чья-то рука? Парящий медальон? Бутылка эксклюзивного вина от Мерлина? Молот какого-нибудь страшно погибшего кельтского кузнеца? – он и сам уже чувствовал, что как-то процент сарказма в голосе растет, и надо наверное завершать градацию всего возможного. К тому же, кто знает, может ее заинтересуют последние невозможные вещи.

+2

8

Ведьма не была уверена, понимает ли мистер Рим, как точно и ловко он захлопнул ловушку. Ту самую, из которой Равенна не столько не сможет, сколько не захочет выбраться без положенного внутрь кусочка аппетитного сыра. Даже если предполагаемый срок консервации колбы будет действительно равняться тому, что озвучил волшебник, для нее это могло бы стать прекрасным решением некоторых щекотливых ситуаций.
В этом маленьком сосуде скрыто, может быть и не море возможностей, но достаточно для того, чтобы заставить мисс Забини думать и анализировать. Возможность на две недели (пусть даже и девять дней) сохранить микроклимат в том замершем состоянии, которое необходимо определенному виду растения именно в данную пору. Возможность не дать ему перерасти нужную стадию и утратить половину своих свойств. Возможность перестать трястись из-за того, что мистер N, выложивший баснословную сумму за редчайший экземпляр, явится на несколько суток позже оговоренного срока и не сможет получить заказ в том виде, в котором он должен перекочевать в его руки. И плевать мистер N хотел на то, что между ним и поставщиком есть договор. Он сначала применит непростительное, а уже потом будет припоминать, что именно проговаривал…
Ведьма коротко кивнула в такт словам Рима и еще раз кинула взгляд на закрывшийся перед ней шкаф с колбами. Отчетливо осознавая, что ей все больше не нравится происходящее. Ум этого волшебника, его подкованность в ряде вопросов, умение предлагать товар так, чтобы клиент сам плыл в расставленные сети, могли стать как способом избавиться от затруднений, так и способом создать их. Равенна не думала, что транспортировать растения из-за границы дешевле, но сама возможность это сделать, не нарушая их свойств, неизменно утрачиваемых при любом грубом перемещении типа аппарации, была ей неприятна. Естественно, на черный рынок Британии еще нужно было суметь пробраться, но шаги мистера Рима в данном направлении уже были успешны. А значит, необходимые лазейки могли быть найдены, это всего лишь вопрос времени.
- Разумеется, я слышала про маггловские спички, но, увы, никогда не интересовалась историей их создания. Предпочитаю изучать способы работы простецов с растениями, вот это для меня действительно важно. Никогда не знаешь, где найдешь то, что может тебе пригодиться, - девушка приподняла бровь и мягко улыбнулась, отдавая дань словам хозяина лавки. – Хорошая вещь. И даже девять дней очень неплохой срок. Месяц был бы идеален, но, как говорится, не все сразу.
Несмотря на потоки привычного сахара, растекающегося по лавке, что-то шло не так. Рейв отчетливо ощущала помехи, мешающие найти необходимую точку полного взаимопонимания. Их с мистером Римом игра напоминала пассы друг другу игроков в квиддич. Достойных, но взятых из совершенно разных команд. И пока один пытался перебросить предполагаемому партнеру квоффл, второй прицеливался битой и ловко запускал в его сторону точный бладжер. В надежде, что соигрок подхватит эстафету, и не обращая должного внимания на занятость его рук. Цель у них вроде бы была одна – выиграть и достичь общего результата, устраивающего весь состав импровизированной команды, - но орудие, способы и ощущение общих действий разнились и отчасти исключали друг друга. Они двигались на одной волне, но, в понимании Рейв, пока совершенно не приближались к той оси, от которой можно было отталкиваться, строя сотрудничество. И если по иному не выходило добиться нужного результата, значит пора было отбрасывать финтифлюшки и переходить на более деловой тон. Разумеется, не открывая все карты и не договаривая до конца.
- Ну что Вы, мистер Рим, у меня, как и у Вас, совершенно легальное дело, - неспешно произнесла девушка, расставив нужные акценты. – Частные поставки семейным колдомедикам. Кое-что для аптек, но в очень ограниченном количестве. «Foresta della vita» специализируется на редких и сложных для выращивания растениях. Хотя, пока, к сожалению, избавиться от чего-то наподобие чемерицы тоже не получается. Как правило, заказчик предпочитает покупать все у одного поставщика, и зачастую приходится идти навстречу нашим постоянным клиентам. Естественно, мы помогаем им и в тех затруднительных ситуациях, когда необходимо вырастить такой экземпляр, за который редко кто возьмется, - Рейв взглянула на американца с легким прищуром, предполагая, что он достаточно осведомлен, чтобы правильно расценить ее последнюю фразу.
- Предложить? – девушка улыбнулась краешком губ и наметила пожатие плечами. – Исключительно то, о чем Вы спросите. Моя стезя не терпит приблизительности, мы выполняем только точные заказы и выращиваем то, что стопроцентно соответствует необходимым Вам характеристикам.
Беседуя в таком же духе, хозяин лавки с клиенткой приблизились к очередному гипнотизирующему шкафу, на который последняя взглянула с интересом.
- Скажу Вам честно, я не большой ценитель всего, что выходит за пределы моих теплиц. Но эта чашка мне действительно понравилась. В ней есть нечто, про привлекает, ею хочется обладать. – Выслушав перечень предложенных вещей, девушка хмыкнула. - Ничего из вышеперечисленного не подойдет, как ни соблазнителен молот погибшего кузнеца, - легкая улыбка перед тем, как продолжить. - Второй предмет должен стать достойной парой первому. Идеально, если бы его можно было предложить взять в руки и если бы, помимо интересной истории, он имел свойство успокаивать временного владельца и настраивать на позитивный лад. Знаете, возможно, я не буду строить из себя интеллектуала и не откажусь просто от второй чашки. Но со стоящими свойствами. А еще, мистер Рим… - Равенна на мгновение замолчала, разглядывая его. – А еще я хочу колбы. После того, как они будут в состоянии обеспечить микроклимат в течение хотя бы двадцати дней. Я не прошу продать формулу заклинания, но этот товар мне действительно интересен. Возможно, я знаю еще нескольких человек, кто не отказался бы иметь у себя подобное.

+2

9

Пока он, подобно вальсирующему по поляне в одиночестве волку, переходил от шкафа к шкафу, градус заинтересованности и легкой раздраженности в его лавке явно возрастал. Равенна все больше и больше использовала убеждающих фраз «ну что вы», «по правде говоря», «естественно» и тому подобное. И Риму было все сложнее и сложнее сдержать улыбку. Кажется, им пытались играть точно по таким же правилам, по которым он не раз и не два играл с людьми. «Что ж, надо признать, мне придется выкинуть что-то гораздо более неожиданное, чтобы удивить этот “лесок жизни”», - подумал он, переваривая всю информацию. «Foresta della vita», название-то какое. Да, он слышал о них, но и тогда не мог совладать с каким-то странным чувством. Что-то в этом «vita» было не так. Или в «foresta».
- А почему у вас итальянское название лавки? – неожиданно выдал он. – Отсылка к «Аду» Данте? – для своих неполных 47 лет он был вполне начитанным и просвещенным волшебником в самом расцвете сил. – Там что-то было про сумрачный лес, в котором герой заблудился. Символ потерянности, растерянности и непонимания, что дальше делать с этим «земным путем», который уже наполовину… – он напустил на себя как можно более загадочный вид. Все-таки что-то циничное и прям сквозящее до костей в этом состоянии было. Понять бы что. А может, лучше и не понимать.
Он не пропустил слов про редкие экземпляры. Интересно, сколько среди этих частных клиентов, или vip клиентов, есть зельеделов, которые не просто милые и хорошие, а кто-нибудь по типу «сварю любой яд, что вы даже не поймете, что вы его употребили»? Или это не в интересах «Foresta della vita» знать такие подробности?Риму было страшно сложно не съязвить, но он понимал, что сейчас не та ситуация и не тот случай. Ему нужно пытаться плыть по течению, и в данном случае «течение» - это направление на договориться с Равенной. Продать ей склянку или две. А не пытаться пригрозить ей авроратом или международной магической полицией (хороший вопрос, насколько такая вообще существует, но в Америке на нее ссылаются все те, кому не лень. За хорошим сытным бургером и бутылкой пива даже магглы готовы там сказать, что тебя приберет международная магическая служба. Но этот козырь Рим припасет на другие времена, когда ему это по-настоящему понадобится).
Вторая чашка. Нет, конечно, легко. Вон тот шкаф, который стоит прямо около выхода, наполнен разными предметами кухонной утвари. Хоть заколдованный чайник, хоть щипцы для сахара, которые будут танцевать на столе, хоть волшебный и не совсем обычный серебряный поднос, вытащенный из старого заброшенного дома в штате Миссури. На самом деле, он знал, что предложить ему есть что. А насчет «достойной пары» по свойствам, здесь можно было долго не думать. Кажется, он даже знал, что могло бы подойти. Правда, некоторые свойства надо было подкорректировать, но это было дело пяти-шести минут. Можно было даже завуалировать этот процесс под «упаковку» покупки. Хотя… Перед ним был человек с пытливым умом. Ей недостаточно просто сказать: «вам это точно подойдет. Берите». Она возьмет в руки вещицу, начнет ее вертеть и ждать, пока обещанный эффект не произойдет. Это было уже понятно. Можно было предложить одну, ровно одну колбу,  с самым коротким сроком службы. Заколдовать туда розу и пусть рядом с чашкой будет колба с неувядающей розой. Неувядающей девять дней розой. Хотя склянок на 9 дней у него не было. Была одна на 14, остальные на 19. Он не хотел брать с собой чего-то, что могло бы быть недолгосрочным, неидеальным и быстро ускользающим. Все-таки Англия была старой доброй только в историях, а так это был такой же жестокий мир, как и какие-нибудь кубинские магические торга или, Мерлин упаси, колумбийский наркотический рынок. Так что в каком-то смысле его ложь про 9 дней была хорошо расставленной ловушкой, а в каком-то это было не самым верным шагом, даже проблемой. Его же поймают на лжи, надо было менее приблизительные данные давать. Как там эта мисс сказала? «Моя стезя не терпит приблизительности». И да. Она хотела колбы. Еще бы. Хотелось резко повернуться к ней и сказать: «И все же, если вы получите эти колбы, что вы дадите взамен? Вряд ли же я получу, что захочу, как бы редки и нетривиальны ни были эти колбы». Но он так не сказал. От шкафа он все же повернулся. И скрестив руки на груди, строго посмотрел на мисс Забини.
- И какой срок работы колб вас устроит? Вы же не захотите просто полюбоваться вещицей около двух недель, если я вам продам самый долгосрочный предмет, чтобы потом он был таким же бесполезным, как колбы в лавке у аптекаря, в которых он хранит порошки от кашля? – один из аптекарей в Косом Переулке и вправду хранил в колбах порошки, но те колбы были простыми склянками. А у Рима склянки по определению не могли быть простыми. – Вряд ли вам захочется приходить ко мне обновить заклинание. А формула, как поддерживать в нужном виде, пока что не продается, потому что это не мое изобретение, – отчасти, конечно. Удобно, когда можно все спихивать на разработчика. И не говорить о том, что определенный вклад ты тоже внес.
Он все еще внимательно смотрел на Равенну. Она говорила, что за сотрудничество можно вырастить практически что угодно, вот только нужна точность запроса. Какое из редких растений сейчас было ему нужнее всего?
- Banisteriopsis caapi, - спокойным ровным голосом произнес он. – Сможете вырастить? – не повредив при этом ни одного свойства. Иначе аяуаску сварить будет невозможно. – И колба на 14 дней с продлением прямо здесь в любое удобное для вас время ваша.
Он еще несколько секунд посмотрел на Равенну, как будто фиксируя какую-то мысль или оценивая, сможет ли она справиться с этой задачей. А потом, как будто встряхнувшись от сна, быстрыми шагами пошел к другому шкафу, попутно распахивая его палочкой.
- В пару к вашей чашке предлагаю не менее уникальный набор серебряных ложечек. – легким движением палочки он поднял их из темных и непроглядных глубин шкафа. Теперь они висели и вращались где-то в пространстве между ним и Равенной. Они притягивали взгляд, были старинными и с гравировкой. – Место производства – Трансильвания. Не Пенсильвания, как вы могли бы подумать, а именно Трансильвания. Зибенбюрген, как его называли немцы тогда. 19 век. Если быть точным, скорее всего 1877 год. Потом, в начале 20 века эмигрировали в штаты, были оставлены тоже в горах, в особняке волшебника, который умер от лихорадки. Был любителем всего неожиданного, поэтому они могут не только притягивать взгляд, но и поддаваться любому внушению, которое на них применяет их владелец. Именно владелец, а не тот, кто взял повертеть штучку в руках. Ну это кроме того что при долгом взгляде на них они начинают кружиться в странном танце, что я за нормальную магию не считаю, ибо это может сделать любой первокурсник Ильверморни. Да и дошкольник Хогвартса наверное тоже. Так что если вы, овладев ими, захотите, чтобы они вызывали у ваших клиентов только приятные воспоминания или провоцировали в них положительные эмоции, они это сделают. Все-таки магия древняя и проверенная временем.
Он смотрел на кружащиеся в воздухе ложечки.
-Хотите испытать? Просто возьмите одну из них.

+1

10

В ответ на предположение о тайной литературной подоплеке названия ее фирмы, Равенна улыбнулась краешком губ. Отсылка к «Аду» Данте, надо же.
- Увы, вынуждена Вас разочаровать. Это всего лишь дань итальянским корням нашего рода, - уклончиво произнесла ведьма, с интересом выслушав мистера Рима. – «Foresta della morte», на мой вкус, звучало бы лучше. Но, боюсь, такую прямоту оценили бы далеко не все. А мне бы не хотелось привлекать к своей маленькой фирме больше той доли внимания, которая необходима для успешного развития бизнеса.
Обозначив пожатие плечами, девушка предпочла не продолжать разговор, позволяя хозяину лавки увести его в иную сторону. Отчего-то Равенне совершенно не хотелось откровенничать с этим волшебником и касаться тех вещей, которые выходили за рамки чисто делового союза и не относились напрямую к схеме «купли-продажи». Внутреннее чутье, не раз безошибочно предупреждавшее юную ведьму об опасности, подсказывало держаться от сего персонажа на расстоянии и доверять как можно меньше. Но, как ни странно, от честных сделок не предостерегало. Поэтому Забини чувствовала себя в компании американца достаточно свободно, хоть и слегка настороженно.
Подхватывать следующую реплику мистера Рима Равенна также не спешила. Подтверждая легким кивком головы, что ее, естественно, не устроит однократное использование колбы, явно стоившей немало галлеонов. И всем своим неторопливым видом предлагая хозяину лавки самостоятельно предложить приемлемые для обоих условия. Что, собственно, и произошло. Причем, весьма скоро, потому что американец, судя по всему, все же пришел к каким-то собственным выводам относительно возможной пользы присутствия Равенны в деловой части своей жизни.
Услышав название растения, озвученное с теми спокойными интонациями, которые импонировали ведьме гораздо больше, чем тон начала их беседы, Забини приподняла бровь. И посмотрела на мистера Рима с нескрываемым любопытством, на этот раз куда более глубоким, чем до этого момента. Интересно, зачем владельцу антикварной лавочки в центре магического Лондона понадобилась одна из самых распространенных составляющих шаманских практик, мягко говоря, не слишком известных в Европе? Духов убиенных в смутные времена торговцев Косого переулка приманивать? Ведьма хмыкнула про себя, но вслух комментировать экстравагантные вкусы мистера Рима не стала, оставив возгласы удивления для субъектов более впечатлительных.
Здраво рассудив, что они явно не вышли на тот уровень откровенности, который предполагает развернутый рассказ о цели приобретения каапи (и даже краткой справки на этот счет она вряд ли дождется), Равенна сочла лучшим сдержать крутящийся на языке вопрос и отложить его до лучших времен. Иначе говоря, выяснить все постепенно и самостоятельно, собирая информацию по крупицам. И только вновь с любопытством оглядела мистера Рима. Однако же, ее предполагаемый компаньон, оказывается, тот еще фрукт. По крайней мере, сюрпризов в нем скрывается явно гораздо больше, чем кажется на первый, второй и десятый взгляды.
Отдав дань нахлынувшим эмоциям, ведьма задумалась, оценивая предстающие перед ней перспективы. Работа, если она за нее возьмется, обещает быть сложной. Во-первых, потому что занятное растеньице под названием «Banisteriopsis caapi», достаточно неприхотливое в своем ареале, становится крайне капризным и требующим тщательного ухода в условиях Лондона и окрестностей. А во-вторых (или это как раз «во-первых»?), потому что Равенна знакома с сим представителем флоры только теоретически. Хоть и довольно подробно, поскольку шаманские практики с использованием природных галлюциногенов, ядов и прочих прелестей окружающего ландшафта изучала достаточно пристально. В надежде найти нечто стоящее внимания достойнейшей английской публики и выбросить на рынок на горе конкурентов. И все же… Все же ведьма была склонна согласится. По той простой причине, что любое новое растение было вызовом ее мастерству. И, в случае успеха, очередным доказательством того, что она является одним из лучших предпринимателей в своей сфере. Или, по крайней мере, станет таковым, заткнув немногочисленных коллег по цеху за пояс. Рано или поздно, таили иначе, но непременно. По крайней мере, сама Забини в этом ни на йоту не сомневалась.
Глаза Равенны блеснули мрачноватым блеском, несколько чуждым на ее холеном лице и навевающим у прозорливого человека явные мысли о некоей одержимости. И девушка кивнула. Скорее своим собственным мыслям, чем адресуя определенный посыл хозяину лавки.
- Скажу Вам прямо, до сегодняшнего дня я никогда не работала с «лозой духов». Обычно, заказы куда более тривиальные, - ведьма чуть наклонила голову набок, внимательно разглядывая мужчину. Словно бы последний раз прикидывая, стоит ли идти на подобную сделку или лучше предложить иные, более выгодные для нее условия. – Однако же, я довольно тщательно изучала ее свойства для своих личных целей. И думаю, что смогу добиться необходимого результата. И, поскольку предложенный вариант оплаты меня вполне устраивает, я готова взяться за заказ. Разумеется, поскольку у нас с Вами особый договор, все издержки несет моя фирма. Оплату с Вашей стороны я ожидаю после того, как растение будет соответствовать требуемым параметрам. Единственное, я не могу сейчас назвать срок, к которому каапи будет готово. Только приблизительно. Какой период времени устроит Вас, как заказчика?
Равенна повернулась вслед упорхнувшему мистеру Риму и негромко поинтересовалась, подводя черту под этой частью разговора.
- Если мне вдруг понадобиться еще одна колба, что я могу предложить Вам взамен? Чакруну или адраспан?  С последним, к слову, я знакома гораздо ближе, чем с каапи.
Девушка широко улыбнулась, явно не слишком рассчитывая на ответ, и, проследовав за мистером Римом, перенесла свое внимание на распахнувшийся перед ней шкаф.
- Прекрасно, это то, что нужно, - произнесла ведьма повеселевшим голосом. Довольная и складывающимся в итоге диалогом, и предложенными ложечками из старинного, чуть тускловатого серебра, презентующего ценность предлагаемых волшебных столовых приборов гораздо лучше любых слов американца.
– Разумеется, хочу, - кивнула Равенна, ловко перехватывая одну из ложечек и разглядывая гравировку на ней. – Так что же я должна сейчас почувствовать? Пока что я ощущаю спокойствие и довольство. Но не уверена, что это связано с этим прелестным антиквариатом.

+1


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Ich mache goldnen Honig


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC