массовые квесты:
Аврор намеренно нагрянет - Catherine Lotte
Это просто деловой подход - Malcolm Avery

ISLASKINETEDDY

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 1998 - 2021 » What have you done?


What have you done?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

What have you done?Would you mind if I hurt you?
Understand that I need to
Wish that I had other choices
Than to harm the one I love
What have you done now?
I know I'd better stop trying
You know that there's no denying
I won't show mercy on you now
I know I should stop believing
I know there's no retrieving

http://sh.uploads.ru/t/U6Mpo.gif http://se.uploads.ru/t/pFVhz.gif

Время

Место

Лица

Декабрь, 2014 год

Хогвартс, где-то неподалеку от спальни Рейвенкло

Teddy Lupin and Victoire Weasley

Ревность доведет до лампочки - так иногда выражаются магглы. Но у магов все ли иначе? Неа, совсем не иначе. Движимая ревностью, Мари-Виктуар насолила, как она считает, подружке Тедди Люпина - этой противной Аэрин Бэгмэн. Раз, два, и недруг проснулась с синей головой вместо красивой белой шевелюрой. Виктуар не пыталась даже скрыть триумфа, а заклинание, которое она так долго отрабатывала, не дало Аэрин так быстро отделаться от нового цвета, как ей хотелось бы. Торжествующая Виктуар едва ли не сама лезет хвастаться, какая она умная. А вот Тедди ее радости не разделяет и, кажется, совсем недоволен...

Отредактировано Victoire Weasley (2017-01-29 20:03:23)

+1

2

The things, you say
Your purple prose just gives you away
The things, you say
You're unbelievable

Вы можете представить, что такое целую ночь провозиться над чужой шевелюрой? Это, по крайней мере, утомительно. Даже если ты это делал не всю ночь, а каких-то пару часов. Ну ладно, хорошо-хорошо, 45 минут. 45 минут – это то время, которое превратило белоснежную и, надо признать, красивую шевелюру Аэрин во что-то отливающее цветами  факультета Рейвенклоу. Была ли довольна Виктуар? Вы спрашиваете! Еще спрашиваете! Конечно. Хотя она хотела заколдовать Аэрин в зеленый цвет, чтобы потом хихикнуть на ушко Тедди, что «смотри, твоя любовь всей жизни позеленела от зависти», «а у нее среди предков не было жабы? Нет, ты точно уверен? Ты проверял? Эх, Тедди, что ж ты на чужое родословное древо не смотришь-то!» или  еще что-нибудь придумать   А тут как-то не метафорично получилось – посинела. Как-то нехорошо, да? Кто бывает синим? Ну небо,  вода, губы у мертвеца… Нет, эта линия явно не та, о которой надо было думать. Ну и… Мерлин с ним! Главное, самое красивое в Аэрин теперь было замазано, пусть помучается теперь она, а не Виктуар. Может быть, через пару, десяток лет этот цвет даже войдет в моду и Аэрин напечатают на обложках маггловских журналов…А  вдруг она никогда не сможет смыть это чудесное творение под трендом «made by jealous Mary-Victoire Weasley»? Нет, на это юная «накуралесница» даже не рассчитывала. Хотя мысль была в высшей степени приятной. Но что-что, а смыть это будет непросто. И юная мисс Уизли это знала.
Правда, единственная проблема, маленькая такая, заключалась в том, что она толком не знала, как это вообще все снять. Где-то под утро ей казалось, что надо пойти исправить совершенное, а то мало ли Тедди подумает еще чего-то не того, ополчится на нее и в опале окажется не новоизбранная Мальвина, а она. Еще хуже была мысль, что возможно, ее попросят снять это собственноручно. Как наказание. Или чтобы показать, что так делать не надо. Что делать-то тогда? Если пойти и исправить содеянное сейчас, возможно получится без особенных потерь выйти из этой ситуации или хотя бы узнать, что это возможно. Просто пойти и попробовать… Нет-нет-нет. Это глупая мысль. Содеянного ведь не обратишь, правда? Да и к тому же, Тедди не заметит, ну или, наверняка, оценит заслуги крутой волшебницы. И через несколько дней ей будут валиться пачками заказы на заколдовать неугодных врагов, наслать порчу. В общем, она откроет крутую лавочку прямо в стенах Хогвартса, и еще до окончания сего прекрасного волшебного заведения она сколотит огромный капитал, который даже дяде Джорджу не снился. Хотя ему и его брату-близнецу тогда пришлось попотеть изрядно, чтобы воплотить все их чудесные мысли в жизнь. А может быть, она чудесная последовательница именно этой линии поведения ее родословной? Может быть, ее ждет великое будущее, а она тут переживает о какой-то ерунде?  И на этой мысли очень глупая юная волшебница, которой ничегошеньки не грозило за сотню нарушенных правил самой обыкновенной логики, с чистой и спокойной совестью погрузилась в сновидения.
Чудесное декабрьское утро. Суббота. За окном шел снежок, такой беленький, какими должны были бы быть волосы Аэрин. В прошлой жизни. После пробуждения Мари-Виктуар больше не испытывала ни единого угрызения совести, ни даже сомнения, что поступила она правильно. Даже если это было не совсем правильно, это было гениально. Здоровски. Непередаваемо. Она посмаковала это чувство. Не-пе-ре-да-ва-е-мо. Она сделала то, что под силу только очень сильной колдунье, ведь правда? Кто еще может перекрасить за каких-то сорок пять ( «сорок пять!!!») минут такие сложные волосы? Заклинанием, еще каким-то припечатать сверху, ну это, она где-то вычитала и не пробовала еще.(«За одно сегодня узнаем, насколько оно действенное» ). Ей ведь сколько лет? 14. Кто в ее возрасте додумывался до такого? Никто. Вот на этом и поставим жирную точку не без каплей от кляксы, конечно.
Она как раз шла в библиотеку, чтобы закончить сочинение по трансфигурации, когда нос к носу столкнулась с профессор МакГоннагл.
- Мисс Уизли, –  неожиданно сказала профессор. – Вы случайно ничего не знаете, что сегодня произошло в вашей гостиной?
- Гостиной? –  чуть не поперхнувшись, переспросила Мари-Виктуар и, не останавливаясь, пошла дальше. Все уже знают… Что делать? Флитвик напишет маме. Мама разозлится.Но до бабушки не дойдет. А до папы – да… И что делать тогда? Ой… А еще ведь… Она же расскажет Тедди, да? Тедди… Мерлиновы нестиранные панталоны, чтоб гриндилоу  тебя побрал… Тедди. А Тедди. Мисс Уизли прошла еще несколько шагов. Остановилась. Посмотрела на серую стену с плохо отесанными камнями и со злостью стукнула кулаком по стене. Результат пришел незамедлительно: естественно, серьезного ничего с ее рукой не случилось, но  пара легких царапин теперь приятно сконцентрировали на себе внимание. Виктуар стояла и как идиотка, уставившаяся в одну точку, смотрела на слегка ободранную кожу. Мыслей не было вообще. Что, где, когда… Надо пойти закончить эссе, а потом я разберусь. Нет такой проблемы, которую нельзя поправить. К тому же, возможно… Что возможно-то? Возможно, ты преувеличиваешь собственные заслуги, да, Виктуар? Ну сознайся же себе. Ты была прекрасной подругой? Почему у тебя так мало друзей? Нормальные так поступают? Конечно, внутренний голос говорит тебе, что ты великолепна, красива, необыкновенно умна, но разве… разве не учили тебя, что ты должна быть человечной и не ревновать друзей хотя бы?
- Мерлин подери, да что я не так-то делаю! – крикнула Виктуар в пустой коридор, и ее окрик несколько раз эхом отразился от стен. Сумка упала с плеча на пол. И, не особенно ожидая каких-то действий и разумных мыслей от своей, уже начавшей самотерзания головы, девушка плюхнулась сама на пол. Пару секунд она сидела, откинувшись затылком на стену. А потом снова выругнулась и посмотрела по сторонам.  Кажется, в коридоре она была не одна.

+4

3

http://s9.uploads.ru/t/zBe2o.gif
Декабрьские учебные дни всегда приводили Тедди в состояние некоторой эйфории, сдобренной некоторой порцией тоски. Учиться уже совсем не хотелось. И профессора должны были это понимать, но почему-то домашних заданий меньше не становилось. Даже наоборот, некоторые из преподавателей внезапно начинали новую тему и грозились горой заданий на каникулы. Но в этом году ни один старый пердун не мог испортить настроение Люпину. Во-первых, он был шестикурсником, а это значит, что мерзкие СОВ были позади, а отвратительные ЖАБА уже дышали холодом на несчастных студентов, но пока почему-то не очень пугали. С тем же успехом можно первого июня закатить истерику на тему того, что зима близко и мы все умрем. Кто вам поверит? Уж точно не Тедди. Он лишь посоветует вам вылечиться от занудства и научиться улыбаться. Во-вторых, у Тедди была девушка. Нет. Даже Девушка! Виктуар Уизли! Дочь героя, наследница вейлы! И пусть ей было всего 14 лет, она уже была лакомым кусочком для многих парней в Хогвартсе. Но она досталась ему. Тедди сносило голову от её красоты, от её эмоций и от их поцелуев. В-третьих, у Люпина была лучшая подруга. Не вейла, конечно, но тоже девушка очень красивая. Люпин знал, что некоторые его соседи по комнате не раз думали о ней по ночам. Да, иногда очень противно жить с мальчиками-подростками. Люпин даже наслал на парочку мальчишек заклятие временной слепоты. Чтобы не повадно было. Но своей дружбой с Бэгмен он, безусловно, гордился. И все эти обстоятельства стали мощной защитой для Люпина от всех возможных невзгод.
Этим радостным пятничным утром Тедди поднялся в Большой зал в прекрасном настроении.
Покончив с первый порцией яичницы с беконом и закусив тостом с малиновым джемом, Люпин был готов признать, что червячка он заморил и теперь может с уверенностью называть свое настроение сносным. Он посмотрел на стол Рейвенкло, чуть прищурился и пришёл к выводу, что Вик за столом не было. Тогда он попытался найти Аэрин, но и её за столом не оказалось, зато на её обычном месте сидела незнакомка с синими волосами. Парень удивлённо вскинул бровь и крякнул, пытаясь понять, кто же это так попытался изменить свой образ перед праздником. И думал он до тех пор, пока мимо него с хохотом не прошли его соседи по спальне.
- Как думаешь, что заставило мисс-буфера сменить цвет? Хочет подчеркнуть превосходство Рейвенкло или она просто переучилась и вылила на себя чернила?
Тедди резко повернулся к парням и выскочил из-за стола, прежде чем кто-либо успел что-то предпринять. Через мгновение Джим уже полетел в сторону стенки, а Джаред лежал на полу, прямо под Люпину, который требовал немедленной сатисфакции, извинений и ещё чего-то, за шумом было сложно разобрать. К месту драки, если можно так назвать избиение лежачих идиотов, уже спешили учителя.
- Мистер Люпин! Отпустите несчастного! Мистер Люпин!
Кто-то поднял Тедди за ухо и оттащил его назад. Тедди стиснул зубы и осмотрел окружающих, парни уже были на ногах, преподаватели оказывали им помощь. Он поймал взгляд Лонгботтома, который, кажется, понял ситуацию и решил спасти парня.
- Ваш декан примет решение о снятии баллов. А я назначаю вам отработки. Будете приходить ко мне каждый вечер, вплоть до самых каникул.
Люпин злобно осмотрел всех исподлобья и кивнул. Это лучше, чем отправиться к завхозу. Но баллы терять было обидно. Ничего, с придурками он вечером разберётся.
- Все, можете идти, - сообщил кто-то из преподавателей и все стали расползаться.
Тедди выпил залпом стакан сока, подхватил сумку, поправил мантию и пошёл в сторону Аэрин, которая все ещё была за столом. Он приобнял подругу за плечи, склонился над ней и тихо проговорил.
- Милая, что случилось? Почему ты с синими волосами?
Рин раздраженно дернула плечом и скинула с себя его руку. Такое поведение было ей несвойственно, так что парень немного оторопел и не смог задать логичный вопрос о психическом здоровье подруги.
- Отвали от меня, Люпин, - сквозь зубы прошипела Бэгмен, кажется, она недавно плакала, - и посади свою ДЕВУШКУ на цепь!
Тедди вытаращил глаза и открыл рот. Это что, Вик сотворила? Не может быть! Она же… Ну да, точно, Вик. Больше некому. Люпин подавил вполне естественный смешок и сел рядом.
- И что? Не смывается?
- Нет, что ты, смывается. Просто я решила стиль сменить!
Кто-то рядом хихикнул, Тедди на этого кого-то злобно посмотрел и постарался вновь обнять Бэгмен, но она вновь его отпихнула.
- Ну ладно тебе… Давай поговорим с Вики… Вряд ли она хотела навредить…
- Делай, что хочешь! Я же сказала, отвали!
Она оттолкнула тарелку и стремительно вышла из-за стола. Тедди хотел окрикнуть её, но почувствовал, что к нему все ещё прикован взгляд некоторых преподавателей и решил не испытывать судьбу. Сейчас он видел лишь один способ наладить ситуацию. Наморщенный нос, пара секунд ожидания. И вот, Люпин уже обладатель шикарных длинных синих волос. Вокруг раздались смешки, но парень все еще был в достаточно зверском настроении, поэтому он рыкнул на смеющихся идиотов, напоминая этим звуком о том, что он, вообще-то, потомок оборотня. И может покусать, а дальше тряситесь, ждите следующего цикла и гадайте, пронесет или не пронесет. Ладно, кусать бы он никого не стал, мерзко, но и позволить над собой смеяться он не мог. Смеяться можно только с ним. Тедди задумчиво поковырялся вилкой в оставленной Рин тарелке, принюхался, поморщился и вышел из за стола, чуть наклонив вперед голову, сутулясь и убирая руки в карманы.
Он прекрасно знал расписание Вик, так всегда получается, когда пытаешься выкроить любую секунду, чтобы зажать любимую девушку в темном углу и уделить ей немного своего драгоценного внимания. А это расписание гласило - сегодня, даже прямо сейчас, у нее окно. И у него окно. А еще она не дописала эссе по трансфигурации, потому что Тедди как раз вчера затащил ее в открытый темный класс. В общем, она наверняка была где-то на верхних этажах.
Тедди мельком заглянул в библиотеком, задал пару вопросов о том, не видел ли кто здесь Уизли, получил отрицательные ответы и пошел в сторону гостиной Рейвенкло, не торопясь и пытаясь придумать, как бы помягче начать разговор и задать необходимые вопросы.
Тедди свернул в нужный коридор и издалека увидел миниатюрную фигуру, которая, кажется, била кулаком стену. За ударом последовал аккомпанемент.
- Мерлин подери, да что я не так-то делаю!
И фигура тут же опустилась на пол. И выругалась, как последний дементор. Люпин второй раз за утро удивленно изогнул бровь и узнал в этом заправском матершиннике свою милую и очаровательную девушку с французскими корнями. Такие уж нынче аристократки. Подобными темпами Вик могла попросту скатиться в итоге до пьянок в лютном с каким-нибудь уродом типа Забини. Тедди раздраженно отогнал эту мысль, хмыкнул и ускорился.
Уже через несколько секунд он опустился на пол рядом с Вик и поставил сумку между ними.
- Привет, любовь моя, чем тебе не угодили стены? Ну-ка, дай руку посмотреть.
Он едва улыбнулся и протянул ладонь, глядя на возлюбленную.
- Кстати, как тебе мой новый имидж? Знаешь, как я додумался до такого цвета волос?
Сложно сказать, Тедди хотел оттянуть начало разборок или ему просто хотелось удостовериться в том, что именно Вик имеет к этому отношение.

+3

4

Да, конечно, ошибиться в этом было сложно. Как только ты накосячишь и захочешь скрыться от глаз неразумных слушателей, возможных порицателей или мести обиженной стороны, тебя догоняет либо громовещатель от бабушки Молли, либо разъяренный Тедди, который в данные случаи вполне себе смахивает на прекрасный громовещатель, только одушевленный, либо и то, и другое одновременно, что вообще смахивает на Апокалипсис или битву за Хогвартс. Хотя сейчас он и не выглядел разъяренным. Пока что.  Решительно пришел, начал разговаривать. Вроде бы все хорошо. Правда, доброжелательностью почему-то не веет. Ну вот просто ни на йоту. Да и, надо отметить, что все-таки что-то в нем со вчерашнего вечера изменилось – волосы посинели. Никак от злости. Нескрываемой.
Она, мило улыбаясь и всем своим видом говоря «вообще-то я немножечко занята, стены бью, пол крушу и иду в библиотеку, в общем ничего, за что ты мог бы меня отчитать или попросить кого-нибудь исключить меня из Хогвартса», повернула голову и, не дав ему руку, проговорила:
- Ты прекрасен, как единорог,нажравшийся радуги  - cошедший с радуги, - ядовитой улыбки избежать все же не получилось. Надо больше тренироваться и выглядеть непринужденной в любой ситуации. А то, вечно в ее голосе и на ее лице отражается любая перемена ее настроения.  Ведь это может помочь в будущем. Эмоции научиться сдерживать, например, что может быть полезнее. – И как же ты, мой милый мохнатый друг, пришел к такому цвету волос? Слишком много смотрел на луну? Засмотрелся на мадам Пинс и решил метаморфироваться в нее? Она ведь достаточно модная для старушки ее лет. Хотя мне казалось, что у нее скорее фиолетовый оттенок волос. Может, у тебя неожиданно обнаружился дальтонизм?
На самом деле плохое настроение и злоба прежде всего на саму себя за эту маааленькую оплошность порождали куда больше яда. Но чтобы звучать как можно более правдоподобно – в ее понимании - она проглотила все возможные вопросы. Где-то на затворках сознания она все равно понимала, что они достаточно милые. Вот знал бы Тедди поменьше о ее ночных делах  (или точнее  злодеяниях), он оценил бы (Или может быть, играл слишком много в  «правда или действие» с однокурсниками ночью в вашей гостиной и пришлось резко менять имидж до следующего… месяца? Или на завтраке, может я что-то пропустила, выдали шипучку от дядюшки Джорджа, который меняет цвет волос и это даже не твои суперспособности? Или ты слишком много рылся на чердаке в «Норе» и нашел старые игрушки дяди Фреда, да подарит ему вечный покой Мерлин, и дяди Джорджа? ). А так с каждой секундой она понимала: влипла она порядочно и разборок наверное не избежать. Единственный плюс – только она знает как снять волшебный цвет шевелюры Аэрин, а она больше к себе ее не подпустит. Хотя она и не подпускала. Ну да. Придется снова ночью снимать что ли все оплошности прошлой великой работы.
Но разборок ей не хотелось. Нет, где-то в глубине души ей хотелось поорать на Тедди, но сейчас врожденное чувство вины, столь не свойственное роду Уизли, все-таки подавляло этот импульс. Она старалась соблюдать спокойствие, смотреть в меру ядовитым взглядом, в общем-то достаточно обычным для ее плохого настроения,  и не вызывать никаких сомнений в том, что она ни на минуту не сомневается в том, что ему ударило в голову ни чем иным, как квиддичным бладжером, и только поэтому он стал таким. Но здесь не надо было быть и рэйвенклоуцем, чтобы восстановить цепочку событий: конечно,  Эдвард уже виделся с Аэрин. Скорее всего ,  за завтраком. И скорее всего, ее прекрасный цвет волос был теперь с ней надолго (это, конечно, сторона и приятная, и не очень: с одной стороны, надо было признать, что Виктуар поработала на славу, что ее шалость удалась, а Бэгмен пусть теперь мучается. А что, нефиг на чужих друзей покушаться! С другой стороны, это видело как минимум полшколы. И Тедди с его разборками сейчас – это самое малое, что может случиться. А если декан приползет поговорить «что у вас творится в вашей гостиной по ночам», или еще что-нибудь случится, мало ли кого клювокрыл в голову клюнет. Может  и директор с ее обычным вкрадчивым тоном начать: «ваш отец так себя не вел, а матушка была самой что ни на есть многообещающей студенткой в Шармбатоне.» Ну-ну. Знаем-знаем. А дядюшки не отправляли куски унитаза по почте, конечно). Но сколько бы людей эту картину не наблюдали, одно было тоже очевидно: Рин скорее всего даже озвучила самую главную (и очевидную) догадку своему другу, почему она проснулась такой красивой.
- Но вообще, ты слишком стар для таких кардинальных перемен внешности. Надо было лет в 13 о таком думать, а не сейчас. Хотя ты метаморф. У вас все по-другому устроено, что можно еще сказать, - выдавила из себя улыбку девочка и наигранно пожала плечами. – Знаешь, я вообще присела подумать про мое эссе, которое я из-за кое-кого не успела дописать вчера. Так что мне по-хорошему все-таки дойти до библиотеки… – Виктуар на мгновение замолчала. Куда она начала скатываться! Раньше все ее работы были готовы вовремя. Но может быть, так оно и должно быть? Нет, что-то слабый аргумент. – предполагается. И не хочу показаться неприветливой,ой зачем я такую официозную фразу вставила… Мерлин подери, почему все так светит белыми нитками на черным фоне, - но почему ты не идешь на пары? – спросила она, достаточно картинно смотря на часы на запястье. – Разве у тебя нет первых уроков? Вечно вам везет, старшекурсникам.
На последних словах она даже попыталась изобразить обиженную моську и как можно мрачнее посмотреть на Тедди.

+2


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 1998 - 2021 » What have you done?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC