26.11.2017 Зима близко! А потому всех с обновлением)
23.09.2017 Все просыпаемся и отмечаемся в новой перекличке!
03.09.2017 Всех с осенью! И новым дизайном)
08.07.2017 Дан старт квесту про помолвку и арест! Следим в объявлении за очередностью!
29.05.2017 Запущена ПЕРЕКЛИЧКА, она продлится до 12 июня. Просьба не игнорировать)
3.04.2017 Теперь любые свои мысли можно излагать на Эхо КФ. Enjoy!
8.03.2017 С праздником, чудесные дамы! Мы вас любим!)

1.03.2017 Всех с наступлением весны! Не пугаемся нового дизайна)

19.01.2017 Пампарам, сегодня форуму исполняется один год! Спасибо всем, что вы с нами!)

8.01.2017 Внимание - перекличка! Просьба отметиться всех, кто планирует творить с нами и дальше)

5.01.2017 Администрация отходит от праздников и их наполнения и поздравляет всех с наступившим Новым годом! Удачи и вдохновения вам, зайчики!)

25.12.2016 Коли у нас магическая Британия - всех с католическим Рождеством! Подарки разбираем тут))

1.12.2016 Всех с первым днём зимы! В связи с наступившей на некоторых из нас зимней спячкой (или сессией), активность у нас стала сонной. Но я призываю всех поддерживать друг друга в этот сложный период и не давать форуму спать.

25.11.2016 Новый зимний дизайн (а ноябрь - это уже, считай, зима) поставлен. Надеемся, что будет радовать)

21.11.2016 Квест "Тайная переписка без доли романтики"запущен. Проверим, насколько дипломатичны лидеры двух организаций!

16.11.2016 Стартовали "пять вечеров с Розой Уизли"! Задаем любые вопросы!

15.11.2016 Отныне в теме Лента новостей магического мира будут публиковаться новости о событиях, непосредственно касающихся нашего сюжета.

12.10.2016 Приглашаем всех присоединиться к обсуждению касательно двух новых организаций, которые непосредственно связаны с сюжетом!

10.09.2016 Сегодня у нас открылась новая акция "Do not underestimate our power", персонажи которой очень-очень нужны проекту!

25.08.2016 Обращаем ваше внимание, друзья, что у нас запущена ПЕРЕКЛИЧКА, которая длится до 8 сентября.

19.08.2016 И мы продолжаем эту чудесную традицию "пятью неограниченными вечерами" с юным Малфоем!

23.06.2016 Пам-парам, мы открываем сезон "пяти вечеров", и первой жертвой у нас становится Айла Бёрк! Всем мучителям - прошу сюда!

02.06.2016 Во-первых, с наступившим летом всех! Во-вторых, сообщаем об открытии полезной темы для обсуждения тонкостей магомира вплоть до любых мельчайших деталей!

28.05.2016 Мы тут крепко задумались (да, с нами и не такое бывает) о том, а не провести ли на форуме реформы, а потому решили создать специальную тему для обсуждения насущных вопросов. Вызываем вас всех на "разговор по душам"!

17.05.2016 Мы признаем и каемся, что у нас на проекте настало такое затиииишье, и мы очень скоро постараемся вытащить из него самих себя, но и без вашей помощи, дорогие игроки и гости, мы не справимся! Поэтому мы будем рады любой вашей активности!

26.04.2016 А мы выиграли конкурс на Coffebreak! *фейерверки, фанфары* И мы решили выложить наше творение в сюжет, чтобы все могли заценить таланты амс хд Всё для вас!

23.04.2016 А пока мы готовимся к долгожданному старту первого квеста, открывается запись в квест #2 "Игра только начинается"!

15.04.2016 Нет в мире ничего идеального, но мы к этому стремимся! Поэтому продолжили отполировывать сюжет, результаты чего вы уже можете видеть на своих экранах:) Там еще появилась полезная рамочка с не менее полезной информацией о расстановке сил в нынешней политической ситуации.

31.03.2016 Сюжет претерпел легкое обновление, а также добавлена хронология правления министров с 1998 года для лучшей ориентации.

15.03.2016 Открыта запись в первый квест! Дан старт развитию общего сюжета!)

13.03.2016 К нам в гости пришло обновление, осветление и начало нового витка жизни форума! Заходим, располагаемся и начинаем активную игру!

19.01.2016 Тадададам, открыт новый проект по третьему поколению "Гарри Поттера"!


Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект, посвященный миру Гарри Поттера, -
HP: The Wheel of Fortune!


время в игре: 2028 год;

рейтинг: NC-17;

система: эпизодическая;



Акция "Do not underestimate our power!"


массовые квесты:
Вы полны сюрпризов... - Edward Lupin
Oh, how high we will be - Rose Weasley
Аврор намеренно нагрянет - Scorpius Malfoy

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Knocked up


Knocked up

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

KNOCKED UPI hope my boyfriend don't mind it (c)

http://savepic.ru/14525257.gifhttp://savepic.ru/14511945.gif
http://savepic.ru/14501705.gifhttp://savepic.ru/14497609.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

18 ноября 2028, суббота
около 10 a.m.

Yaxley-manor

Gideon Yaxley, Isla Burke, Ann Dingle, Erskine Lestrange

Если вдруг внезапно утром выйти без предупрежденья, чтоб начистить чью-то морду...
Можно узнать много нового о себе и об окружающем мире

+1

2

В жизни каждой девицы наступает тот час, когда магия [презлейшая], творимая ея палочкой, ея и ослушается.

В том что Годелот был прав как никогда, Айла убедилась окончательно, когда Мальсибер с размаху швырнула ее в стену, а на «обратку» ее палочка не прореагировала даже сухо. Первая попытка считалась случайностью, вторая — совпадением, и только на третьей она поняла, что проиграла — вопрос был только в том, забьют ли ее до смерти сейчас, или оставят умирать в этом Мерлином забытом месте. Угадать не случилось от слова совсем.
С виду казавшаяся тупой домашней сучкой, Мальсибер делала пассы весьма специфического характера — вероятно, дорога в домашнюю библиотеку была ей известна, да и читать она тоже умела.  Она не делала ничего, что непосредственно могло бы нанести вред самой Айле, внезапно осознав какой властью обладает. Забава в виде убийства бесящей её Берк была не такой бесценной, как убийство ее нерожденного ребенка.
Правое бедро было прорезано ржавой арматурой, осколки стекла рассекли щеку в нескольких местах, уцепившись за волосы. Все это было следствием нарушения «временного перемирия», которое обычно устанавливается на снятие антиаппарации. Капитуляция была столь же бессмысленной, как и попытка поразить Мальсибер чем-то из известных ей сильных заклинаний аврорского толка — сосредоточиться не было ни времени ни сил — через несколько секунд стерлись даже ощущения от боли, все тело просто напросто жгло изнутри, было очень сложно дышать — грудная клетка словно сжалась, пытаясь хоть как-то противостоять бешено стучащему сердцу, снизу же ее еще больше поджимал выщербленный пол. Айла старалась дышать как можно короче и ровнее, будучи приткнутой вплотную к бетонной пыли.
Ее противница решила закончить неравный бой самым действенным из заклинаний, вероятно, на случай, если не сработают все остальные — во рту уже чувствовался свежий вкус крови, низ живота неприятно скрутило, а по внутренней стороне бедра скользнула первая капля, впитываясь в джинсовую ткань. Это конец?

Наверняка в жизни была еще куча адекватных способов узнать о «внезапно наступившей» беременности — вроде пресловутой смены пищевых привечек, утренней  и вечерней тошноты, да и в принципе любого облюбования уборной, и, честно говоря, Айла предпочла бы хоть все эти предвестники разом — так было бы хотя бы время подумать, порассуждать, решить нужно ей это или нет в конце то концов. Айла пыталась выцепить еще парочку второсортных признаков, пытаясь отвлечься от прибывающего металлического привкуса во рту.
Хорошо, допустим, пару дней назад она начала остро различать все запахи — кто-то из министерских вонял протухшими котлетами на весь лифт, из окна ей чудился тошнотворный запах прелой листвы (которой не было поблизости) и мокрой псины, но ведь это же почти ничего не значило? Окей, допустим, болела грудь — ну то ли правая, то ли левая, то ли обе две — ну это же почти всегда так, да? Ладно, допустим, низ живота неприятно тянуло, но это тоже говорит совершенно о другом? Теперь Айла чувствовала себя подростком из Хогвартса, что умудрилась сотворить чудо вместе со своим однокурсником, учиться осталось еще года два, а сказать матушке почему-то очень стеснительно. Слегка приподнявшись на локте она сплюнула — в крови было слишком мало слюны. Теперь времени на то чтобы придумать, что и кому сказать (даже той самой несуществующей матушке из придуманной наспех истории) не было — организм с легкой руки Мальсибер запустил процесс отторжения.
Как худо-бедно зельевар она знала десяток проверенных составов, которые могли пресечь кровотечение на корню, даже с задержкой в 10-15 минут во времени, где-то на грани жизни и смерти. Скудная, но в критической ситуации отчего то слишком четкая фотографическая память выискивала нужные страницы с описанием действия и побочных эффектов каждого зелья, но, к ее сожалению, ничего не содержащего «запрещено к применению в 1 триместре, негативно влияет на развитие плода» попросту не было в ее воспоминаниях. На поиски могла уйти еще пара часов даже с готовым составом. Выхода не было — ни в квартиру на Вудберри гроув, ни в Лютный Айла не могла вернуться. Ей нужен был кто-то, кто с по максимуму холодным рассудком и скоростью реакции, без лишних вопросов (а еще и с хорошими запасами) вольет в нее что-то в течении ближайших 10 минут. Уже все равно что. И все равно как и на что повлияет. Кто, в конечном счете вообще сказал, что она планирует столь внезапно обзавестись потомством. На заре Кастеллумских законов. И действительно.
Или да? Вариант был опаснее, но все же продолжал держаться на весах.
А что сказать? А ведь более насущным вопросом был поиск того, кто обладал «холодным рассудком». Там можно было не говорить, а разобраться позже. Главное — живее.
Яксли? Тот еще «холодный рассудок», но на безъединорожье, как говорится, и кентавр сойдет.

***

Яксли-мэнор был достаточно пафосным — настолько, насколько только могла себе позволить его иметь аристократия минувших дней — кое-где, все же, ощущалось владение лишь одним домовиком, не всегда обладавшим способностями одного из маггловских божков с шестью руками, однако, не доведенным до полного запустения, коим, как она представляла, сейчас стоял особняком от деревенских некогда «её» дом в Чешире.
Очутившись на полусырой от потаявшего раннего снега дорожке, ведушей к задней двери поместья, Айла попыталась протянуть на одном дыхании десяток шагов до входа, но и это вышло довольно слабо — колено правой ноги, не в силах больше нести на себе страдальческий груз, подогнулось, в результате чего она проехала еще с десяток дюймов, тормозя запястьями и подбородком — ссадин прибавилось, но на них было как-то уже наплевать. Ей было сложно объяснить себе самой, что именно она сейчас будет пытаться сохранить — жизнь себе или кому-то-там-еще, а может быть, при удачном (или наборот) стечении обстоятельств и всем сразу, но одно она знала точно — нужно подняться, приложиться к двери, и неведомыми силами ускорить процесс возникновения Гидеона на пороге дома — а вот зачем, в чью пользу, уже и не важно.
Тело ныло, низ живота сводило настолько мучительно, что ей не хотелось даже пошевелиться, что уж говорить, слишком плохо разбираясь в человеческой анатомии, она чувствовала, как судорожно сокращается матка — и от этой боли хотелось сломать со всего размаху руку о ступени, что были в паре шагах от нее, чтобы только переключиться. Не концентрироваться. Не думать. Не чувствовать.
Через пару тяжело доступных шагов, или скорее ковыляния, она добралась до ступеней и приложилась виском к косяку задней двери. Мутило сильно, кружилась голова, но все равно, перед тем как попробовать постучаться (а был ли смысл, если наверняка, какая-то система оповещений о вторжении на территорию без приглашения должна была сработать — ну, она же наверняка имела место быть?) Айла, сплюнув на ступени в очередной раз, приняв более-менее удобную позу, вытащила из кармана сигарету и закурила, тут же закашлявшись.
Да, курить вроде бы как было нельзя, но сейчас это было бы последней мыслью, посетившей мозг Айлы, и без того — до самого основания заполненный пульсирующей болью. Нужно было отвлечься.
От третьей затяжки ее внезапнейшим образом отвлек появившийся Пол, с весьма озадаченным выражением. На этот раз подступающую кровь пришлось сглотнуть, чтобы произнести достаточно дружелюбное, - Если мастер дома, можно пригласить его сюда?
То ли Пол реагировал не настолько быстро как того хотелось Айле, то ли скорость ее реакции была заторможена, и он что-то действительно сказал, а потом начал уходить, просто это ушло от ее рассеяного внимания, но ей пришлось хрипло выразить свое самое чудодейственное заклинание из всех, -Давай как-нибудь резче?*

*

в устах Айлы звучит как "реще". мы из Лютного, нам можно.

+3

3

За последние полгода он успел вляпаться во все тяжкие, осуществил мечты побывать в Министерстве и даже получил предложение там работать. Ну как работать. Со следствием работать и отвечать на вопросы злых копов прямо, не увиливая. Как он оттуда ушел совершенно отдельная история, и, к сожалению, совершенно не связанная с гордым освобождением, потому что он такой красавчик (хотя, будь он поглупее, он, конечно бы считал, что именно за эти заслуги его и освободили). Затем последовала более сложная ступень. Кроме того, что им с Люмено надо было постоянно работать, выводить Кастеллум на чистую воду и вообще теперь быть не такими революционными, на него свалился молот (или снежный ком?...) последствий. Пришло самое время рассказать его прекрасной и любимой девушке,  что как бы я  тут грешным делом был замешан немножечко так, совсем самую чуточку, ну да, был организатором, ну да, стадион наших рук дело, ну да, стела тоже. Ну не собирались мы никого убивать, точнее… Ммм… Может быть, мы пойдем погуляем по Лютному? Там и то не так опасно, а еще знаешь, за убийство ведь дают срок, а за убийство такого прелестного и милого белого и пушистого как я и вообще пожизненное можно схлопотать. В общем, теперь у мистера Яксли было ощущение, что ему стоит только оступиться на один маленький шаг и вся его жизнь полетит к черту или к Мерлину. Все равно никто не знает, где Мерлин или где дьявол, так что одно все.
Теперь он пытался стать более осторожным, начал задумываться, что не любая реализация задумок осуществима и полезна и что люди, тем более баловни того магического общества, которое царило последние тридцать лет, вообще не любят резких движений. Это такое амёбное общество или общество улиточек, которые готовы долго-долго ползти до истины, так что если что-то и смогут они поменять, то лишь небольшую часть. И эту часть надо было поменять. Он точно это знал, и ничто не могло этому сопротивляться. Что это значило для него? Углубление в чтение, поиски, снова поиски, какое-то время на отдых, поменьше встреч с безобразным и грязным магическим. Хотя его тяготило все, что может освободить аристократию от этого гнета. Наверное, чем больше было запретов, тем меньше он был способен противостоять своему желанию, чтобы справедливость как-то восторжествовала. А Люмено было настолько разношерстным, что можно было подумать, что в один прекрасный день они друг друга переубивают и останутся только Нотт, Эйвери да он. Потому что Айлу перережет какая-нибудь Мальсибер, потом Скай пойдет мстить Мальсибер, там еще подтянутся жаждущие порезаться да не в карты , а заклинаниями, выученными на задворках Лютного и на посиделках в темных Слизеринских коридорах и подземельях. Так и останутся трое. Со своими безумными идеями и несменными идеалами. Или сменяемыми?
С этими мыслями Яксли сталкивался почти каждый день. Если он не был углублен в работу, то он четко слышал этот внутренний вопрос «что дальше», «как дальше», «не разрушим ли мы сами себя». Каждый раз на собраниях, которые впрочем становились более редкими, он с облегчением видел их всех живыми, не убившими друг друга и даже выдающими идею. Может быть… Может быть дойдут они до победного конца. Но какой, простите, победный конец может быть у них?
Был ноябрьский достаточно сырой день. Такой день, когда хочешь укутаться в плед, сесть на диван или на кресло, взять книгу и вино и сидеть целый день у камина.  Еще можно провести день рядом с любимым человеком, окунуться в мир, совершенно далекий от хаоса, который творится за окном и который творится в их жизни, провести уютный день, без политики, без разговоров «а что дальше», без мыслей о том, о чем думать сегодня совершенно не хочется, без тревог, как там поживают вечные дети, которым лишь бы помахаться на дуэли. И в планах на этот замечательный ноябрьский день, когда внезапно выпавший снег оставил всех сидеть дома и наслаждаться камином, стояло именно – домашние посиделки, ну максимум вылезти куда-нибудь прогуляться. Но никакого Люмено. И одному из… тоже надо отдыхать.
Домовик Пол в тот день сиял от счастья. Наконец-то мастер не занимается какими-то непонятными делами, не зарылся в тоннах книг и не накапливает слои пыли в библиотеке. Еще мастер не привел в дом море каких-то непонятных людей, а вот против мисс Дингл Пол ничего не имеет, она милая, хорошая и вообще, пускай хоть живет здесь столько, сколько ей захочется. Так что Пол, сияя улыбкой до ушей, носился и постоянно начинал болтать о чем-то, о чем его не просили. Неожиданно начал болтать про то, что надо мэнор украсить к Рождеству, дядюшку обязательно позвать, родителей тоже и чтобы непременно мисс Дингл тоже была. Трепотня домовика иногда, конечно, раздражала, но не сегодня. Сегодня Гидеон даже охотно поддерживал темы, которыми так невпопад сыпал Пол, и даже спросил его, а не хочет ли он пригласить дядюшку на день Благодарения. Пол о таком празднике никогда не слышал и даже растерялся, ну и да ладно. Откуда домовику знать американские маггловские праздники? Да и к тому же с минуты на минуту должна проснуться и спуститься вниз Энн, собственно эта болтовня Пола скоро-скоро прекратится.
За окном, на заднем дворе, что-то зашумело и потянуло сигаретным дымом. И пахло почему-то сигаретами, которые курит Бёрк. Нет, конечно, можно подумать, что что-то не так, у него поехала крыша и теперь он чувствует запахи, которые связаны с его зеленой и беззаботной молодостью. Как только потянуло сигаретами, Пол, натиравший кофейный столик до блеска, оторвался, нахмурился и исчез. Гидеон плюхнулся в кресло и потер переносицу. Что-то не так. У него либо галлюцинации, либо вся эта идиллия ему приснилась, либо он действительно живет в сумасшедшем доме. Что там произошло-то? Ладно, если это его кошмар или галлюцинации с ними он как-нибудь разберется, а потом пойдет в Мунго, лечиться от того, что он нажил годами преследования идей, охотой за правом голоса и вообще всем вот этим. Он так и представил, как сейчас войдет Энн, а он ей заявит, что все, ему пора в Мунго и все планы коту под хвост.
Все-таки, где Пол? Куда он исчез? Возможно, кто-то вторгся на территорию и он пошел выпроваживать незваного гостя? Пол может. Гидеон все-таки встал с кресла и пошел к задней двери, сейчас он со всем сам разберется. Достал палочку на всякий случай, укорил себя лишний раз за то, что система внутреннего оповещения вся завязана на Поле (как он ни пытался переубедить отца, отец уверен, что это самое надежное средство. А то, что домовика попросту могут убить, отец даже и не думает. Он вообще ни о чем не думает). Когда Яксли начал открывать дверь, на него что-то зашипело. Он обернулся – в комнате никого. “Опять мерещится…” – подумал было Гидеон, как понял, что источник шипения – Пол.
- Тут барышня. Вас зовет. – отчаянно жестикулируя в пространство за дверью, которое было пока что Гидеону не видно, сообщил Пол. Яксли обдало холодным потом. «Барышнями» Пол называл всех лиц женского пола, которых встречал и которых знал лично. Ну то есть в его лексиконе барышней была Мальсибер, и Айла, и, конечно, Энн. Хотя последнюю Пол чаще называл мисс Дингл.
А за дверью, прислонившись каким-то неведомым способом к косяку, сидела вся побитая и искореженная…
-Твою ж мать, Айла! – буквально заорал Гидеон. – Да кто тебя так? – зачем задавать вопрос, надо срочно что-то делать. К тому же и так понятно. У Айлы врагов, конечно, хоть отбавляй, но Мальсибер никто не переплюнет. Сколько раз они друг друга пытались укокошить хотя бы взглядами. А обеим в знании боевых и темных заклинаний нет равных. Наверное. Но ему есть что противопоставить этой дурёхе Мальсибер. В хранилище есть зелья ото всего на свете, сейчас он просто отнесет Айлу на диван и быстро принесет зелье. Вот только не хватало, чтобы она еще тут умерла. Ну уж нет, держись, Бёрк. Если ты уж испортила выходной, то хоть дай тебя на свет вытащить, чтобы потом укокошить самолично за то, как ты головой своей не думаешь. Хотя когда ты, блин, своей головой думала. Разве что только вот в связи себя со Скаем подумала, вот там да, одна мысль родилась за столетье.   
Он без лишних вопросов, молча, аккуратно взял на руки всю искровавленную Айлу и быстро пошел в гостиную. Мельком посмотрел на часы – 10 утра, лишь бы сейчас в самый ненужный момент не появилась Энн. Конечно, она все знает уже о Люмено, но вот зачем начинать утро с такого гадостного ощущения вида очень сильно раненого человека?  Аккуратно уложив на диван Айлу, мысленно выматерившись, что если она испачкает весь его диван, то даже ведь и не заставишь ее потом отмывать,  мистер Яксли вставил:
- Короче, лежишь здесь и не рыпаешься, я сейчас принесу зелья, которые тебя вмиг поставят на ноги. Как только очухаешься, выпиваешь чашку чая и валишь в Лютный, - он попытался вложить в это всю свою грубость и злость от того, что она не думает своей головой. Вообще ни на секунду. Ни о Скае, ни об организации, ни о своем будущем. – Пол! – домовик тут же возник перед ним. – Ты помнишь ключ к тайному хранилищу? – короткий кивок домовика – Третья полка, четвертая ячейка слева, зелье в зеленой  бутылочке, на нем написано «на основе рябинового и бадьянового эликсиров», дальше там противопоказания описаны разные, типа не во время первого триместра беременности и прочая чушь, это ты не читаешь,  ты меня понял? – кивок, домовик исчез, а Гидеон собрался в ближайшее хранилище. – И если у тебя есть хоть на что-то аллергия, советую тебе сообщить об этом сейчас! – крикнул он, уже почти спускаясь в хранилище.

+2

4

 – Да кто тебя так?
 - Единорог и бабка с лукотрусом
Да, у аристократов так было принято - задавать вопросы, даже если заранее знаешь на них ответ. «Элементарная вежливость», дракон ее опали. Именно поэтому Айла старалась игнорировать вопросы из разряда «Как ваши дела» И «Как Вы находите сегодняшнюю погоду», ну и конечно же, «Ты сделала это, это и это», когда о результатах уже успел доложиться кто-то другой. Впрочем, все эти прелюдии не помешали Гидеону в целости и сохранности транспортировать Айлу на диван. Спине было холодно и мерзко - рот постоянно наполнялся кровью и перемешивался со слюной, так быстро, что она едва успевала сплевывать этот нехитрый коктейль на пол. Яксли нудел над ухом, как надоедливый пикси, выдавая, должно быть, ценную информацию, касательно дальнейших действий. Типа - испей моего зелья и вали отсюда нахер. И, о Мерлин всемогущий, тебе на дорожку еще перепадет чашечка чаю. Вестимо, в фамильном фарфоре. То ли он не понимал, что ситуации вряд ли помогут довольно не энергозатратные кровевосстанавливающие и заживляющие зелья, то ли ему было попросту было лень возиться с внезапно возникшей соратницей. Айлу задевало - но не более того. Будучи не в состоянии сконцентрироваться ни на чем другом, кроме боли, она предпочла прослушать ценную информацию вполуха. Сигареты - единственное доступное ей болеутоляющее, к сожалению, остались где-то за дверью. Очередная судорога свела правую сторону живота - она поморщилась. В этот самый момент Гидеон что-то торопливо пытался донести до своего домовика, попутно справляясь о возможной аллергии на компоненты. У зельевара. У варящего яды зельевара. Которому, несомненно, раз за разом приходилось работать с составами различной сложности, содержащими мерлинову кучу аллергенов. Наверное, она бы сказала сразу? Беда была только в том, что язык не поворачивался сказать что-то другое. Например, о противопоказаниях.
- На тебя у меня аллергия, - односложно ответила Айла, сплюнув кровь на пол. Тонкая нить поблескивающей красной слюны так и осталась украшать и без того «разукрашенный» подбородок. Она не меняла позу с того момента, как Гидеон донес ее до дивана - при попытке притянуть колени ближе к груди она почувствовала, как поясницы касается холодная, насквозь мокрая джинсовая ткань. Айла потянула свитер в правую сторону, чтобы удостовериться в том, что это просто влажный воздух, листва, черт знает что, но не… - неприятный холод проскользнул по бедру, переходя на живот - …кровь. Черное пятно стремительно увеличивалось в размерах, впитываясь в хлопковую ткань. Еще каких-то десять минут и все закончится.
Она не знала, когда именно Скай сорвется на ее поиски - если не сорвался уже. Еще немного и та новая информация, которой она располагает, превратиться в ничто. Она так и останется попивать чай на диване у Гидеона, будто ничего и не происходило, а изувеченное лицо и бедро снова примут прежний, вполне себе цветущий вид. Айла не могла решить что же все-таки лучше - помедлить и сделать лучше для Люмено и психического здоровья Ская (он, все-таки, будет переживать, а может и вообще воспримет эту информацию в штыки - они только стали жить вместе, а тут, спустя несколько меяцев в суровые будни совместной и почти легитимной борьбы за справедливость рискует вмешаться некое существо, которое нужно оберегать) или…
Она не успела определиться. Сквозь пелену до нее донеслось недовольное бормотание Гидеона. Внезапно осознав за каким зельем послал домовика Яксли, Айла попыталась вскочить с дивана резким рывком и предотвратить вливание в себя всякого противопоказанного дерьма. Она плохо держалась на ногах, колено правой поддерживал подлокотник дивана - больше похожая на марионетку, в руках не очень умелого владельца, она покачивалась, пытаясь сконцентрироваться и удержать равновесие. Взгляд был мутным, она держалась из последних сил. Половину гласных она проглатывала, не успевая даже произнести, а сам голос был на удивление тихим, вырывающимся бурлящим от крови шепотом с присвистом.
- В том. Зель-. Аконит. Нарушает ритм с-рдечн-х с-кращен-й. Как и кор-нь асф-деля. Я просто сд-х-у прямо тут. Нужно замен-ть Капселл-й. Или нат-лочь без—р. Какого х-я ты вообще пр———шь зелья не уд-ст-верившись ни в чем? Д-била кусок.
Айла говорила так, будто Гидеон был школьником, в чьи обязанности всего-то навсего входило толково усваивать программу, а он не справлялся и с этим невеликим умением. Она злилась, но настолько устало, что не могла даже адекватно ее выразить. В глазах помутнело, она попыталась сделать шаг вперед, презрительно оглядывая расплывающегося Гидеона.
- И да, я бер—енна, т—ю мать!— спустя половину шага муть обратилась беспросветной темнотой - она обессилено рухнула на пол, придя в себя лишь через полминуты. Попытка встать провалилась с треском - потеря крови только увеличивалась, темнота в глазах встречала ее раз за разом, пока на третьей попытке она не сдалась окончательно, убедившись, что только в таком положении она может оставаться в сознании.

+4

5

Каким бы вспыльчивым Гидеон ни был, за те долгие годы, которые он знал Айлу, он привык к ее манере общаться. Услышать от нее «ты кусок дерьма», «аберфортов ты козел», «ты и сиккля ломаного не стоишь» или чего-то даже покрепче вошло уже в привычку. Он просто фильтровал эти оскорбления и старался на них не сосредотачиваться. Конечно, где-то в глубине его души возмущалась аристократическая кровь предков, что как так вообще, как аристократ может позволить такие разговоры с ним. Но нет. Наверное, в какой-то мере он был прогрессивным аристократом и на такие мелочи не обращал внимания. Но кое-чего даже его сильно внутренний аристократ воспринять не мог. Даже не то, чтобы воспринять, принять скорее. Ну например, когда ты уже собрался наконец-то отдохнуть, прийти в себя и провести хорошо время, а к тебе приходят, блюют кровью на пол (на ковер, на диван, в общем-то везде), а еще и матерят тебя из последних сил. И из последних сил не в смысле, что так сильно. А в смысле, что сейчас вот мат закончится, а дальше человек без сил рухнет куда-нибудь. А ну да, снова пачкать ковер. Вот за это хотелось просто остановиться и ничего не делать. Пусть подыхает, коли так ценит его помощь. С диваном, ковром, полом разберется кто-нибудь. И нет,это не должен быть домовик, хотя кто-нибудь да скажет, что это его прямая обязанность. Но он в этом во всем вообще невиноват, хотя ему явно не понравится, что стало с их гостиной. А вот поставить Айлу на ноги и заставить ее все вычищать, причем по старинке, как на школьных отработках, строго без использования магии. Но нет. Тогда придется менять всю гостиную, а еще искать новый дом, потому что Айла же все к чертовой бабушке раскидает, если заставить ее убирать за собой. А можно поймать Мальсибер, как виновницу этого «торжества» безумия. Между прочим, принимала участие. Между прочим, надо поймать и четвертовать, но пусть сначала приберет.
Он почти не слушал, что там «булькает» Айла, а она именно булькала. Из ее горла выходили какие-то странные звуки, что свидетелсьтвовало о том, что организм ее был поврежден. И что вообще, ей бы силы поберечь, если она хочет, чтобы он не в бесчувственное тело зелье вливал. К тому же, большинство слов, которые она произносила вопреки любым законам сохранения сил, были ругательства. «Впрочем, что еще ожидать от нее. Лютный. Плохая компания. Плохое влияние. Да еще и с Мальсибер махачи устраивает, дебилка,», - подумал Гидеон, услышав очередное ругательство. – «Вообще, если что есть зелье на самый крайний случай. Мы с отцом его, правда, варили как…» Да, они его варили на черный день, если на них нападут или если магглы не смогут договориться между собой и у них наступит очередная мировая война, и это затронет даже волшебников. Варили зелье долго и упорно, бессонными ночами, до последней единицы доводя все расчеты. По замыслу отца это должно было быть зелье, которое будет иметь минимум побочных эффектов, и при этом отлично подходить самым катастрофичным аллергикам, беременным, ослабленным разными болезнями. Он даже предусматривал, что человек может находиться под смертельным темным заклятием. Все эти комбинации кроме расчетов, бесконечных расчетов, и кропотливой работы требовали и другие жертвы. Время.  Зелье должно было настояться, а на настояться потребовалось около четырех недель. Полный лунный цикл, плюс сложности в поиске ингредиентов. В общем, надо было сто раз подумать прежде взять зелье. Не потому что он плохо относился к Айле, а потому что такие ранения не требуют таких жертв. Сейчас парочку капель…
Бёрк обессилено пробулькала что-то про «бер…на» и рухнула. Гидеон, уже приманивший нужное зелье, благо на простые зелья не было наложена никакая защита от элементарных манящих чар, преодолел расстояние до нее буквально в два прыжка.
- БЕРЕМЕННА?! – практически проорал он. Какого… Мерлин…  - О чем ты, дура, вообще думала?!  И вообще, нельзя было с этого начать?! Дебила кусок тут не я! – вспомнив одно из «смачных» выражений Айлы, продолжал кричать Гидеон. – Пол! –  тихо, уже сорвавшимся голосом, произнес Гидеон. Он знал, что домовик услышит его без всякого крика. Доораться, докричаться и желательно потом снести крышу надо будет не до него и не ему, а этой безмозглой женщине. Да хотя, что там поможет, даже если ты будешь прислонившись к ее уху орать, что она больше никогда в жизни не должна совершать таких глупых и неосознанных поступков, достойных только «мистера Пи» или какой-нибудь дурёхи, которая окончила первый курс Гриффиндора, но которая на Гриффиндор попала только потому, что она какую-то горсточку магии унаследовала в десятом колене,  она не поймет. И сделает все по-собственному. - тащи зелье номер пять из секретных запасов и прихвати смягчающий антидот из сейфа, - «А с отцом мы сварим еще. Хотя смягчающий антидот – это вообще тончайшее искусство. Но ничего, отец любит корпеть над котлами и добиваться самых изысканейших комбинаций, покорпит еще.»
В голове одна мысль перебивала другая. Он совершенно не замечал, что происходит обратно, и наверное, даже если бы ему сейчас топор снес голову, он мог бы не заметить, а продолжить делать и думать.  Где-то проснулся миротворец и благодетель, который просто готов был сейчас же пойти и убить Мальсибер, потому что какого она вообще начала сражаться с беременной женщиной. Ему было безумно жалко Ская, который в случае чего лишится не только Айлы, но и неродившегося ребенка. Парень этого не заслуживал. Гидеону было жалко Айлу, потому что эти куриные мозги и вечная жажда куда-то влипнуть вообще должны были учиться на Гриффиндоре и ничего не знать о темной магии и о том, как ей можно пользоваться. Возможно, на Гриффиндоре ее бы научили не ввязываться в такие безумные и совершенно невыгодные драки, как сегодняшняя. Хотя если посмотреть на историю всех гриффиндорцев, то наверное, учись Айла на Гриффиндоре, она бы до такого почтенного возраста как их просто не дожила бы. Ну естественный отбор, сами понимаете.
Но сейчас было не время рассуждать. И он это отлично понимал. Потому что можно ругать сколько угодно Айлу и все, на чем свет только стоит, а сейчас в его руках жизнь уже не только этой дурочки. И не только в руках, но и еще на его уже порядком запятнанной совести. Надо срочно брать зелье и прибавлять к нему еще и пару смягчающих капель антидота, который должен будет максимально увеличить заживительный эффект, а к тому же, не навредить малышу. Ему и так уже порядком навредили.
Пол абсолютно беззвучно, как будто бы предвещая что-то очень плохое или как если бы над Гидеоном нависла туча похуже всех тех, что нависали за последние полгода, протянул мастеру указанные бутылочки. А тот, опустившись на пол рядом с на время замолчавшим телом, с помощью специального заклинания начал добавлять в зелье антидот. Еще придется извратиться, чтобы его влить в нее.

Отредактировано Gideon Yaxley (2017-08-13 21:35:30)

+4

6

Сколько прошло времени с той свадьбы, которая перевернула всё вверх дном? Кажется дело было в начале лета, тогда была чудесная солнечная погода, ничего не предвещало тех событий, которые так безжалостно прервали столь радужное мероприятие, хотя по лицам жениха и невесты плохо верилось в его радужность. Да и большинство всё равно были в курсе сложившихся обстоятельств. Но речь не об этом. Те страшные и не понятные мгновения казались вечностью, словно Авроры замедлили ход времени, чтобы "подозреваемым" не удалось сбежать. А всё что происходило потом сносило ураганом часы, дни. Ожидание и невозможность что-либо сделать были хуже всего. Хотя нет, худшим были опасения, которые закрадывались ей в голову. Затем разговор с Терренсом, который, кстати, оказался дядей Гидеона (признаться, они оба тогда были шокированы этим, степень неловкости зашкаливала запредельно), а потом в голове потихоньку начал складываться пазл из сказанного, в памяти всплывали обрывки фраз, которыми Яксли разбрасывался в их первую встречу в том кафе, все последующие недомолвки - всё теперь казалось таким логичным, всё сходилось. Энн ведь не была глупой девушкой. Однако ей нужно было узнать об этом от него. Лично. Она оставила все свои догадки в стороне, решив, что сама ничего не станет придумывать, нужно быть рациональнее. И вскоре после освобождения состоялся долгий и эмоциональный разговор. Мысленно она его уже убила несколько раз самостоятельно, голыми руками на радость всему Министерству и заядлым аристократоненавистникам. Последним особенно не хотелось доставлять такое удовольствие, поэтому девушка очень старалась держать себя в руках. Причём действительно очень. Высшая степень самообладания, любой бы обзавидовался. Гидеон должен благодарить Мерлина за то, что Энн не была склонна к насилию, а наоборот, предпочитала всё решать мирным путем (но палочку всё же стоило убрать из её рук). Конечно, этого Яксли хотелось побить, желательно так, чтобы выбить из него всю дурь. Вот только это, скорее всего, было невозможно. Да и было ли это его дурью? Но было ли это чем-то действительно ужасным? Помимо того, что он врал так же легко, как и дышал. Вскоре девушка приняла тот факт, что он не сказал ей всего сразу. О таком не говорят за чашкой чая. Но разве Люмено было настолько уж ужасной идеей? Дингл ещё сама не решила, как относится ко всему этому и стоит ли ей высказывать своё мнение напрямую. Честно говоря, можно было даже не говорить его вслух, многое и так было понятно по её лицу. Тем более девушка редко когда умело скрывала свои эмоции и мысли. Однако эта ситуация требовала слишком многого от неё, тут и ежу было понятно, что кроме неё об этом больше никому знать не следует. Время большого притворства настало. Когда конфликт остался в прошлом, всё более менее вернулось на свои места. Конечно, теперь в её сердце поселилась огромная тревога, но девушка умело её подавляла. Ну или умело делала вид, что ни о чём не беспокоится. В конце-концов, они договорились доверять друг-другу. Энн была верна своему слову, пусть это и давалось ей с трудом. Сложнее было делать незаинтересованный вид, когда в её окружении заходила тема касательно этой организации. Сложнее было равнодушно говорить на любую тему, касающуюся Люмено и его неизвестных организаторов/членов. Не привыкшая скрывать что-либо в принципе, она успешно справлялась со своей новой ролью. Правда иногда усталость брала своё и Энн поражалась тому, как Гидеон спокойно со всем справляется, спокойно общается со всеми, казалось бы, что ему это давалось уж слишком легко. Видимо, будучи в таком амплуа долгое время, это вошло в привычку. Но девушка не смогла не заметить, что они стали ещё ближе. Ведь всё это время тайна тяжёлым камнем висела у него на шее, нелёгкая должно быть ноша, разделяющая и не дававшая им возможности знать всё друг о друга от а до я. А теперь, когда врать более не было необходимости, то и общение стало теснее, проще, по крайней мере ей так казалось и это не могло не радовать.
Ноябрь в своей фирменной красе ударил по Лондону. Энн никогда не любила осень. Пора хандры, серости, депрессий. Один сплошной негатив, который своей паутиной обволакивает тебя и единственное чего хочется, это залечь дома в уютном кресле, в обнимку с книгой и пледом, или же утопая в объятиях любимого человека. Второй вариант казался даже лучше, ведь тогда весь холод прошедшего дня растворится в тёплых руках. Особенно в выходные. Они планировали провести его в образе двух тюленей, которые просто наслаждаются огнём камина, вкусняшками и обществом друг друга. Поэтому девушка не спешила просыпаться. Нежиться в объятиях Морфия было одним из её любимых занятий. Тем более что сон слишком крепко привязал её к себе, не желая заканчиваться. Но тишина в мэноре постепенно начала привлекать к себе внимание своим отсутствием. Энн невольно очнулась, пытаясь прислушаться к возне внизу. Но гул не прекращался. Девушка решила, что всё равно уже время вставать, да и любопытство пересиливало, поэтому она поднялась, накинула на себя халат и вышла в коридор. По ушам ударил разъярённый голос Гидеона. Пожалуй такого она от него ещё не слышала, да и ничего хорошего такое поведение не могло предвещать, а потому девушка поторопилась спуститься вниз. Энн опешила и даже на секунду замерла, уставившись перед собой. Открывшийся взору вид оправдывал повышенный тон её мужчины. Откуда-то из-за угла выбежал Пол со склянками в руках, впопыхах не заметивший её появление. Как и его хозяин. Всё внимание было приковано к лежащему на диване телу. К счастью, ещё живого. Хотя количество крови было внушающим. Яксли принялся уверенно колдовать над зельями, смешивая их воедино. Эта девушка, а Дингл была уверена, что это девушка, ведь по обрывкам доносившихся фраз эта мисс была беременна, находилась в надежных руках. Точно знала к кому переместиться. Ведьма сделала несколько шагов ближе к центру событий. Хотелось задать кучу вопросов, главным из которых был о личности этой мисс, которая явно была непростой знакомой. - Гидеон, чем я могу помочь? - единственное, что вырвалось у неё слегка взволнованным, но уверенным тоном. Энн решила оставить все вопросы на потом, сейчас выяснения были ни к чему, разговором делу не поможешь. Надо спасать незнакомку, кем бы она не была. Девушка была готова следовать любым инструкциям, выжидающе и растерянно переводя взгляд с напряжённого Гидеона на бледную волшебницу.

+4


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Knocked up


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC