Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект -
HP: The Wheel of Fortune!
У нас 3 поколение “Гарри Поттера”, 2028 год. Со времен победы над Волдемортом прошло тридцать лет, и огни революции начинают полыхать на просторах магической Британии. Ситуация складывается сложнее, чем кажется на первый взгляд, ведь политических сил действует несколько.
На чьей стороне окажешься ты?

массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Gideon Yaxley
Это просто деловой подход - Richard Yaxley

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Show me how to lie


Show me how to lie

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

SHOW ME HOW TO LIEShow me how to lie
You’re getting better all the time
And turning all against the one
Is an art that’s hard to teach
Another clever word
Sets off an unsuspecting herd
And as you step back into line
A mob jumps to their feet

http://savepic.ru/13058339m.gif  http://savepic.ru/13049123m.gif
http://savepic.ru/13106466m.gif  http://savepic.ru/13092130m.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

01.06.2028

Yaxley-manor

Terrence Yaxley, Gideon Yaxley

Вот представьте. Солечный денек. Вы собираетесь по своим делам, а тут у вашего блудного дяди вдруг возникает внезапное желание прогуляться и навестить не менее блудного племянничка.
Или представьте. Вы боретесь как окаянный за премьерское креслосправедливость, а тут какая-то шайка молокососов пытается сорвать ваши планы, возможно, там замешан ваш племянник? А давайте-ка навестим его и побываем в доме брата, вдруг там что-то интересное?

Отредактировано Gideon Yaxley (2018-03-06 21:28:10)

+1

2

Прошлой ночью они засиделись допоздна. Разборки, крики, нет, до оргий дело не дошло (хотя, кто знает, что Айла и Скай учудили после собрания, ну или Эйвери с Киараном); споры… В общем, жизнь Люмено бурлила и плескалась через край, и когда все расходились по домам, домовик Пол смотрел на хозяина глазами, полными упрёка. «Вот если бы мистер и миссис Яксли видели, что вы тут вытворяете, мастер», - при желании можно было прочесть в этих черных глазищах. Но Гидеону было… ну мягко скажем… все равно. Мама и папа были далеко, о дяде в их доме ничего не слышно уже много лет, кто ему тут командовать будет? Домовик Пол? А кто он, собственно, ему? Нянька? Спасибо, уже много лет нет.  Если только родители вернутся быстрее, но он уже не маленький мальчик, ему уже так слегка… 32. Так что, Пол, пошел, убрал, это несложно. Ах, ты устал? Ну ладно, сделаешь все завтра, какая разница. Все равно это никто не увидит.
Никто. Не увидит. Как же. Корми себя надеждами больше, Гидеон.
Это было прекрасное  свежее летнее утро. Где-то вдалеке пели птицы, светило солнышко, легкий ветерок играл кронами деревьев. А Яксли…. Ну, эм, встал, понял, что вчера переборщил с виски, и попытался вспомнить, кто ему наливал. Это был Эйвери? Поймает и кастрирует гада. Но об этом не сейчас. Сейчас надо было немного посидеть над изучением разных статей времени их второй вылазки (великой второй вылазки! Сколько скандалов она вызвала!) и попытаться вынести более полезные аргументы для споров о том, что им делать дальше. Вот сейчас он поднимется с кресла, голова перестанет болеть , и он, разумеется, выполнит все и даже больше, чем запланировал. Ах, если бы только не это чертово похмелье…
- Пол! – воззвал в пустоту Гидеон, чувствуя, как его голова раскалывается на две, три, сотни частей, и сжимая пальцами виски.
Из ниоткуда материализовался домовик. Ну да. В его глазах уже не было упрека. Был какой-то испуг, но упрека не было.
- Принеси мне что-нибудь от головы, – попросил Яксли, - и только подумай притащить топор! Я тебя на бифштекс для вечно голодной Айлы пущу…
Пол было дернулся отправиться куда-то, но потом неожиданно насторожился и сказал:
- Мастер, я, конечно, принесу вам зелье. Но там, в гостиной,  вас ждет гость.
Гидеон удивленно поднял взгляд. Гость? Какой еще гость? Разве он кого-то должен был принимать в этот ранний… Мужчина посмотрел на часы, которые, вопреки всем магическим штучкам в его доме, были вполне себе обычными и даже показывали время. Ну да, час был не очень ранний. Одиннадцать часов утра. Вполне себе время для гостей, если бы не одно «но»: он никого не ждал.
Все еще щурясь от слишком яркого для человека с похмельем света, мысленно посылая непрошеного гостя в Тартары и перебирая в голове всех возможных лиц, припершихся поглядеть на его страдания или, чего еще хуже, вправить ему мозги, он спустился вниз, в гостиную.
- Добрый де…, - начал было Яксли, но неожиданно как будто потерял слова на половине предложения. В кресле, в его любимом кожаном старом кресле, сидел не кто иной, как…
- ДЯДЯ?! – не сразу поняв, что сказал это вслух, воскликнул Гидеон.  Наверное, на этом моменте у любого даже самого загульного пьяницы голова должна была пройти мгновенно. Но похмелье у Гидеона никуда не хотело деваться, поэтому он устало потер голову ладонью: его собственный громкий оклик этого чудесного (и очень своевременного) гостя причинил ему много боли. 
- Давно вас не видел, – тихим голосом произнес мужчина и опустился в кресло напротив. – Рад вас видеть, «Дверь – вон там, можете идти, увиделись, объятий не нужно, проваливайте отсюда.»Что привело вас к нам? Папа с матушкой пока что в рабочем отъезде, – очень осторожно намекнул на дверь Гидеон.
Он пытался сосредоточиться на лице дяди. Немного поседевшие волосы, но все такое же бодрое лицо. Интересно, что он пьет? Омолаживающее зелье? Точно не виски, – съязвил внутренний голос. О да. Если бы он пил виски в таких количествах, как Гидеон, такого бодрого вида ему было бы днем с огнем не сыскать. А так да. Надо что ли с дяди пример брать. Вот сейчас он ответит про цель визита, а его племянничек учинит ему допрос с пристрастием по поводу его режима дня, как часто он бегает кроссы, летает ли на метле, конечно, куча формальных вежливостей, которые сейчас очень не повредят. А заодно отвлекут Терренса от…
Черт. Мерлин. Мерлиновы панталоны. В комнате наверху, не так далеко отсюда, там, куда дяде неожиданно может захотеться пойти (кто его знает зачем) целый погром. Валяются важные бумаги, который Гидеон, идиот, забыл убрать и отложил на момент «я протрезвею», момент, который должен был обязательно произойти в ближайшем будущем. А у него в гостиной. Сидит. Черт подери. Лидер Фиделиуса!!! Да-да, той самой компашки идиотов, которые им писали письма с угрозами не так уж давно...  И где носит этого Пола с антипохмельным зельем? Вот единственное, что его сейчас спасет, - это факт, что он прибирает в комнате или прибрал, или хотя бы заблокировал ее своей домовиковской магией. Что угодно.
А вот и он. Вспомнишь солнце, вон и лучик,  - это маггловское высказывание точно про домовика Пола. Тащит с гордым видом бутылочку с зельем. Кстати, на пробке болтается бирка «антипохмелин», ну наверняка, чтобы если Терренс еще не догадался, с чего это у его племянника такой зеленый вид,  у него бы не осталось вопросов. Ну или чтобы он убедился, что его племянник – полный идиот и делает разные глупые вещи. Надеюсь, вы не сговорились, и ты не тащишь веритасерум в этом пузырьке, предусмотрительно поменяв бирки, - мысленно пошутил Гидеон и улыбнулся сам своей шутке. Наверное, в этот момент он выглядел особенно глупо.
- Может быть, попросим Пола сделать вам чая? – перехватывая бутылочку с зельем у домовика, натянуто улыбнулся Гидеон. – Не отказывайтесь, он чудеснейше делает чай!Вы выпьете его за тридцать секунд, а дальше я покажу вам, где дверь, окно, каминный проход.

Отредактировано Gideon Yaxley (2017-02-26 19:37:30)

+1

3

Прошла всего пара дней с тех пор, как Терренс просветил Фиделиус касательно своего гениального плана о способах агитации молодой части магического сообщества в свою сторону. От Клипеума, естественно, вестей еще не было, поэтому заниматься приготовлениями уже сейчас было бессмысленно, тем более, что ученики еще даже не вернулись из Хогвартса. А ведь начинать воспитывать юные умы нужно уже со школьной скамьи, нужно впитывать в них свои мысли. Главное – ненавязчиво. Но действенно.
Кстати о юных умах.
Терренс уже давненько не слыхал новостей от своего племянника. Не то чтобы они близко общались – все-таки, пока Гидеон рос, старший Яксли успешно колесил по Штатам, а потом их общение редко было продолжительным. И скорее даже это Терренс навещал племянника, нежели наоборот, хотя нисколько на это не обижался. Тем не менее, ему хотелось укреплять внутрисемейные связи – во-первых, чистокровных семей осталось не так много, и если внутри них еще будет намечаться раскол, Кастеллум возликует и раздавит их окончательно. Во-вторых, племянник не состоял в Фиделиусе (кстати, хороший вопрос, почему, непременно стоит его задать – и почему это не пришло ему в голову раньше?), и вполне можно было бы ненавязчиво, как любой юный ум (а что, 32 – это разве взрослый?), попробовать переманить на свою сторону. Или убедиться в его поддержке.
Словом, явно назрел разговор!
А посему Терренс не стал откладывать это дело в дальний ящик и решил наведаться к племяннику в гости. Возможно, было не совсем вежливо являться без приглашения и даже предупреждения, но ведь они же семья. Семье всегда должны быть рады. Не правда ли, Гидеон?
Дверь ему открыл домовик, который, конечно, впустил гостя, хотя и предупредил, что хозяин еще изволит почивать. Терренс с сомнением посмотрел на домовика, открывая свои карманные часы. Время близилось к полудню. Однако, племянничек изволит долго почивать. Не захворал ли?
Под заверения, что с господином всё в полном порядке, домовик умчался на зов того самого почивающего господина, а Терренс прошел в гостиную. Он сел в одно из кожаных кресел и рассматривал (уже в который раз) комнату, когда перед ним решил предстать и сам племянник собственной персоной.
- ДЯДЯ?!
- И тебе доброго утра, Гидеон, - улыбнулся Терренс, чуть не смеясь с того, какой шок он вызвал у молодого человека. Только ему еще не удалось понять, приятный это шок или не очень.
– Рад вас видеть. Что привело вас к нам? Папа с матушкой пока что в рабочем отъезде, - поторопился сообщить Гидеон. По его виду теперь было понятно, что встреча с утра не входила в его планы. Ровно как и что-либо другое. Ему явно не мешало привести себя в порядок.
- Ничего страшного, я, собственно, не к ним и собирался. Просто подумал, что давно мы не виделись, вот и решил заглянуть. Надеюсь, я не доставляю тебе неудобств? – о это вежливое начало разговора. Еще не хватало сейчас начать погоду обсуждать. Но это было необходимо, чтобы постепенно перейти к другим темам, к тому же – в нынешнем состоянии Гидеон явно не демонстрировал способность нормально мыслить.
- Может быть, попросим Пола сделать вам чая? Не отказывайтесь, он чудеснейше делает чай! – предложил он, перехватывая у домовика какую-то бутылочку, и Терренс не смог сдержать улыбку.
- Благодарю, чай будет очень кстати, - кивнул он Полу. – И сделай его покрепче, чтобы он получше…взбодрил, а то я смотрю, кому-то требуется помощь.
Пол удалился на кухню, а между двумя Яксли повисла небольшая пауза.
- У кого-то, видимо, была веселая ночь, - отметил он, бросая насмешливый взгляд на племянника. – Я в твоем возрасте тоже любил повеселиться. Хотя нет, наверное, это все-таки было раньше, хотя во время охоты на разных магических тварей тоже скучно отнюдь не было.
Да, историй из того периода в его памяти сохранилось много, и не самых скучных, но они редко включали в себя присутствие в каких-то барах, хотя и без этого порой не обходилось.
- Ну что, как жизнь идет? Всё ли успешно? – спросил Терренс, замечая, как Гидеон постепенно начинает приходить в себя под действием зелья.
И глядя сейчас на своего племянника, мужчине пришла в голову мысль, что он совершенно не знает о его политических убеждениях. Да и вообще он его знает плохо, поэтому налаживать разговор оказалось не так просто. Но если чистокровный волшебник не стоит в Фиделиусе и не выказывает ему явную поддержку, то в свете последних событий мысль начинала идти совершенно в определенную сторону.
Да нет же, ну не может ведь он быть в Люмено? С чего бы вообще о таком думать…
Тем не менее, это тоже стоит проверить. Как-нибудь…вскользь. Правда, если его собственный племянник окажется задействован в Люмено, Терренсу захочется отвертеть ему голову. От большой любви, разумеется.

+2

4

Кажется, в планах дяди «уходить» стояло где-то последним пунктом в длиннющем списке вещей, которые он собирался тут делать. Уж не с ночевкой ли он сюда пришел? А может быть, вообще решил пожить в родовом поместье? Кстати, прав у него на это было более чем достаточно. Так что,  действительно, с чего бы тут не пожить! Тут так здорово, столько материала для Фиделиуса нароешь! Ух! Закачаешься просто! И никому писать никаких писем не надо! Просто замечательно!
- Да какие неудобства, о чем вы, у нас не так часто кто-то бывает, чтобы мы не радовались гостям. К тому же, я вас столько лет не видел, – как можно более дружелюбно отмахнулся Гидеон, постепенно приходя в себя.  Зелье действовало, к нему возвращалось самообладание, что что-то типа инстинкта самосохранения отчаянно вопило «дверь там, проводи его, про-во-ди!». Он постарался вежливо (и очень по-английски) умолчать, что он бы не видел дядю еще ровно столько же времени, сколько не видел. Но в сущности он не соврал: действительно, какие неудобства, покуда вы сидите в этом чудесном кожаном кресле. Вы так чудесно с ним гармонируете, тут и сидите. А наверх не ходите, там плохо, бяка, бяка там. Как бы туда еще смыться незаметно и прибрать? Или хотя бы заклинание какое-нибудь подобрать хорошее, чтобы вы туда не сунулись.
Ну мне кажется, вы и не только в моем возрасте так веселились. – лукаво улыбнулся Гидеон, - Папа рассказывал, что вы и сейчас иногда отрываетесь. Там. У вас в Фиделиусе. – упс. Неосторожная фраза. Какой домовик тебя тянул за язык, идиот? Нельзя упоминать политику! Это первое правило, которое необходимо помнить, когда общаешься с людьми… эммм… других политических взглядов, будем толерантны! – А может, вы расскажете, как проходила ваша охота на тварей? Мне кажется, я столько об этом не знаю. Ведь, там должно было быть весело! А вы не думали вернуться в этот бизнес? Может быть, у нас в Англии? А как было в Америке? Никто там не докучал? А то говорят, в Америке с этим сложно.
Умело замял разговор или показалось? Гидеон поглядывал на лестницу. Пол естественно явится из воздуха с чаем, а юный Яксли со словами, что ему нуууу очень надо куда-то сходить, смоется заколдовывать комнату, в которую Терренсу нельзя. Кстати, надо отметить, что, несмотря на то, что про Фиделиус ходили разные слухи, что они там чуть ли не черную магию практикуют налево и направо, Терренс вполне себе хорошо выглядел. А Гидеон практически уже поверил, что Фиделиус несется по всей попятной и занимается Мерлин знает чем , может быть они не такие уж и плохие? . Хотя если посмотреть на их состав… В раздумьях он несколько наклонил голову набок. Кстати, хороший знак. Если Терренс знает сигналы заинтересованного собеседника, то вот он! А если не знает, может подумать, что племянничку все-таки плохо и что пора и честь знать.
Пол возник неожиданно из воздуха. С подносом. На котором было две чашки с черным чаем. Были. Потому что от неожиданности Гидеон всплеснул руками, одна чашка отправилась в полет. Эх. Жаль не на идеальный костюм дяди, а то можно было бы сказать «Ой, я сейчас принесу бумажное полотенце, у меня много! И они с молниями, в честь Гарри Поттера! Не отказывайтесь, дядя, они первоклассные!». Но нет. Это все разлилось на ковер.
- Fucking tea, - сквозь зубы пробормотал Гидеон. Но Пол очень быстро все убрал, и смыться не получилось. Он стряхнул с себя невидимые капли чая, которых, разумеется, на его прикид не пришлось, и с прежней полунатянутой улыбкой смотрел вперед.
- Что касается моих дел, у меня все более чем прекрасно. Читаю, учусь, придумываю, чем заниматься в этом несправедливом мире, встречаюсь с самой лучшей на свете Анной. Ну пожалуй больше ничего не происходит. Три раза пытался устроиться в министерство, Надо каким-то образом больше драмы в это прибавить, и какая разница, что я пытался два с половиной раза, он же не знает! Кстати, дверь все еще там и она вас ну очень ждет, - Три раза меня отшивали. Я решил, что надо найти что-нибудь вне министерства, вне политики – наигранный театральный зевок. – Может быть, вообще из Англии уеду, - Ага, в Ирландию. Бухать с лепреконами и ловить драконов. И курить шэмрок, курить шэмрок не забудь! А у вас как дела? Как ваша жизнь течет? В Англии не половишь ведь магических существ, правда, дядюшка?
Разум услужливо ответил еще пока что за дядю, что в Англии не только магических существ можно половить, но еще и поймать прекрасных желторотых мальчишек, которые решили перевернуть мир, но… Зачем следовать в логике писем от Фиделиуса? Вот вроде бы сидит дядя, такой добрый, такой мило улыбающийся и, кажется, такой готовый устроить ему нелегкую жизнь. Эх, как бы к бумажкам пробраться. На всякий.

Отредактировано Gideon Yaxley (2017-03-21 01:35:17)

+4

5

Пока продолжался этот несколько (несколько?!) натянутый разговор с попытками не сказать лишнего, не спросить невовремя и при этом выяснить то, что нужно, Терренс уже пожалел, что родственники наградили его племянником, а не племянницей. В конце концов, с женщинами находить общий язык было куда проще. И нет, он умеет это делать не только через постель, как вам могло показаться (стыдно, читатель, стыдно, все-таки речь о родной крови!), просто методы, которые применяются для очарования женщин, не подходят для общения с мужчинами – пожалуй, все-таки даже к счастью.
Но и даже с «бизнес-партнерами» разговаривать проще, чем с племянником. Чужим человеком манипулировать менее совестно, хотя с каких пор совесть вообще в ходу?..
Гидеон обронил фразу про Фиделиус, за которую можно было бы быстро зацепиться, но племянник успел увести разговор в другое русло. Мерлин!
- Рассказывать можно долго, так что ты уснешь, еще не успев толком проснуться, - он попытался пошутить, дабы не уходить в разглагольствования на тему своих приключений. Можно было бы ограничиться парой фраз об этом, но ведь он прекрасно знал, что его может понести в дали дальние, и весь сегодняшний визит уйдет впустую. Может, не совсем, но явно не будет настолько плодотворным. К тому же…с каких это пор Гидеон проявляет интерес к прошлому дяди? Он чуть сощурился, глядя на племянника, который в тот момент кидал какие-то странные взгляды в сторону лестницы. Терренс сделал вид, что ничего не заметил, и продолжил разговор, мысленно пытаясь просчитать, что интересного на втором этаже, куда ведет эта лестница и как об этом узнать.
Понимая, что тема с Америкой и тем бизнесом вроде как не закрыта, старший Яксли собирался сказать еще пару слов и перейти дальше, как появился Пол с чаем, оказавшимся тут же на ковре благодаря резкому взмаху руками Гидеона. Терренс заулыбался, пряча радость от происходящего ладонью, поскольку этот чудесный инцидент (которому, заметьте, не пришлось даже помогать) сбил собеседника с линии разговора. Слушать про то, как идут дела у племянника, ему нравилось намного больше.
«…И судя по всему, транжиришь отцовские деньги,» - мысленно добавил Терренс к перечислению тех многочисленных «занятий» своего родственничка. Ну в конце концов, тому было уже за тридцать, а он еще не имел нормальной работы.
- Сдалось тебе это министерство, нечего там делать, - прокомментировал он, слегка махнув рукой. – Свои люди там есть, а больше и не надо – пока что, - добавил он, подкидывая зацепку если не для разговора о политике, то по крайней мере для размышлений. Возможно. Если повезет.
Упоминание некой Анны, конечно, соблазняло раскрутить его на повествование о ней. Если политика пока не идет, то уж обсуждение женщин вполне может сблизить двух мужчин! Нужно было быстро принять решение, что с этим делать…
- Мои дела идут неплохо, правда, деятельность Фиделиуса стала отнимать так много времени в связи с недавними событиями, что я практически не успеваю поймать свою волну вдохновения на книгу, - зато вполне успеваю продвигать дальше свою контрабанду, что, разумеется, важнее, и о чем племянничку пока знать необязательно. Опять же – пока.
- Люмено, понимаешь, делает столько необдуманных шагов, что приходится все последствия разгребать. А кому еще это делать, как не нам? Хотя всегда есть возможность дать с этим разобраться Каст…министерству, но так ведь неинтересно, - он картинно вздохнул, демонстрируя собственную усталость от действий радикальной группировки, и при этом постарался незаметно следить за реакцией Гидеона. Введение в разговор Люмено было неким тестом на реакцию, который, впрочем, мог и провалиться, даже если племянник там состоит. Все-таки была надежда, что Яксли умеют шифроваться. Хотя при взгляде на действия Люмено захочется просто схватиться за голову, если выяснится причастность младшего Яксли.
Оговорка про Кастеллум тоже была неслучайной – в конце концов, официально существование этой организации не признано, и даже Фиделиус пока не стремится это знание распространять – необходимо было выждать подходящий момент, который, возможно, уже на подходе.
Терренс встал с кресла, якобы для того, чтобы посмотреть повнимательнее на статуэтку, которая стояла на шкафу в стороне, где была заветная лестница. До нее нужно было еще дойти. И кто знает, что именно нужно мужчине – шкаф, книги, статуэтка или лестница?

+3

6

Голова пришла в тонус, правда, этому посодействовало так много «проколов» и потом уж зелье, данное Полом. Важная деталь, но об этом можно подумать потом. А еще дать орден Полу за то, как он выручает хозяина перед глазами дядюшки. Сделать из метелки орден и подарить, вот хоть сейчас. Потому что более чудесного друга, который не мог бы сказать «ой, а мастер сейчас принять не может», придумать было нельзя. Да и какой ему Пол друг. Так. Слуга, нянька, предатель…
Сейчас Яксли-младший, ты возьмешь себя в руки и не дашь никому сбить себя с пути истинного, чистого, революционного. Пусть это старшее поколение думает, что угодно. Хотя надо признать, что дядя у него как-то временами вызывал симпатию. Впрочем, этот замечательный отрезок времени, обозначенный «временами», не относился к «сейчас». Кажется, дядя пришел сюда не просто так и даже не ради того, чтобы забрать коробки с ненужным мусором, пылившимся уже много лет на чердаке,  и подбросить их до мусорки. И вряд ли он пришел помочь разобрать книжные шкафы от кип книг и рецептов зелий. Хотя, не исключено, что он просто пытается стырить какой-то рецепт из запасов отца?.. Нет. Кажется, мы здесь такие важные и напыщенные с какими-то более глубокими и важными целями.
- Правда, в министерстве делать нечего? – переспросил Гидеон с нотками стали в голосе. – А я слышал, что вы так увлеклись политикой, что не прочь занять министерское кресло? Или слухами земля полнится? – он саркастически ухмыльнулся. Дааа… Дядя в доме – горе в семье. И, кто бы сомневался, Терренс не мог не упомянуть Люмено. Ну, разумеется, куда уж без этого. Но за годы маскировки и мимикрии под нормального человека Гидеон уже научился не реагировать на такие «зацепочки».
- Последствия разгребать? Уж не хотите ли вы, дядюшка, сказать, что вы не только в Фиделиусе, но и еще в этой шайке желторотых малолеток? Потому что действуют они как… идиоты форменные. Действовать революционными, анархическими даже путями… Бррр…  После всего того, через что прошла Британия в девяностые. И мне кажется, вам должно быть гораздо виднее, насколько это нельзя повторять!  Искренне надеюсь, что вы держитесь подальше от них. А то что Фиделиус, что Фигелиус, что это Люмено – все одно , наверное.главное, чтобы дядя не стал спрашивать, какими путями надо действовать и не начал ответные меры с прямыми обвинениями, наездами и жестью. Вы хоть понимаете, как это серьезно, надеюсь? – он нахмурил брови и серьезно посмотрел на дядю.  Наверное, сейчас он пытался поменяться ролями серьезного взрослого человека и ребенка, но это невозможно, когда перед тобой такой важный человек, как твой дядя. Кажется, сейчас надо подавить волну своего восхищения им, не поддаться на зацепку про книгу и не начать расспрашивать, в чем загвоздки с его бизнесом.  Главное, чтобы тема про Люмено не продолжалась. Хотя на самом деле рассказывать, как это все плохо, было несложно. Потому что он врет Энн, что не состоит в Люмено (и прилетит ему за это еще, в чем можно даже не сомневаться, но пока что так лучше), потому что он регулярно улыбается клиентам отца и говорит «ох, да, это Люмено…». Вот на прошлой неделе он час разговаривал со стариком-клиентом, который втирал ему, что Люмено – это просто шайка малолетних проституток, которые не знают, как о себе заявить. Так что Яксли-младший был наготове. И почти ничего не боялся.
Тем временем дядя встал и пошел к лестнице или к шкафу. Скорее к лестнице. Не будем забывать, что этот с виду очень приятный немолодой человек был тут явно с какими-то целями.
- Я думаю, вам лучше не приближаться к шкафу.  - вежливо улыбнулся Гидеон. – Понимаю, что вы боитесь сидеть около меня, я не самый аккуратный человек, особенно после удачных сделок. Но ваши партии не могут лишиться лидера, правда ведь? В шкафу слишком много странного… Представьте, Фиделиусу придется искать нового, богатенького грамотея спонсо… представителя.
Спонсора – это, наверное, было самое верное слово. Такую организацию, если это можно назвать организацией, двигать без денег почти невозможно. Так что… Гидеон уж знал, что говорит. Снова – помогали связи с разными клиентами, которые готовы часами рассказывать сплетни про мир. Лишь бы деньги не платить. Ну и… ему помогал маленький такой опыт собственной организации, пусть и распределенной между небольшим костяком.
Впрочем, он решил не давать дяде поводов для ненужных вопросов и поспешил пояснить:
- Шкаф опасен, потому что Пол недавно там обнаружил следы какого-то боггарта, - кажется, Пол что-то про это говорил. – А лестница у нас такая гряяязная, – продолжил Гидеон, - Но если вас не устраивает формат гостиной, мы можем пройти в столовую. Там чисто. Нет никаких опасных шкафов,а еще, она на приличном расстоянии от тех комнат, в которые вам нельзя попадать, как бы вашему длинному американско-английскому носу не хотелось.
Он поднялся и уверенным шагом приблизился к дяде. И совсем как в детстве потянул его за рукав в сторону столовой.
- Пойдемте, там уютно. Вы наверняка сто лет не были в столовой. Мы ее переделали. Портреты самые раздражающие убрали, – начал хвастаться Гидеон. – Зельедельческий бизнес и его продвижение,не мог себя не упомянутьприносят неплохой доход, знаете ли. Главное, на игрушки не тратиться. Ни на какие. Особенно, когда твоя игрушка – это такая небольшая организация, которая делает много неправильных вещей, о да, с точки зрения вас всех, диванных философов.
Гидеон ухмыльнулся. Последний пассаж, где он обозвал дядю в мыслях диванным философом, ему страшно понравился. Судя по всему, разговор обещал быть долгим, так что надо будет где-то это ввернуть! Непременно!

+3

7

Гидеон продолжал демонстрировать «радушное» отношение к гостю, а гость продолжал нагло раздражать хозяина. Что-то было в этом…притягательное. Немного напоминало игру в карты, где у каждого были свои запасные карты в рукаве (а Терренс не сомневался, что у Гидеона они тоже были), только вот чья карта окажется сильнее? Вот это был хороший вопрос.
«Играть» с людьми, с которыми состоишь в родственных отношениях и при этом не испытываешь к ним неприязни, оказывается намного сложнее, чем даже с представителями Кастеллума.
- Вот уж действительно полнится, - усмехнулся он. – Что-то из них правда, что-то нет. Время покажет, а пока я не могу сказать ничего конкретного.
И откуда племяннику вообще было знать про намерения Терренса? Он действительно думал о министерском кресле. Но не то чтобы он этим вообще с кем-то делился…хотя, наверное, вполне логично думать, что Фиделиус представит своего кандидата в министры на ближайший срок. Они постепенно делали шаги к тому, чтобы укрепить свои позиции в Министерстве (если бы это у них еще нормально получалось! Но к этому Терренс имел минимум отношения), в обществе (а вот это была уже его компетенция). Ну и будучи публичном лицом организации, Терренс наверняка одним  из первых всплывал у людей в памяти при упоминании Фиделиуса (а может, он себе этим льстил, хотя это тоже весьма сомнительного рода лесть), а значит кого первым делом люди видят кандидатом от организации? Ну да, именно. Может, какие-то средства магической информации об этом и заикались временами. Сплетни – неотъемлемая часть любого общества, а рупором их являются, конечно, газеты.
Реакция Гидеона на упоминание Люмено была яркой. Для человека, официально не замешанного в политике, - чересчур. Либо он читает много газет, где то и дело проходятся по Люмено (но это делает в основном Пророк, а поверить, что Яксли зачитывает до дыр эту лишенную правды газеты, было сложно; если же он читает другие газеты – откуда такой яростно-негативный настрой?), либо он состоит в этой прекрасной революционной организации и пытается устроить спектакль о том, как он ее на дух не переносит. Вот это уже было больше похоже на правду. Особенно учитывая то, что по всем характеристикам он подходил под ее участников. Разве что ему казалось, что племянничек все-таки поумнее будет.
- А ты считаешь, что у них ничего не получится? Настроены-то они весьма решительно, судя по всему. Хотя еще бы понять, чего именно они хотят добиться.
Он продолжал наблюдать за Яксли-младшим, который попытался взять и перевести стрелки на Терренса. О да. Люмено – это прямо его почерк.
- И нет, я не состою в их числе. Куда уж мне революции проворачивать! Впрочем, даже если бы я там состоял, вряд ли бы я тебе об этом сказал, верно? – он подмигнул ему, стоя уже рядом со шкафом.
- Надеюсь, ты тоже понимаешь, как это серьезно, - он пристально посмотрел на племянника и отвернулся снова к шкафу, якобы изучая его содержимое. – Я имею в виду, последствия, разумеется. Если бы они действовали аккуратно и чисто, это еще одно дело. Но они дают столько поводов для их ареста…Кстати, получается, за их ребяческие выходки расплачивался в том числе я. В буквальном смысле. Потому что у Кас…у Министерства естественно не так много денег, чтобы можно было легко выплачивать компенсацию пострадавшим. И стеллу восстанавливать, будь она неладна. Но теперь в нашем благотворительном фонде тоже одни дырки вместо денег. А все почему? Потому что кому-то захотелось устроить революцию. Самим. Какой-то наверняка маленькой группой. Доиграются же. Белинда там, наверное, просто в ярости.
Терренс с недоумением посмотрел на племянника после его пояснений насчет шкафа.
Боггарт? Серьезно? И Гидеон этим пытается запугать человека, который кучу лет бегал за нечистью по всем Штатам? Самое время сказать, что это шутка.
Гидеон явно не хотел, чтобы дядя поднимался на второй этаж. Ох дай Мерлин памяти, что у них там находится? Кажется, была комната самого Гидеона. И еще какая-то, нечто вроде библиотеки. Хм, библиотека, книги…
- Ты знаешь, иди в столовую, я к тебе сейчас подойду. Я внезапно вспомнил, что Ричард в последний раз обещал мне отложить пару книг по ведению бизнеса. Мне как раз они сейчас нужны. Он, мм, говорил, что оставит их в той комнате наверху. Я сейчас их заберу и вернусь, - он улыбнулся и быстро направился в сторону лестницы, как ни в чем не бывало. Пусть это и не был его дом, но он ведь тоже Яксли! Так что формально какой-нибудь кусочек родового поместья и за ним числится.
Он устраивал провокации чистой воды, практически на каждом шагу. Так или иначе, но он должен был добиться того, чтобы Гидеон раскололся. Давай, Штирлиц, приближайся к провалу.

0

8

Дядя все больше и больше чувствовал себя в своей тарелке. А Гидеон ведь рассчитывал на противоположный эффект. Да, у Яксли где-то на генетическом уровне было заложено быть занозой в самое неподходящее время. И не только у Терренса такое случалось ведь. Ричард был с того же поля ягодой. Вот только... Он по крайней мере не пытался никогда перевести все смертные грехи на Гидеона. Ну почти никогда. Так что теперь младший Яксли начинал закипать. Еще чуть-чуть и он знал, чем вся эта песенка окончится: прекрасным аккордом, когда он начнет уже провоцировать Терренса едва ли не отправиться в Министерство за дополнительным конвоем. Конечно, Люмено будет не слишком радо, если один из его самых ярых участников вот так сам спалит свою принадлежность. Но Мерлиновы воробушки, какого косматого дракона… Да когда ты уже поймешь, что пора и честь знать? – мрачно подумал он, стараясь придать своему лицу как можно более дружелюбное выражение и наблюдая, как дядюшка все приближался к разным ненужным предметам. Он точно что-то искал. И здесь прям напрашивался вывод: этот старый черт что-то знает. Интересно, кто его натолкнул на мысли? Сам догадался или… Ах черт. Он сам же чуть не произнес какое-то слово типа «Кас…». Вместо Министерства. Отлично просто. Может быть, Фиделиус проплачен министерством и чтоб ее нелегкая накрыла самой Белиндой Корнер? Об этом надо будет подумать, но сначала надо выяснить, зачем он пришел. И почему он так стремительно передвигается по комнате (или это побочный эффект антипохмелина, что Гидеону кажется, что все вот так стремительно движется? Нет, дядя точно пришел сюда не просто так).
- Я-то хорошо понимаю, как это серьезно, -фыркнул он. – У нас в стране нельзя спокойно пройти по улице, чтобы в тебя не ткнули и не унизили, что ты аристократ, и не захотели при этом отправить тусить в места не столь отдаленные. Будь то министерство, будь то наш местный концлагерь по имени Азкабан. А состоять в чем-то – это все равно что быть самоубийцей. Удивлен к слову, что Фиделиус еще жив и не закидан камнями. Вам повезло, если Министерство вам дает хоть шаг сделать. А не только об этом кричит на каждом углу. А к слову про Люмено. Ну учитывая их действия и продуманность, там должно быть много людей. – ухмыльнулся он в ответ на реплику дяди. – А переловить четко слаженную группу,Которой мы с ребятами явно не являемся, но тебе об этом знать не следуетпрактически невозможно. Я читал, – о его наклонностях к Рейвенклоу наверное знала уже вся семья, но в очередной раз акцентировать, что это не из личного опыта, а из книги для Гидеона было действительно важно. Как бы отгородиться пятью заборами и крепостными стенами от претензий этого прекрасного и милого вездесующего нос человека было безумно важно. Для собственного спокойствия. – Про какую-то неуловимую маггловскую группу, которая строилась так, что они сами даже не знали, что состоят в подрывной группировке, и поэтому поймать их было и вычислить вообще невозможно – он прислонился к дверному косяку, наблюдая как дядя решительным шагом пошел к лестнице и стараясь сохранять спокойствие.
- Отец оставил книгу? По ведению бизнеса?  – он же их не читает!
Из отца бизнесмен был никакой. Вот просто никакой. И он не стремился залатать дыры своего неведения, полагая, что Гидеон больше из отчего дома никуда не свалит и шататься по съемным больше никогда квартирам не будет. Положение было очень слабое, к тому же ссоры с отцом случались с завидной регулярностью, но тем не менее Ричард верил, что Гидеон будет всегда помогать ему с бизнесом. Ну да. Гидеону тоже ведь нужно как-то зарабатывать на жизнь. Хотя он мог бы засесть где-нибудь в заброшенном доме и жить идеей. Правда, много кому это не понравилось бы. Даже самому ему. Привыкшему все-таки к какому-никакому, но уюту.
- Может быть вы про эти? – кивнул в сторону журнального столика Гидеон и вскоре заклинанием отправил к Терренсу, еще не поднявшемуся по лестнице, две книжки. «Настольная книга начинающего бизнесмена» и «Как доказать всем что ваш товар самый лучший?».
- Просто это единственные книги о бизнесе, которые отец когда-либо держал в руках. Мне кажется, вам скорее надо порекомендовать ему список чтения. А не наоборот. – он пожал плечами и печально улыбнулся, как будто хотел сказать своему дядюшке «смотрите какой у вас двоюродный брат. Вот просто все дела по ненужным вещам переложил на мои… ммм.. хрупкие плечи. Пока он делал это движение, он приблизился к дяде и продолжил: - Вообще, было бы очень полезно, если бы вы провели пару воспитательных бесед с ним, потому что это доходит до невозможности. Он не так давно пытался продать каким-то малолеткам тончайшее и самое сложное из сваренных им зелий! Он даже не подумал, чем это может обернуться. И ладно бы он выставил огромный счет за это. Нет. Он готов был это отдать почти задаром. Как его бизнес еще не накрылся, можно только гадать. Просто абсолютно все дела, кроме варки зелий, – к чему Гидеона уж точно нельзя подпускать, тоже факт известный всей семье, - Делаются не им. Если зайдет до того, что я все-таки перееду куда-нибудь, о чем я давно думаю, то он вступит в связи с самыми ненадежными клиентами и будет провал. Большой провал.
Удивительно, но эти слова давались Гидеону очень легко. Наверное, во-первых, они были такими легкими, потому что это была правда. Он верил в каждое слово с первой до последней буквы, и он знал, что он абсолютно прав насчет отца. Так что это был прокол Терренса, что он попытался придумать эту отмазку. Отмазку ведь?  И, во-вторых, ну просто сами посудите, откуда у Ричарда могли появиться одна-две книги по бизнесу, если эти, лежавшие (и пылившиеся) на журнальном столике, действительно единственные, которые у него есть. Он их даже не открывал никогда. Только разве что чтобы подписать книги своим прекрасным почерком «Эта книга принадлежит Р. М. Яксли. Нашедшему их бесхозными верните по следующему адресу». И максимум пролистывал их в мрачные зимние вечера, когда зелье мирно булькало в котле в подсобке. И все. Больше никакой практической пользы у этих книг не было.Так что теперь Гидеон был полностью уверен, что дядя тут не просто так. Жаль, что чтобы убедиться в этой мысли пришлось провести целых полчаса, или сколько там дядя уже торчит у них. За это время Гидеон успел бы не только прийти в себя, но и посидеть над планом, оставленным у него в «кабинете»
- Впрочем, если вы так хотите увидеть последствия юношеской вечеринки, - последним 32летний малец очевидно себе немного слишком польстил, -и пробираться через горы пластиковых стаканчиков, пахнущих дешевой и некачественной выпивкой, а также наткнуться на море, оставленное теми, чье опьянение достигло их раньше, чем они достигли своего белого друга, то вы, конечно, можете туда подняться. Но я бы не стал. Пока Пол там не приберется. Пол, ты же там приберешься? – крикнул он куда-то в пустоту. По крайней мере, закрыть комнату и заколдовать ее не помешало бы. Желательно неснимаемыми чарами.  – Так что пойдемте пить чай. – миролюбиво улыбнувшись, подытожил Гидеон.

+1

9

Вся прелесть политических разговоров состоит в том, что это своего рода игра. Игра, в которой обе стороны неминуемо опускают какие-то детали, мысли - и при этом каждая сторона понимает, что так поступает не только она. Искусство ведения подобных дискуссий основывается на умении подать информацию так, чтобы не было очевидно, в какой же именно момент происходит сокрытие. И тогда либо недоговоренностей должно быть демонстративно много, либо якобы не быть вовсе.
Гидеон, вероятно, придерживался второй тактики, но слишком уж рьяно продолжал отнекиваться от каких-либо революционных настроений.
“Да чтобы я?.. Да никогда в жизни! Как вы могли такое подумать!” - буквально кричали его слова. И означали они, разумеется, скорее обратное.
- Продуманностью ты называешь человеческие жертвы? То, как откачивали потом пострадавших в Мунго? Или бессмысленный взрыв стеллы? - внезапно серьезный тон и ушедшая наигранная дружелюбность.
Племянник мог не признаваться в соучастии. Мог отрекаться от этих взглядов. Но то, что он признавал качество работы группировки, уже вызывало возмущение.
Той самой группировки, которая погубила несколько жизней. Из-за которой Равенна оказалась в Мунго.
Яксли-почти-старший помнил тот момент, когда он узнал о произошедшем. Он помнил, как менялось выражение лица Забини, когда на собрании Фиделиуса поднималась тема Люмено. Удивительно, что вся мебель осталась целая, хотя, возможно, спинка стула, которую временами обхватывал руками Эллиот, заменяя, вероятно, шею террориста, немного и пострадала.
Терренс прекрасно помнил, как проклинал Люмено Забини-старший, грозя “уничтожить ублюдков, как только узнает, кто они”. Тяжелее всего было выступать в роли успокаивающей подушки, впитывая весь этот эмоциональный водопад и сдерживая товарищей от необдуманных действий.
И теперь племянник едва ли не защищает Люмено? Говорит о его крутости?
Но возможно, он несколько перегнул сейчас палку.
Терренс выдохнул, стараясь успокоить вырывающуюся вспышку гнева. Ссориться с племянником в его планы вовсе не входило, хотя бы потому что это нисколько не будет способствовать продвижению в его расследовании.
Упоминание чтения о знаменитой маггловской группировке в случае Гидеона, к сожалению (или всё-таки к счастью?), не являлось аргументом в пользу его подкованности конкретно по террористической тематике. Даже Терренс был наслышан от Ричарда о том, сколько его сынок читает, какой он эрудированный и интеллектуально развитый. Золото, а не сын. К этому Ричард, как правило, ещё добавлял гордость, что такая драгоценность не досталась Рейвенкло, а отправилась продолжать традиции.
Действительно, золото. Ричарду, наверное, и в голову не пришло проверять, не состоит ли его золото в радикальной организации.
Терренс едва успел повернуться, чтобы поймать прилетевшие к нему книги. Племянник продолжал отличаться прямо-таки радушным приемом и желанием общаться с одним из ближайших, между прочим, родственников. Надо лучше стараться, дорогой мой, особенно если ты не хочешь, чтобы тебя поймали.
- Хм, только эти? - нахмурившись, он разглядывал их, как будто ему действительно нужны были книги от Ричарда по ведению бизнеса.
Чушь, конечно. Он и сам прекрасно знал, что разбирается в бизнесе в разы лучше своего кузена. Они были всё-таки очень разными, да и к тому же американская культура и опыт, пусть и не самый, кхм, положительный играют свою роль.
Что это вообще за книги?” - Терренс открыл их больше для вида, но решил пролистать хотя бы названия глав.
О Мерлин. Счастье, что Ричард их не читает, иначе бы загубил бизнес к Годрику. По-хорошему сжечь бы их на ритуальном костре, воздав хвалу покровителю предпринимателей, как сделали бы это представители некоторых американских сообществ. Но так и быть, придется вернуть в целости и сохранности.
Или всё-таки сжечь...
- Что ж, спасибо, тогда мне не придется лицезреть последствия юношеской вечеринки. - внезапно переменил решение он. - Я, конечно, смутно помню, как это было уже целую вечность назад, но...смутных воспоминаний достаточно, - он коротко усмехнулся и, улыбаясь, пошел прочь от лестницы в направлении, которое указывал Гидеон.
Племянник в любом случае сделает всё, лишь бы его настырный родственник не попал наверх, это было очевидно. Напирать не было смысла. А чай...чай мог позволить им ещё раз спокойно поговорить.
- Так что, говоришь, у Ричарда совсем плохо с бизнесом? Как же он справится, если тебя...вернее, если ты переедешь? - спросил Терренс, присаживаясь за стол, на котором Пол уже расставлял сервиз.
Вот уж что он не мог понять, так это маниакальное стремление современных аристократов к такой демонстрации зажиточности. Все вот эти особняки, сервизы, павлины...на кой Мерлин они кому-то вообще сдались?

+2

10

«It was really only you»
Пока в принципе ты не прижат к стенке, ничего не произошло верно? Ты еще можешь дышать (читай – твое горло не сдавливают длинные пальцы, крепкая хватка или дьявольские силки), ты еще свободен (твои руки не закованы, на тебя не показывают пальцем, ты можешь передвигаться по любой произвольной траектории, а не метаться в четырех стенах), ты еще имеешь право слова (ты не отбираешь мучительно то, что ты можешь сказать и чего не можешь, не взвешиваешь звуки-слоги-слова и не проверяешь, насколько именно это окажется мостиком к твоей смерти или твоему освобождению). Ты можешь танцевать на краю обрыва, но искусно маневрировать и выходить сухим из воды. Покуда ты не прижат все к той же пресловутой стенке.
Но парой-тройкой-десяткой самых беспечных и, Мерлин бы их побрал, неправильных фраз Гидеон настолько загнал себя в угол и приставил к себе просто смертельную хватку, что дальше можно было уже не продолжать. Терренс мог не дергаться, дядюшка мог просто сидеть на кресле и наблюдать, как железные клешни смыкаются на горле его племянника. Конечно, в метафоричном смысле. Но не так, чтобы совсем.
Что оставалось Гидеону? Выплюнуть, что не нуждается в помощи какого-то заплесневелого старикана, который даже свой Фиделиус не может продвинуть? Нет, так младший Яксли (пока что самый младший) не скажет. Во-первых, почтение перед старшими, во-вторых, где-то в глубине своей безмерной души он все-таки уважал своего достаточного эпатажного родственничка. В-третьих, что-то ему подсказывало, что дядюшка не так прост, как кажется. Например, откуда у него столько денег на вклады в их пресловутый Фиделиус? Просто вот так? Из ниоткуда? Вряд ли. Хотя кто его знает. Аристократы они же такие… Взять одного только отца. Казалось, там просто все живет на одних надеждах, дышит на ладан, разговаривает с Хароном уже  на берегу Стикса. Но тем не менее, так или иначе он же держался на плаву. Пусть и с посторонней помощью. Может, это в крови у Яксли просто. Ну не знаю, может у них какой-нибудь был предок с такой жилой «выходить из любой ситуации». Другой вопрос, передался ли этот ген ему.
Гидеону становилось душно в этом помещении. Возможно, виной был алкоголь, а может, он просто чувствовал, что загнал сам себя в ловушку. Мужчина все еще пытался сдавить тяжелое дыхание, но получалось достаточно плохо:
- Что-то я вчера перебрал, - наконец, с какой-то непомерной грузностью заявил он. Наверное, это было весело слышать от человека, которому в анимагическую форму пророчили лося курса с шестого (благо в анимаги он никогда не собирался подаваться. Еще чего. Мучиться, учиться, а потом еще вставать на магический регистрационный учет? А если там снимут отпечатки копыт? Или попросят еще рога измерять каждые полгода? А если он в анимагической форме не сможет контролировать себя и случайно собьет какой-нибудь маггловский автомобиль? Засветится на каждом канале маггловского телевидения? Да его достаточно быстро экстрадируют в Азкабан. Под белы рученьки – или вернее под белы копыта). Ибо сколько ведер виски или рек водки он должен был выхлебать, чтобы чувствовать «что он немного чего-то перебрал».
- А книжки наверное только эти. Отец же в бизнесе не разбирается. Даже не открывайте их, – сдавленно улыбнулся Гидеон, смотря как Терренс пролистывает книжку. – Это не из той литературы, за которой можно провести час-два времени. Если только сжигая их, - мужчина с трудом сдержал фырканье. Но постарался замять и это предложение. Терренса же не предугадаешь. Еще решит, что этого Гидеон тоже начитался в запрещенной литературе, нахватался на бурной молодежной стороне и вообще. Этот весь «революционный» душок, что вы, это не мое, на меня надышали.
«It’s not my fault I’m not to blame…»
Дядя прошел мимо лестницы. В тот момент гора должна была упасть с плеч Гидеона. Но не упала. Он не был настолько туп (или безумен?), чтобы не понять, что причина была вовсе не в последствиях юношеской вечеринки. Если бы Терренсу туда надо было, он бы туда попал. Под предлогом книжек, под предлогом того, что забыл вот ту самую вазу тетушки Андруэллы (как, ты не знаешь тетушку Андруэллу?!!!), которую оставил до поездки в Америку, или просто без объяснений. Все-таки он был родственником владельца этого особняка, и на самом деле слово Гидеона тут не особенно то валировалось (спасибо, Пол, хоть ты не беспрекословно слушаешься Терренса. Хотя кто тебя знает). Так что единственная причина, по которой он туда не пошел, была на поверхности: он получил всю необходимую информацию, сделал необходимые . Возможно, восстановил воспоминания о тех дерзких и резких письмах, которые Гидеон вместе с Киллианом строчили им в ответочку. Возможно, даже узнал слог или почувствовал сходные (одинаковые) идеи. В общем, неожиданно снизошедшая свобода оказалась скорее ловушкой.
Он наконец-то принял приглашение выпить чай. Яксли-младший резко выдохнул и с удовольствием присел тоже выпить чашечку-другую спокойного хорошего напитка.
- Если перееду? – с легким смешком переспросил Гидеон. –Меня вообще-то недавно совсем домой вернули. Так я уже много лет здесь не жил. Это пространство слегка не для меня – слишком много места, слишком много…лишнегоИнтересно, он спросит, где я ошивался или нет? И под каким предлогом отец возвращал меня в особняк?Ну и надеюсь, как с делами разберемся, я смогу продолжить жить своей кочевой жизнью. Это все немного не для меня. Хотя площадка для разных посиделок весьма и весьма удобная, – конечно, друзей больше никуда не приведешь, о чем мы, бары же еще не придумали, а маггловская территория – самая волшебная и неописуемая маггловская территория, где можно скрыться от любого назойливого глаза (если только ты параллельно с Лестрейнджем не захочешь этого сделать) и просто топить свое горе в выпивке – уже не считается.
- Ну и даже если я перееду куда-то, он же сможет ко мне обращаться. Только если меня с чьей-то глупой подачи не загребут никуда, в места не столь отдаленные, - здесь улыбаться не хотелось. Ухмыляться, впрочем, тоже. Он даже поежился немного. Как будто какой-то холодок прошел по позвоночнику. Это все неожиданно прозвучало очень серьезно. Хотелось спросить: «А что, Люмено посадят, да?», «А ордеры уже подписаны?», «А что аврорат знает?». Но откуда Терренс это мог знать? А даже если и знал (кто знает, что у него за отношения с Кастеллум. Все-таки фиделиус – это такая темная лошадка), то разве он сказал бы.
- Но если со мной что-нибудь случится, во-первых, хорошо бы, чтобы Ричард об этом ничего не знал. А, во-вторых, чтобы вы, дядя, оберегли его от любых  продавательных глупостей. Потому что у отца действительно все очень плохо с бизнесом, - он внезапно стал совсем серьезным. – И ему ни одна книжка – ни маггловская, ни магическая – не поможет. Он может даже зелье из шоколадной космеи отдаст за бесценок и будет считать, что совершил безумно выгодную сделку. И ему будет плевать, сколько сил он убил на это тончайшее зелье и сколько сил убили контрабандисты, чтобы доставить ему это волшебное растение из Южной Америки. Он просто на это не обратит внимание. Или, напротив, будет продавать  зелье из златовласки так, будто больше никто на рынке этого не производит. Так что… тут все еще хуже, чем. … - Чем с Люмено, - хотел было сказать Гидеон. Но не сказал. – Чем с пивоваренными секретами Германии.

Отредактировано Gideon Yaxley (2018-10-09 00:11:01)

0


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » Show me how to lie


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC