26.11.2017 Зима близко! А потому всех с обновлением)
23.09.2017 Все просыпаемся и отмечаемся в новой перекличке!
03.09.2017 Всех с осенью! И новым дизайном)
08.07.2017 Дан старт квесту про помолвку и арест! Следим в объявлении за очередностью!
29.05.2017 Запущена ПЕРЕКЛИЧКА, она продлится до 12 июня. Просьба не игнорировать)
3.04.2017 Теперь любые свои мысли можно излагать на Эхо КФ. Enjoy!
8.03.2017 С праздником, чудесные дамы! Мы вас любим!)

1.03.2017 Всех с наступлением весны! Не пугаемся нового дизайна)

19.01.2017 Пампарам, сегодня форуму исполняется один год! Спасибо всем, что вы с нами!)

8.01.2017 Внимание - перекличка! Просьба отметиться всех, кто планирует творить с нами и дальше)

5.01.2017 Администрация отходит от праздников и их наполнения и поздравляет всех с наступившим Новым годом! Удачи и вдохновения вам, зайчики!)

25.12.2016 Коли у нас магическая Британия - всех с католическим Рождеством! Подарки разбираем тут))

1.12.2016 Всех с первым днём зимы! В связи с наступившей на некоторых из нас зимней спячкой (или сессией), активность у нас стала сонной. Но я призываю всех поддерживать друг друга в этот сложный период и не давать форуму спать.

25.11.2016 Новый зимний дизайн (а ноябрь - это уже, считай, зима) поставлен. Надеемся, что будет радовать)

21.11.2016 Квест "Тайная переписка без доли романтики"запущен. Проверим, насколько дипломатичны лидеры двух организаций!

16.11.2016 Стартовали "пять вечеров с Розой Уизли"! Задаем любые вопросы!

15.11.2016 Отныне в теме Лента новостей магического мира будут публиковаться новости о событиях, непосредственно касающихся нашего сюжета.

12.10.2016 Приглашаем всех присоединиться к обсуждению касательно двух новых организаций, которые непосредственно связаны с сюжетом!

10.09.2016 Сегодня у нас открылась новая акция "Do not underestimate our power", персонажи которой очень-очень нужны проекту!

25.08.2016 Обращаем ваше внимание, друзья, что у нас запущена ПЕРЕКЛИЧКА, которая длится до 8 сентября.

19.08.2016 И мы продолжаем эту чудесную традицию "пятью неограниченными вечерами" с юным Малфоем!

23.06.2016 Пам-парам, мы открываем сезон "пяти вечеров", и первой жертвой у нас становится Айла Бёрк! Всем мучителям - прошу сюда!

02.06.2016 Во-первых, с наступившим летом всех! Во-вторых, сообщаем об открытии полезной темы для обсуждения тонкостей магомира вплоть до любых мельчайших деталей!

28.05.2016 Мы тут крепко задумались (да, с нами и не такое бывает) о том, а не провести ли на форуме реформы, а потому решили создать специальную тему для обсуждения насущных вопросов. Вызываем вас всех на "разговор по душам"!

17.05.2016 Мы признаем и каемся, что у нас на проекте настало такое затиииишье, и мы очень скоро постараемся вытащить из него самих себя, но и без вашей помощи, дорогие игроки и гости, мы не справимся! Поэтому мы будем рады любой вашей активности!

26.04.2016 А мы выиграли конкурс на Coffebreak! *фейерверки, фанфары* И мы решили выложить наше творение в сюжет, чтобы все могли заценить таланты амс хд Всё для вас!

23.04.2016 А пока мы готовимся к долгожданному старту первого квеста, открывается запись в квест #2 "Игра только начинается"!

15.04.2016 Нет в мире ничего идеального, но мы к этому стремимся! Поэтому продолжили отполировывать сюжет, результаты чего вы уже можете видеть на своих экранах:) Там еще появилась полезная рамочка с не менее полезной информацией о расстановке сил в нынешней политической ситуации.

31.03.2016 Сюжет претерпел легкое обновление, а также добавлена хронология правления министров с 1998 года для лучшей ориентации.

15.03.2016 Открыта запись в первый квест! Дан старт развитию общего сюжета!)

13.03.2016 К нам в гости пришло обновление, осветление и начало нового витка жизни форума! Заходим, располагаемся и начинаем активную игру!

19.01.2016 Тадададам, открыт новый проект по третьему поколению "Гарри Поттера"!


Добро пожаловать, Путник, на наш ролевой проект, посвященный миру Гарри Поттера, -
HP: The Wheel of Fortune!


время в игре: 2028 год;

рейтинг: NC-17;

система: эпизодическая;



Акция "Do not underestimate our power!"


массовые квесты:
Вы полны сюрпризов... - Edward Lupin
Oh, how high we will be - Rose Weasley
Аврор намеренно нагрянет - Scorpius Malfoy

HP: The Wheel of Fortune

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » #3. Вы полны сюрпризов, господа


#3. Вы полны сюрпризов, господа

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

ВЫ ПОЛНЫ СЮРПРИЗОВ, ГОСПОДА

http://s8.uploads.ru/AmJgp.jpg

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

25 апреля 2028 года

Госпиталь Св.Мунго, отделение недугов от заклятий

Ravenna Zabini, Lynnette Davis, Edward Lupin, Scorpius Malfoy, Lucy Weasley, Elliot Zabini

Как уже было ясно, с газом Люмено переборщили, и без жертв их шоу не обошлось. Часть - с летальным исходом, часть - загремела в Мунго. Событие, конечно, потрясло общественность, и журналистам необходимо было реагировать быстро: кто-то отправился собирать информацию еще на стадионе, а кому-то было поручено общаться с непосредственными пострадавшими.
Но кто сказал, что это будет легко и спокойно?

(подробнее о деталях квеста здесь)

ПРИМЕРНАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ: Тедди Люпин, Эллиот Забини, Равенна Забини, Линнетт Дэвис, Скорпиус Малфой, Люси Уизли.

0

2

Тедди Люпин сидел на кушетке в позе лотоса и пытался делать вид, что он медитирует. Правда он и сам понимал, что зрелище получилось довольно комичное. Небритый мужик, явно не выспавшийся, в мантии лимонного цвета, который сидит с ногами на больничной кушетке и издает нечленораздельные звуки. Но в свое оправдание Люпин мог сказать, что ему было невыносимо скучно. Он вышел на работу, в свой собственный выходной, когда в его отделении пациентов практически не было. Зачем же он вышел? Просто Заведующая отделением буквально накануне популярно и нецензурно объяснила Люпину, что деньги ему платят за работу, а дома работать врач не может, даже если у него нет пациентов. Так что она нахально решила потребовать от своего подчиненного отработать все прогулы и опоздания, до самой последней секунды. Тедди был джентльменом, так что начальницу он не рискнул послать, ну и с начальством элементарно спорить не очень хотелось, так или иначе, он все же любил свою работу и лишаться ее не хотел. Так что мужчина принял серьезное решение м все же вышел в свой выходной. Сейчас Люпин чувствовал себя из-за этого крайне глупо, все-таки, это самое “Омммм” он мог воспроизводить и дома, а бутылка огненного виски сделала бы всю медитацию более осмысленной и глубокой. С другой стороны, печень, похоже, была благодарна своему хозяину за такой превосходный и внезапный рабочий день. Да и выходной провести Люпину все равно было не с кем. Рэйв ушла на матч по квиддичу, туда же отправилась Рин, Забини был занят какими-то своими делами, да и Тедди не любил общаться с ним днем. Все друзья разошлись, а Люпин тратил свое время бессмысленно и беспощадно.
И продолжались эти кощунственные траты, пока по всей больнице не прогремел клич. Трагедия, жуткое нападение неизвестных, которое привело к множеству жертв. И вот тут сильные руки и просвещенная медитацией голова Люпина были очень кстати. Конечно, ни один пострадавший не попал в его отделение, он не мог обеспечить несчастным реальную медицинскую помощь, но зато он прекрасно справлялся с задачами санитара. Устранял легкие травмы, полученные в давке, ассистировал разбирающимся в заболевании врачам, и, в итоге, был приставлен к женской палате для наблюдения, обслуживания и оказания первой медицинской помощи в случае возможного рецидива.
Тедди невольно даже обрадовался такому неожиданному происшествию, которое позволило ему отвлечься от скучного безделья и наполнило больницу задорным гулом болеющих людей. Ему нравилось нести облегчение, помогать бедолагам и своим коллегам, утешать родственником и, конечно же, обаятельно улыбаться всем и каждому. Возможно, Люпин просто был латентным трудоголиком.
Но и этому его состоянию пришло время закончиться. Радость и воодушевление отступили, как только Тедди решили закрепить за одной женской палатой. Люпин шел по коридору, едва заметно улыбаясь. В руках он держал три планшета с историям болезней каждой из прикрепленных к нему девушек. На имена Тедди привычно не смотрел - времени было не так много, да и ему нравилось, когда впервые свое имя называл сам пациент, это как-то помогало Люпину быстрее наладить контакт. Он обратил внимание лишь на то, что все его пациентки были молоды и имели довольно необычные истории болезней. Каждая карточка практически кричала о профессии своей хозяйки. Тедди ухмыльнулся такому предположительному профессиональному ассортименту и толкнул дверь палаты, не поднимая взгляд от карт и встречая пациенток привычным возгласом.
- Дамы, если вы еще чего-то стесняетесь, пока можете прикрыться. Санитар идет.
Он шире улыбнулся своему внезапному званию санитара, которое позволяло ему немного отвлечься от обыденной работы, поднял голову и окинул заинтересованным взглядом девушек. По идее, сейчас он должен был спросить у них имена и представиться сам, но картина, которая ему представилась, была более чем неожиданной. Люпин переводил рассеянный и даже немного потерянный взгляд с одной девушки на другую и его лицо потрясающим образом изменяло свой естественный цвет. Во-первых, в палате была некая Фредерика, Фредди. Девушка из прошлого, которую он, тем не менее, не забыл. Пожалуй, она была первой обладательницей пожирательской фамилии, которая оказалась в его дружелюбных объятиях. Увидев ее, Тедди немного покраснел и хмыкнул, едва заметно ей кивнув. Следующей девушкой оказалась некая Линнетт. Тедди больше о ней слышал, чем видел, но все-таки он прекрасно знал, кто она такая. Нынешняя девушка его-практически-брата-Хьюго и бывшая девушка другого его-почти-что-брата-Забини. Тедди немного приподнял брови при виде Дэвис и в голове мелькнула случайная мысль о психологическом инцесте. Но сейчас эта дума почему-то не развеселила его, а, скорее, напугала. Лицо постепенно приобретало цвет накрахмаленного полотна. Но самый большой удар ждал его впереди. Следующей пациенткой была Равенна. Его Рейв так некстати оказалась на больничной койке. Буря эмоций сказалась на самочувствие новоявленного санитара. Теперь его лицо по цвету приближалось к желтой гамме больничной мантии, а содержимое желудка готово было предательски вырваться наружу. Тедди издал булькающий звук, который должен был стать каким-то словом, но так и не смог оформиться в адекватную форму, Люпин лишь кивнул, вновь осмотрел девушек и попытался взять себя в руки. Сейчас его стало беспокоить то, что каждая из присутствующих ему важна и теперь это событие, трагедия, которое привело молодых волшебниц в больницу стало казаться ему гораздо более серьезным, чем пять минут назад. Они пострадали, как еще на них скажется газ? Что еще может произойти с каждой из них, а рядом лишь человек, который разбирается совершенно в другой области медицины. Тедди действительно начал волноваться. Ему было бы сейчас комфортнее, если бы он просто стал посетителем в больнице, навестил бы любимую девушку, давнюю подругу или девушку брата. Принес бы им фрукты и окружил бы простой, человеческой заботой, а не простым санитарским колдовством. Но все же, он был нужен каждой из них.
- Хм. Девушки. Я Эдвард Люпин. И я знаком со всеми вами в разной степени. Моя задача на сегодня - помогать вам, кормить, поить, лечить, ухаживать и вызывать врача, если это потребуется. Это будет совсем не просто, но нам надо будет попытаться всем забыть о личных отношениях и перейти в состояние врач-пациент. Это важно для всех нас. Подобная модель позволит мне отвлечься от эмоций и переживаний за здоровье каждой из вас и оказать возможную посильную помощь в случае необходимости. Предупреждаю, что сегодня у каждой из вас, возможно, будут посетители. Если вы от них устанете - подайте знак. Я попробую вам помочь на правах вашего санитара и врача этой больницы.
Во время всей своей речи он старался говорить спокойным голосом, лишенным каких-либо эмоций, и постоянно невольно отводил глаза от Равенны. Ему было невероятно страшно, что он не пошёл сегодня с ней, не смог оградить и защитить от этого жуткого нападения. Тедди вновь окинул взглядом всех пациенток и с ужасом представил, сколько же знакомых посетителей он сегодня встретит. В палате повисла неловкая пауза. Люпин все также стоял на пороге и боялся двинуться.

+4

3

Вывертывание из вязких, дурманящих отчаянием и тупой болью сновидений было подобно вытаскиванию своего тела из болота. Когда тебя тянут за руки, чудом успевшие схватиться за брошенную кем-то ветку, а топкая гниль, вдвойне увеличивая твой вес, миллиметр за миллиметром всасывает тебя обратно. И хотя ты понимаешь, что возвращение в небытие равняется смерти, все равно тебя рано или поздно нагоняет то самое мгновение, когда ты готов перестать бороться. Потому что путь вперед миазмами обжигает слизистую носа, мутит разум и навешивает на каждую руку пудовую гирю. И край измученного сознания болезненно цепляется за мысль о том, что, если ты позволишь себе сдаться, за болью настанет бесконечный покой…
Но Рейв не сдавалась. Рейв слышала голоса, чувствовала прохладные прикосновения рук и вкус зелий. Рейв дышала, ощущая приток свежего воздуха, который перестал быть пропитан едкой дымкой. А потом она все таки открыла глаза, поверив тому, что ее путь из болота почти окончен. И увидела перед собой серьезные сосредоточенные лица, склонившиеся над ней в раме белого потолка. Но тех, которые она искала, среди них не было. И Забини снова провалилась в милосердную, излечивающую тьму, протянутую кем-то добрым в матовом стаканчике и дурно пахнущую лекарственным зельем.
В следующий раз выныривать было легче. Теперь это была уже не гнилостная болотная топь, но глубокое тёмное озеро, покрытое водоворотами со странно колыхающихся в них фигурами, выписанными рукой мастера-сюрреалиста. В этой попытке она уже почти могла отличить свои последние воспоминания и реальность от того, что кто-то с серьезным, озабоченным лицом назвал галлюцинациями и последствием отравления.
После, спустя неопределенное количество времени, Рейв попыталась найти себя вновь. И неожиданно поняла, что ее наконец-то оставили в покое, а тишина палаты кажется ей до странности неуютной и отчего-то пугающей. Как оказалось после нескольких осторожных поворотов головы, от которых к горлу подкатывала тошнота, она была здесь не одна. Но от присутствия Линн и Фредерики это неуютное "здесь", увы, не стало казаться лучше. Единственное, что она ощутила, увидев знакомые лица, - некоторое почти аморфное спокойствие от осознания того, что засыпать ей придется не в одиночестве.
- Линн? - спросила Равенна, с трудом произнося слова и с вялым удивлением отмечая глухое звучание собственного голоса, доносящегося словно сквозь слои ваты. – В другой раз программу выходного составляю я. - Исчерпав причитающуюся ей сегодня долю общительности на это утверждение и попытку улыбнуться, Забини прикрыла глаза.
Тратить и без того не слишком большое количество сил на произнесение фраз совершенно не тянуло. Рейв хотелось только одного – домой. Причем не в поместье, где красовались во всем блеске ее теплицы (от воспоминания о них сводило скулы, а по спине начинал струиться терпкий холодный пот), но в особняк в Лондоне. В пронизанную золотистым комнату. Чтобы рядом, за ее столом деловито скрипел пером Эл и мама предлагала душистый чай. А отец, улучив несколько минут из своей опутанной бесконечными делами жизни, присел на край кровати и гладил ее по голове, как иногда в детстве. И чтобы…
Дверь в палату распахнулась, вырывая Равенну из мягких лап бесконечных "чтобы" и вынуждая ее со слабым ощущением раздражения повернуть голову в сторону входа. Всего лишь для того, чтобы отдать некоторую дань внимания появлению этого чересчур шумного волшебника, весело провозгласившего подобно манифесту "санитар идет". Что на взгляд девушки было весьма сомнительной радостью.
Но в ту же секунду, как Забини увидела лицо некстати появившегося санитара, девушку захлестнуло волной радости и облегчения, которая была столь неожиданно яркой в ее мире притупленных чувств, что принесла почти ощутимую физическую боль. Тедди, ее Тедди! Живой и невредимый. Без следов мучений, без тени смертельной угрозы, твердо стоящий на своих длинных ногах. И она не виновата перед ним ни в чем! Рейв судорожно вздохнула, глотая слезы слабости и счастья, готовые врываться наружу. Не позволяя им прорваться потоком, который тогда уже будет не остановить, запирая их внутри до того момента, когда она останется наедине сама с собой. Люпин говорил что-то, но Рейв едва ли пыталась вникать в его слова. Она смотрела на Тедди сквозь застилающую глаза пелену и ее потряхивало изнутри от пьянящего ощущения того, что тот миг его смерти, который она видела в плену галлюцинаций, действительно еще не настал. Ее не обманывали, она и вправду просто была больна.
Однако это наполненное страстной силой чувство длилось недолго. Организм, измученный физической атакой и еще больше атакой моральной, не вынес накала эмоций, которого он так предусмотрительно пытался избегать. Столь же внезапно, как недавняя радость, на девушку накатила новая волна, несущая с собой слабость и дурноту. Рейв кивнула в такт словам новоявленного санитара, не столько соглашаясь с его словами, которых она все равно не разобрала, сколько желая уверить Тедди, что она сделает все, что он просит. Затем она кривовато улыбнулась, не скрывая нежности, и прикрыла глаза, давая себе возможность снова погрузиться в исцеляющий покой.

Отредактировано Ravenna Zabini (2017-02-11 23:20:42)

+3

4

Дышать полной грудью свежим, пусть и больничным, воздухом оказалось до чёртиков приятно. Первое время Линн не могла поверить, что этого отвратительного резкого запаха больше нет. А вокруг над ней крутились лимонные пятна, переговариваясь, разрывая барабанные перепонки слишком громкими звуками, никак не складывающимися в слова.
Линнетт всё ещё отчетливо помнила этот голос, что звучал у неё голове, такой громогласный, навязчивый, такой ненастоящий, а от того ещё более реальный.
На какой-то момент в голове мелькнуло воспоминание – стадион в смятении, жёлтой дымкой обволакивает ужас и Дэвис оттаскивает подругу за руку  в сторону, чтобы их не затоптали волшебники, поддавшиеся панике.
Линн распахнула глаза, невидяще шаря по светлой комнате и судорожно пыталась вдохнуть, но никак не могла это сделать -  спазм сдавил грудь.
Кажется, кто-то пытался её успокоить и уложить обратно, потом девушка почувствовала очередную долю зелий и едва не захлебнулась ими, но целители хорошо знали своё дело и, почувствовав, как с обжигающей, но облегчённой болью разжались лёгкие, Линн судорожно вздохнула и провалилась во мрак.
Когда она открыла глаза в следующий раз – голова нещадно болела, разрывая виски на миллионы осколков. Её взгляд метался по палате и когда глаза наткнулись на лицо Равенны, губы сами собой расплылись в улыбке. Она жива, с ней всё хорошо. Слава Мерлину!
- Линн?
-Да?- отозвалась девушка не своим голосом.
- В другой раз программу выходного составляю я.
Дэвис хрипло рассмеялась и согласно кивнула,- кажется, пришло время для конного клуба.
Линнетт повернула голову и воззрилась на ещё одну пострадавшую. Она знала эту женщину и искренне восхищалась её игрой.
- Фредерика Роули, верно?- слабым голосом спросила Дэвис, скользя взглядом по бледному лицу женщины,- как хорошо, что вы живы,- Линн замолчала на мгновение, перебарывая головную боль,- меня зовут Линнетт Дэвис и мне нравится ваша игра.
Услышав шаги в коридоре, она повернула голову, чтобы увидеть Эдварда Люпина, замершего в дверях. Линн была очень рада видеть этого мужчину, в своё время он очень помог ей. Пожалуй, только его стараниями она осталась с рукой. И сегодня, когда она оказалась на грани жизни и смерти, он снова рядом, пусть и в роли санитара. Наблюдать за ними с Забини было очень умилительно и приятно, даже боль временно отступила.
Ей безумно нравилась эта пара и то, как лучились глаза подруги, когда она о нём говорила, и как на её губах расцветала улыбка, когда та вскользь упоминала своего парня в разговоре.
- Эдвард, пожалуйста, воды… - попросила Дэвис, когда целитель подошёл к ней.

+4

5

Фредди не любила больницы и, по закону подлости, часто в них попадала. Профессия обязывала – летая на тонком деревянном бруске и размахивая битой, сложно хоть раз не навернуться. Фредерика падала и ломала всё, о чём только вы можете подумать. Но ни разу ей не было настолько хреново.

Фредди перегнулась через койку в смутном желании избавиться от всего, съеденного когда-либо в жизни. Желудок сдавило в мучительном спазме, но – бессмысленно, бесполезно. Она никогда не завтракала перед игрой, и это только что спасло Фредди от немалого стыда. Потому что раздавшийся из-за двери болезненно громкий голос был ей знаком.

Каким образом Тедди Люпин оказался санитаром, прикреплённым именно к её палате, Фредди старалась не думать. Это было легко – все мысли концентрировались на тупой, часами тикающей боли в затылке. Стоило кому-то заговорить, и боль усиливалась, отдавала в виски, заставляя жмуриться и сжимать губы в попытке не выругаться в голос. Хотя ситуация была такая, что впору было к чёрту послать манеры.

Судя по тому, какие видения подкинул сознанию магический газ, случившееся было политической акцией. Какие недалёкие ублюдки додумались учинить подобное во время квиддича оставалось загадкой, но в их интеллектуальной недоразвитости Фредди не сомневалась. Создать панику в такой давке, отключить сознание игроков на мётлах и надеяться на что-то, кроме ненависти, было чертовски глупо с их стороны. Потому что теперь на это «Люмено» ополчится весь мир – уж агитатор «Фиделиуса» постарается.

– Фредерика Роули, верно? – соседка выбрала самый неподходящий момент, чтобы обратиться к своему побитому жизнью кумиру. – Как хорошо, что вы живы. Меня зовут Линнетт Дэвис и мне нравится ваша игра.

– Ну, охренеть теперь, – вырвалось истерическое у Фредди.

Времени извиниться и придумать более достойный ответ у неё не осталось – дверь, наконец, открыла, впуская возмутителя спокойствия. Тедди Люпин, собственной персоной, прочитал вдохновенную речь о том, как важно помнить о деловых отношениях. Но, поскольку каждое слово отдавалось ноющей болью в висках, Фредди не особенно прониклась его профессионализмом.

– Мерлина ради, говори потише, – выдавила она вместо относительно дружелюбного приветствия и уткнулась носом в подушку.

Ткань притупила запахи, звуки и немного смягчила жестокость окружающей реальности. Но стоило отвлечься от собственного раздражения, как куда более ощутимой стала боль в левой ноге – очередное падение с метлы не прошло даром. Да чтоб тебя!

Отредактировано Frederica Rowle (2017-03-08 18:17:05)

+5

6

Рейв, Линн, Фредди. Как же так вышло, что именно они оказались сейчас в палате, которая досталась Тедди? Слава Мерлину, хоть Рин и Вик сюда не занесло. Хотя Тедди почему-то казалось, что Бэгмен хотела пойти на этот чертов матч. Люпин рассеянно отогнал эту мысль и вновь обвел девушек рассеянным и крайне настороженным взглядом. Кажется, все очнулись. Люпин невольно задержал взгляд на Рейв и нервно улыбнулся. Надо было думать о хорошем. Врачи сказали, что жизни девушек в этой палате уже ничего не угрожает, обещали, что они скоро поправятся. Значит, надо просто исполнять свою функцию. Ухаживать, заботиться и обеспечивать покой. Кстати, судя по поведению всех трех девушек, больше всего у них была повреждена голова, так что Тедди практически сразу пришлось одернуть себя за столь шумное и демонстративное поведение, но осознать это все сейчас было не так уж просто.
Тедди не слышал того, о чем говорили девушки до его прихода, ну как говорили. Сделали нелепые попытки и немного поупражнялись в сарказме, так что он еще не понимал всей патовости ситуации, в которой он оказался. Три больные и саркастичные девушки в одном помещении. Но даже если бы он это каким-то образом понял, то она выбрал бы десять таких комнат с десятью такими девушками, лишь бы все они были живы.
Тедди вновь посмотрел на Рейв и, к своему удивлению, увидел, что любимая еле сдерживает слезы, больше похожие на слезы радости, а не на слезы облегчения. Отчего бы это? Люпин едва нахмурился и на несколько мгновений положил теплую ладонь на лоб девушки. Она на этот момент уже закрыла глаза и теперь уже казалась абсолютно спокойной, конечно, здоровой ее назвать было сложно, но теперь Тедди сам видел, что Рейв и правда пойдет на поправку. Он бы хотел остаться у ее постели, стать обычным посетителям, но то ли совесть не позволяла (вот бы Малфой удивился, узнав, что у Люпина есть Совесть), то ли врачебная этика все же была для Тедди важнее, чем могло показаться сначала. Какими бы ни были причины, мужчина провел аккуратно рукой по волосам Рейв и отошел от ее постели.
– Мерлина ради, говори потише.
Он аккуратно кивнул и приблизился к кровати Фредди. Ее травмы были гораздо серьезнее. Кажется, газ на нее почти не подействовал, все же, девушка находилась не на стадионе, а парила в воздухе на метле, но все же какое-то воздействие это средство имело и на игроков, так что теперь у Люпина была девушка в намеками на признаки сотрясения и, возможно, с переломанными костями. Тедди прекрасно понимал, какой же сейчас загруз у всех сотрудников и работа из нацелена скорее на устранение постгазовых травм, поэтому парень был почти на сотню процентов уверен в том, что Роули не оказали должного ухода. Все-таки, с этим мог справиться и он. Люпин критическим взглядом окинул пострадавшую спортсменку и уже потянулся за палочкой, чтобы провести осмотр и хотя бы немного помочь Фредди, как его отвлек голос Линн.
- Эдвард, пожалуйста, воды…
Голос Линнет был до непривычного хриплым. Кстати, о ее травмах как раз он ни капли не беспокоился. Он прекрасно помнил, какие увечья нанес этой малютке самый настоящий дракон и сколько бессонных ночей он провел у кровати Дэвис, следя за ее состоянием, выводя все токсины из организма и периодически пододвигая тазик. Так что какое-то психотропное вряд ли могло покалечить это позитивное создание, хотя, возможно, Люпин слишком верил в свою бывшую пациентку. Он немного виновато кивнул Фредди и тихо проговорил, стараясь не потревожить ее покой.
- Фредерика, сейчас я налью всем воды и подойду снова. В душу твою лезть не буду, но осмотр провести придется. Я помогу и больше не буду тревожить.
Надо отдать Люпину должное, он говорил гораздо тише. Видимо, мольбы помогли.
Несколько шагов в сторону общего стола, пара суетливых, но все же хозяйских движений (слава Мерлину, все палаты были устроены почти одинаково), и на скатерти уже появились три стакана и графин, который Люпин без замедления заполнил кристально-чистой водой при помощи “Агуаменти”. Ходили слухи, что целителей учили создавать самую чистую студеную воду во всей Британии. Слухи, конечно, но Люпину все же иногда казалось, что его вода и правда чище. Ох уж эта Блэкская вера в себя.
Еще один взмах палочкой и стаканы оказались на тумбочках возле каждой пациентки. Тедди старался соблюдать осторожность, но все же стакан для Рейв немного покачнулся, когда подлетел к тумбочке, и оставил несколько капель на лакированной поверхности.
Еще один круг. И снова он рядом с Рейв, прислушивается к ее дыханию, склоняется над ней и едва слышно шепчет на ушко, что вода ждет ее, если она захочет. Конечно, вода лишь предлог. Ему важно чувствовать ее аромат, ощущать ее пульс и видеть, что она правда жива. Всего несколько секунд.
Кровать Линнет, Тедди мягко улыбается девушке и заботливо протягивает ей стакан. Наверняка у девушек еще не достаточно сил для того, чтобы поднимать такие тяжести. А он ведь нужен им для помощи. Стакан вновь на тумбочке, а Тедди уже у постели Фредди. Палочка в руках, вокруг кровати спортсменки бесшумно раздвигается ширма. Ей воду он даст попозже. Тедди аккуратно и с некоторой неловкостью (еще бы, столько личных знакомств в одной палате!) отодвинул одеяло и уже более профессиональным и критическим взглядом окинул Фредерику. На лице зеленовато-бледная маска, казалось, ее тошнит, да и при падении с метлы сотрясения мозга избежать было практически невозможно. Взгляд лекаря остановился на ноге спортсменки. Ну с этим он справится. Надо лишь проверить, что кость не сместилась.
- Фредди. Сейчас терпи.
Он проговорил это тихо, практически сквозь зубы, но он был уверен, что девушка его услышит и уж точно послушает. Горячая от переживаний и волнений ладонь коснулась поврежденной ноги. Он легкими и быстрыми движениями прощупал сломанную ногу, он постарался максимально ускорить и облегчить осмотр, чтобы снизить боль, краем глаза Люпин все время следил за выражением лица Фредди. Осмотр окончен. Короткое прикосновение палочки к ноге, уверенное: “Episkey!” - и Люпин почувствовал, как по его руке прокатилось тепло и перешло в палочку. Заклинание должно было вправить и срастить кость. Хотя, судя по всему, Роули уже не в первый раз ломала эту кость, а такие травмы безвозвратно и бесследно не могли вылечить даже волшебники. Люпин вновь окинул девушку критическим взглядом и, наконец, позволил себе укрыть ее одеялом вновь.
- Так. А теперь голова. Тонизирующего глотка мандрагоры я сейчас, конечно, не достану, но тут нам подойдет и более простой вариант, - тихо проговорил Тедди и махнул палочкой в сторону шкафчика, из которого тут же вылетела небольшая склянка. - Это Укрепляющий раствор. Он облегчит симптомы и ты вскоре сможешь поесть, надо будет только отдохнуть, - он открыл склянку, помог девушке сесть и вручил ей лекарство, убирая ширму и отходя от ее кровати.
Люпину хотелось дать сейчас девушкам еще и умиротворяющий бальзам, но он не был уверен, как этот бальзам повлияет на них сейчас, в сочетании с вредоносным газом. Поэтому Тедди просто опустился на стул и положил палочку. Ему бы самому сейчас не помешал этот самый бальзам. Ему не хотелось беспокоить пациенток, но и промолчать он не мог, так что Люпин вновь тихо проговорил.
- Девушки, если вам еще что-нибудь нужно или что-то беспокоит - обращайтесь. Я не уверен, что смогу оказать полноценную помощь, боюсь, сейчас все средства будут действовать на вас немного хуже, но все же. Обращайтесь. И попробуйте поспать. У нас будет через пару часов ужин. А мне бы хотелось, чтобы все вы поели.

+4

7

- Эл, у нас полный…аврал, срочно на летучку, - внезапно возникший патронус нарушил кратковременный отдых Забини. Говорил он быстро и напряженно – значит, что-то пошло не так. Эллиот-то почти весь день занимался разбором материала для написания статьи о подделывании метел, в то время как главной темой сегодняшнего дня был матч по квиддичу, который проходил мимо него. Для этого на стадионе находились как свои обозреватели, так и просто информаторы «Британских тайн». Помимо приказа срочно явиться на собрание его заставило подняться со стула еще и журналистское любопытство, которое не могло стерпеть, что какое-то крупное (а насчет мелкого его бы не звали) происшествие останется без его внимания.
Он быстро покинул свое рабочее место, закрыв палочкой все материалы в ящике, и зашел в кабинет. Там царил какой-то хаос – все суетились и шумели, наперебой обсуждая случившееся.
- Забини! – окликнул его начальник, как только тот открыл дверь и с непонимающим видом осматривал коллег. - Я знаю, ты занят другим, но твоя статья может подождать. Отправляйся в Мунго. На стадионе случилось Мерлин знает что, там это… - он защелкал пальцами, пытаясь вспомнить название.
- Люмено! – подсказали ему тут же.
- Да, Люмено, устроило полный треш, жертвы сейчас в Мунго. Вот, по дороге прочитаешь, - он сунул ему в руки пару листов бумаги, на которых, видимо, настрочили известную на данный момент информацию. – Нужна будет помощь – сообщай.
И на этом его практически вытолкнули по направлению к выходу. Просмотрев информацию на ходу, он понял, что его это событие затрагивает не только как журналиста, но и как представителя Фиделиуса. Во-первых, предстояло разобраться, что это за Люмено, которое устроило всю эту байду, а во-вторых, в этом матче участвовала команда Фредерики, а значит, и она сама. Чтоб его.
На бумаге не значились имена потерпевших – судя по всему, это ему нужно было выяснить самостоятельно, и он начинал нервничать. Нервничать – потому что среди них могла оказаться его знакомая, его товарищ, но пусть уж лучше она будет среди пострадавших, чем…ладно, не стоит об этом.
К тому же, когда журналист занимается делом, которое касается непосредственно его самого, он не может сохранять беспристрастность, которая была чуть ли не девизом его издания.
В Мунго царил такой же бардак, что и у него на работе, если не хуже. Кто-то пытался добиться прохода в чью-то палату, кому-то помогали передвигаться, кто-то ругал благим матом Люмено. С трудом Эллиоту удалось протиснуться к одной из привет-ведьм.
- Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, где можно найти жертв с матча? – он уже не был уверен, что ему предоставят доступ так быстро, учитывая всю эту толпу в холле.
- Фамилия? – спросила ведьма, ища что-то в своих бумагах.
- Забини.
- Так, а ваша?
- Эм…Забини… - рассеянно ответил он снова, не совсем понимая, зачем спросили его фамилию дважды.
- Пятый этаж, палата 529. Вы только не волнуйтесь, с ней уже почти все нормально.
С ней?! Почти?!
Твою мать, этого не может быть.
Только теперь он понял, чью фамилию спрашивали в самом начале.
Он буквально летел вверх по лестницам, чуть не сбивая проходящих мимо колдомедиков и посетителей. Он это Люмено…своими собственными руками…
- Рейв, - воскликнул он, резко распахивая дверь в палату и тут же находя глазами нужную пациентку, совершенно игнорируя прочее окружение. – Как ты?!
Впрочем, то, что она была жива, было уже огроменным плюсом. Впрочем, как и…то, что жива Фредди, которая затем обнаружилась в той же палате. И Линнетт.
Судя по всему, в этой палате собрали комбо, специально для Эллиота.
Но в тот момент его внимание было приковано лишь к сестре, которая беспокоила его больше всего.

Отредактировано Elliot Zabini (2017-03-11 14:19:51)

+4

8

Закрыв глаза, ведьма ощутила осторожное прикосновение ладони, которая обожгла приятным теплом ее лоб, а следом бережно скользнула по волосам. Девушка сочла бы это нежное касание сном, но он столь разительно отличался от недавних кошмаров, что мог быть только теплой явью, имя которой Тедди. Успокоенно улыбнувшись, Рейв еще крепче зажмурилась, стараясь не вслушиваться в окружающие звуки.
Ей хотелось спать, спать и спать. Не вникать ни во что происходящее, не видеть прикованных к больничным кроватям Линн и Фредерику, которой Рейв только сочувственно улыбнулась, заметив явное нежелание общаться, не ощущать всепоглощающей слабости. А лишь пребывать в мирном забытье до тех пор, пока она не почувствует себя вновь здоровой и полной сил, и не сможет уйти из этого места. Или, по крайней мере, уползти. И чем дальше, тем лучше.
Где-то на границе между бодрствованием и сном девушка снова ощутила рядом присутствие Тедди. На этот раз к теплым прикосновениям присоединился голос, который произносил сугубо профессиональные фразы, но звучал куда более нежно, сродни признанию в любви
- Спасибо, - шепнула Рейв одними губами. И провалилась обратно в излечивающее полузабытье, позволяющее забыть страшные видения и оставить попытки продолжить самобичевание за несуществующие в реальности поступки.
Пространство комнаты наполнилось шуршанием, едва слышным бряцанием и голосами. По всей видимости, рядом что-то происходило. Но девушка, верная своей единственной на данный момент цели – поскорее выздороветь – только едва заметно вздрагивала, услышав неприятные звуки и по-прежнему больше походила на мертвую, чем на живую.
Наконец, Рейв все же открыла глаза и, встретив взгляд Линн, передернула плечом, показывая едва заметным кивком головы в сторону кровати Фредерики, отгороженной ширмой. Ничего хорошего там явно не происходило.
– Ты как, более менее в порядке? – с ноткой тревоги спросила Рейв.
Подруга, кажется, чувствовала себя лучше, чем сама Забини. По крайней мере, выглядела Линнетт гораздо приличнее, что не могло не порадовать ведьму. Но в то же время Рейв с удвоенной силой ощутила собственную слабость и бесполезность, которые были ей чертовски неприятны. Казалось бы, газ должен был подействовать только на мозг, но, тем не менее, девушка ощущала себя так, словно по ней пронеслось стадо гиппогрифов. Причем, туда и обратно, да еще и несколько раз.
Вскоре ширма была убрана и взгляд Рейв, словно магнит, на мгновение скользнул по лицу Тедди, задержавшись на долю секунды и одарив нежностью. Но почти тут же сосредоточился на Роули. С этой девушкой у Рейв были не столь близкие отношения, как с Линнетт, но, тем не менее, Фредерика очень нравилась ведьме. И Забини за нее искренне переживала.
- Держись, ты сильная, - тихо произнесла девушка, отмечая про себя непривычно бледный и напряженный вид Фредерики.
Между тем Тедди заговорил о еде. И Рейв помимо воли скорчила гримасу отвращения. Вот о чем ей совершенно не хотелось размышлять, так это каким образом запихнуть в себя нечто съедобное. Забини не сомневалась, что стоит ей поднести кусочек чего бы то ни было ко рту или даже просто почувствовать запах съестного, как ее вывернет наизнанку. Девушка снова закрыла глаза, обретая в ставшем уже привычном ритуале подобие спокойствия, и сочла лучшим решением вновь погрузиться в свой одурманивающий, сглаживающий острые углы полусон.
Однако тут дверь в палату в очередной раз распахнулась, впуская порцию громких голосов и шума. Рейв едва слышно застонала, уже начиная понимать, что вопреки расхожему мнению о царящем в Мунго покое, самым приличным названием для этого заведения было бы сравнение с маггловским сумасшедшим домом. Определенно, нужно убираться отсюда, как можно быстрее.
По достоинству оценить последнюю мысль девушке не удалось. Голос нового посетителя отделился от звуков коридора, и в ту же секунду Равенна вскинула голову и протянула руки навстречу Эллиоту.
- Эл, - выдохнула она, прижимаясь щекой к брату. – Как я рада тебя видеть. Только не кричи, пожалуйста.
Тошнота, вызванная неожиданным предложением прикоснуться к пище, все еще подкатывала к горлу, добавляя к и без того неприятному состоянию еще одну порцию слабости. Но ощущение тепла брата действовало на Забини куда лучше всякого зелья. Обняв Эллиота, насколько позволяли силы, она вдыхала его знакомый с детства аромат и шмыгала носом.
- Забери меня домой, пожалуйста. Я не хочу здесь находится. - Сейчас ей было все равно, что рядом Тедди, и что ей давно уже не десять лет. Любой человек может позволить себе слабость, тем более женщина. А Люпин занят работой и нужен, кроме нее, другим пациентам. Эллиот же, Рейв чувствовала это всем своим существом, мог стать сейчас тем человеком, который будет постоянно находится рядом и поможет выгнать из головы все те гадости, которые крутились там после знакомства с газом.

Отредактировано Ravenna Zabini (2017-03-16 01:49:28)

+4

9

Не смотря на трагические обстоятельства, что привели Линнетт и её подругу в больницу св. Мунго, девушка была рада, что оказалась здесь… в целости и относительной сохранности. Ведь если судить по обрывкам разговоров бесконечно носившихся туда-сюда по коридору целителей, остаться в живых повезло не всем.
Стоило прийти в себя и в голове стало проясняться, возвращалась память, координация и привычное жизнелюбие. Дэвис тянуло общаться, ведь именно так девушка справлялась со стрессовыми ситуациями.
Вот только не все соседки оказались дружелюбно настроенными. Грубость Роули сильно осадила Линнетт, но девушка постаралась не обижаться на спортсменку, видя, как та мучается от боли. А ведь действительно, игрокам досталось, наверное, больше всех, пусть до игровой зоны туман не дошёл таким же плотным, всё-таки, они были на большой высоте, а это чревато вот такими вот неприятными последствиями.
И пусть голос был хриплым и слабым, а слова давались с трудом, после спасительного глотка чистой воды её желание общаться стало чуть ли не потребностью. И в этом ей помогла Равенна. Конечно, кто же ещё. Иногда казалось, что Забини её чувствует.
- Ты как, в порядке?- почти прошептала подруга и Линн кивнула, улыбнувшись.
- Держись, ты сильная,- Линн бросила обиженно-неприязненный взгляд на Фредерику, но увидев её выражение лица, стыдливо потупила взор. Ей было больно, но она очень мужественно себя вела, а это было достойно уважения. Выдохнув, Линн перевела взгляд на Рейв и ободряюще ей улыбнулась,- Ты тоже, Рейв. Не раскисай.
Эдвард упомянул еду и Дэвис задумалась, хочет ли она есть. С одной стороны, если она сейчас поест – она быстрее восстановит силы, но в теле ещё была такая слабость, что всё съеденное рисковало оказаться в мусорном ведре.
Внимательно глядя на подругу и кусая губы, размышляя, стоит ли продолжить разговор, ведь это и правда шло ей на пользу, как в палату ворвался высокий парень, которого она могла узнать с расстояния сотен миль в любой одежде и в любой ракурсе.
Эллиот. И снова всё испортил. Она же так хотела поговорить с Рейв…
Сердце больно сжалось и перехватило дыхание, Дэвис буквально начала задыхаться, но, задержав дыхание, вернула себе контроль над ситуацией. Взгляд старшего из детей Забини лишь вскользь мазнул по лицу Линн и девушка почувствовала неприязнь к парню, вперемешку с обидой маленькой девочки, на которую не обратили внимание. А ведь они не виделись с того самого дня… Сколько лет то прошло? Хотя, не важно, в любом случае, слишком много. Так много, что его фамилия теперь ассоциируется не с ним, а с его младшей сестрой.
Отведя взгляд от семейной идиллии, Дэвис совсем загрустила, а когда услышала жалобную просьбу Рейв забрать её отсюда, сердце снова предательски сжалось и кислорода снова стало не хватать. Вероятно, это последствия отравления газом, раньше она никогда не задыхалась от того, что сердце сбивалось с ритма. Линнетт отчаянно нуждалась в поддержке, ведь сегодня, видимо, настал один из тех редких дней, когда она хотела чувствовать себя маленькой и слабой, и чтобы кто-нибудь большой и сильный её посадил к себе на коленки и гладил по волосам.
Комкая в руках одеяло с отсутствующим выражением лица, девушка не заметила, как в палату рыжим вихрем ворвался Хьюго. Рассредоточенным взглядом он обвёл палату, наткнулся на Люпина и широко улыбнулся, но потом, будто вспомнив, ради чего пришёл, кинулся к кровати Линнетт.
- Хью!…- выдохнула она, с трудом привставая и тут же оказываясь в крепких, но бережных объятиях Уизли. Уткнувшись носом в его волосы, она с удовольствием вдохнула холодный аромат ветренного Лондона. Она была так рада его видеть, на лице сразу засияла самая искренняя и тёплая улыбка из всех, на которые она была способна и если бы она снова не начала задыхаться, это был бы идеальный момент.
Он встал на колени у её кровати и сгрёб своими огромными ручищами с длинными тонкими пальцами её руки, сумбурно засыпая её вопросами.
Если бы Линн могла светиться, она бы делала это сейчас, присутствие любимого человека в такой момент поддерживало лучше тысячи самых лучших целителей.
- Хью, солнышко, пожалуйста, говори шёпотом и встань с колен, не позорь меня,- тихо хихикнула Дэвис, поправляя его вихрастую чёлку и непослушные волосы.
Хьюго был непосредственным парнем, по-детски наивным, и иногда не видел ту грань, за которой начиналась бестактность, но он также был очень искренним и порывистым, именно это ей в нём и нравилось.
Уизли подтащил стул и снова сел, взяв её руки в свои. Они шёпотом переговаривались, Уизли временами бросал взгляды на Люпина и Линн шутливо фыркала, что рыжий пришёл вовсе не к ней, а обниматься с братом.
Голова всё ещё болела и пульс бил по вискам тяжелым набатом, поэтому иногда приходилось концентрироваться на том, что говорить. Между тем Хью говорил и говорил и спрашивал о всякой ерунде, не позволяя окунаться в депрессивные разговоры о её плохом самочувствии, но вопрос «А кто выиграл то?» просто застал девушку врасплох. Если бы она была в состоянии, она бы громко от души рассмеялась, вытирая выступившие слёзы, а так лишь снова фыркнула, закатив глаза.
- Хью, солнышко, ты должен рассказать обо всём моим бабушке с дедушкой. Пусть они напишут письмо родителям, что со мной всё в порядке и бабушка соберёт мне вещи сюда, хорошо? Судя по всему, я здесь ненадолго задержусь,- она погладила Хью по щеке и, дав ещё несколько распоряжений, отправила Уизли выполнять просьбу, чмокнув в губы
Снова оставшись один на один с напряжённой давящей атмосферой, Линн больше не чувствовала себя подавленной и обиженной, Хью, будто солнышко, выглянул из-за тучи, согрел её своим теплом, зарядил энергией.
Взирая усталым, но довольным взглядом на людей, собравшихся в палате волею случая, Линнетт принялась рассматривать того, кого не видела очень долго. Наверное, даже слишком долго.

Отредактировано Lynnette Davis (2017-03-22 22:51:03)

+3

10

Люси никогда не любила квиддич. Бессмысленные полеты на деревянных предметах, зажатых между ног, что право за бред? Так ладно бы они просто летали, они еще и какие-то палки к своим играм приплетают, шарики. А еще больше Люси бесилась от того, какая популярность разворачивалась вокруг игры и вокруг ее игроков. Ей было обидно, что почему-то никто не фанатеет так от журналистов. Между прочим, ее работа была гораздо важнее. Она несла людям новости, облекаемые в тонкие речевые формы. Она была молодой журналисткой пророка. Она состояла в Кастеллуме и считала, что весь мир ей ни по чем. Именно поэтому девушка решила демонстративно провести этот день у себя на работе. Но даже в офисе пророка Люси не смогла найти спокойствие.
Журналисты шумели, жужжали, некоторые жаловались на то, что из-за работы над другими статьями, они не смогли пойти на квиддич. Девушка раздраженно и довольно демонстративно зажимала уши ладонями, раз за разом перечитывая данный ей на проверку материал. Уизли все также иногда занималась проверкой чужих статей, хотя теперь ей все чаще давали возможность писать собственные статьи и брать интервью. Люси прекрасно понимала, что причиной этому могла быть Белинда, но это не только не смущало тщеславную рейвенкловку, более того, это ей льстило. Люси старательно вычитывала каждое слово в бездарно написанной статье и старалась привести нестройный слог в нечто адекватное. Но сегодня вселенная была категорически против идиота-автора. В помещении раздался хлопок аппарации и внезапно появившийся заместитель редактора привлек к себе всеобщее внимание.
- Срочно в номер! Мы должны сообщить первыми! Диаз, ты отправляешься на стадион и пытаешься поймать хоть кого-нибудь. Скаво, ты – в аврорат. Мне нужно эксклюзивное интервью от тех, кто первым появился на стадионе. Внимание! Тем, кто находится в шкуре бумсланга и ничего не знает. На стадионе только что произошел теракт. Наша задача собрать информацию первыми, - его крики смешались с общим воем оживившейся толпы и аппарационными хлопками от тех, кто отправился на задание, побросав все дела. Люси озадаченно посмотрела на крикуна, она вряд ли могла получить сейчас какой-то материал, но надежда умирает...- Уизли! Ты отправляешь с больницу. Тебе нужна палата, в которой лежит Роули. Узнай все, что сможешь!
Половина офиса ошарашенно уставилась на заместителя, остальная половина – на Люси. А сама Уизли, которую не меньше остальных удивило такое решение, сдержала восторженный вскрик и поднялась, самодовольно запрокинув голову, откинула рыжие локоны назад, придала к себе сумочку и аппарировала в переулок, неподалеку от Мунго. У нее еще будет время на то, чтобы подумать над причинами, почему задание дали именно ей. Возможно, это даже кто-то сможет ей объяснить, а сейчас ей надо работать. Девушка быстро просмотрела содержимое сумочки, удостоверилась, что удостоверение журналиста, канцелярские принадлежности и заколдованный диктофон на месте, поправила прическу, одернула идеально сидящую на ней мантию и практически выплыла из переулка и направилась в сторону больницы.
Люси вошла в вестибюль и брезгливо поморщилась. Она не любила больницы почти также сильно, как квиддич. Все эти стоны, больные люди, отвратительные раны. Какая мерзость. А тут еще и была невероятная толпа. Люди кричали и плакали, требовали их пропустить или дать им справки. Волшебники в лимонных мантиях, похоже, не очень справлялись со всей этой паникой.  Люси раздраженно протиснулась мимо нескольких рыдающих групп семей и подлетела к привет-ведьме, стараясь игнорировать возмущенные возгласы стоящих в очереди страдальцев.
- Добрый день, мисс, - Люси льстиво улыбнулась и извлекла удостоверение из сумочки, - мне нужна палата, в которой лежит Роули, я журналистка из Пророка, - девушка положила удостоверение на стойку, - моя фамилия – Уизли.
Сзади раздался недовольный шепот, привет ведьма бросила на девушку подозрительный взгляд, сверила колдографию на удостоверении с оригиналом и вернула девушке карточку.
- Да, палата 529. На пятый этаж можно подняться на лестнице или на лифте. Будьте осторожны, -ведьма бросила взгляд на уже разгалдевшуюся топу и сочувственно кивнула Люси, - если что – зовите персонал, они помогут.
Люси удивленно приподняла брови, пряча в сумочку удостоверение и высокомерно глядя на страдальцев, не уважающих представителей прессы. Ведьма медленно отошла от стойки, осмотрелась и бегом поднялась на пятый этаж. Чуть отдышавшись, рыжая направилась к палате, стараясь игнорировать стоны и крики, доносящиеся из других палат. Судя по всему, на стадионе была та еще игра. В любом случае, все веселее квиддича. Девушка подошла к нужной палате, включила диктофон и толкнула дверь палаты, входя в помещение со всем присущим ей достоинством. Люси окинула требовательным взглядом всех присутствующих и уже открыла рот, чтобы представиться и попросить проводить ее к Роули, но вместо слов, она смогла лишь ошарашенно и недоуменно улыбнуться. Она знала практически каждого из присутствующих. Люси переводила взгляд с одного знакомого на другого.
Дэвис, прекрасный и отзывчивый драконолог, Равенна Забини – поразительная девушка, ее первая статья, Эдвард – практически родственник, изменщик и… Разве он сейчас не с Равенной? Тогда что это за красавчик рядом с ней? А дальше, видимо, та самая Роули. Красивая, жалко, что играет в квиддич.
Люси запнулась на несколько мгновений и практически застряла в проходе. Лишь через несколько секунд девушка пришла в себя, очаровательно улыбнулась и опустилась на стул врача.
- Добрый день, меня зовут Люси, - она прищурилась и решила, что раз представился такой случай, можно убить нескольких зайцев за раз, - я бы хотела, чтобы вы все ответили мне на несколько вопросов. Если это вас не затруднит. Для начала. Линнет, может, ты расскажешь, что произошло? Как ты оказалась в этом ужасном месте? Равенна, надеюсь, ты в порядке, не думала, что такая девушка, как ты, оказалась на игре? Никогда бы не сказала, что ты фанатка. И почему твой парень жив и здоров. Признайся, красавчик, ты сбежал, как только почувствовал неладное? Люпин, ты-то что здесь делаешь? К тебе больше вопросов нет, только просьба. Организуй мне аудиенцию с Роули, когда она будет готова. И принеси мне кофе.
Девушка вновь требовательно осмотрела всех и поставила сумочку с диктофоном на тумбочку.

+2

11

Резко опустившись на корточки и крепко обняв Рейв, он немного выдохнул. Сердце всё еще в ужасе колотилось, но по крайней мере – его сестра была жива и более-менее в порядке. Вроде бы. Она прижималась к нему, как будто он был спасательным кругом, хотя подобного на людях обычно не происходило. Или даже почти никогда. Несмотря на то, что на самом деле они были друг для друга самыми важными людьми в этом мире, не считая родителей.
Странная семейка, конечно.
- Как я рада тебя видеть. Только не кричи, пожалуйста.
- Прости, да, конечно… - уже тише произнес он практически на автомате, все еще стараясь успокоиться и осознать, что с его сестрой всё хорошо. Слишком резкой была новость, и он даже забыл, зачем на самом деле пришел в Мунго. А почему ему никто не сообщил вообще?! То же мне система.
- Забери меня домой, пожалуйста. Я не хочу здесь находится.
- Обязательно, милая, обязательно заберу… - он поцеловал ее в волосы и отпустил, заглядывая в глаза, пытаясь успокоить еще и ее. Пообещать ей взглядом, что все будет хорошо. – Скоро мы будем дома, хорошо? Потерпи немного, - он вздохнул и обернулся к Тедди, намереваясь задать вопрос, как в комнату влетело рыжее пятно. И заставило что-то внутри сжаться, потому что подлетело оно к Линнетт, обняло ее и окутало своим вниманием.
Эллиоту было не по себе.
Да, он полностью был сконцентрирован на сестре, когда оказался здесь, потому что она была для него важнее всего. Но появление Хьюго вызвало странные эмоции, какие-то глубокие и неявные, но…ему не нравилось, что рядом с Линн находился кто-то другой. Кто-то такой рыжий, солнечный, яркий. Любящий.
Глупо было думать, что с тех пор она не встретит кого-то – конечно, глупо. Он и сам встретил. Тоже из этой семейки, между прочим.
Он не знал, что должен чувствовать. И даже не знал, что чувствует на самом деле. Что это? Ревность? С чего бы, ведь они не виделись уже…а сколько они не виделись? Вроде давно, а как будто…как будто это было недавно. Она ведь почти не изменилась, ну кроме того, что обнимала уже не его, а этого патлатого Уизли.
Спустя, наверное, полминуты пристального наблюдения за этой парочкой, Эллиот все же отвел взгляд и попытался улыбнуться Рейв. Главное, что она жива, здорова, а всё остальное сейчас неважно, правда?
Краем глаза он зацепил легкий поцелуй Хьюго и Линн. Внутри кольнуло.
К счастью, после этого объект раздражения ретировался, и Эллиот смог вдохнуть чуть глубже.
Он хотел подойти к ней. Зачем? Что он скажет? Он ничерта не знал и не понимал, что ему делать. Знал только, что ему почему-то было неприятно видеть ее, такую счастливую в этом месте, после этого чертового матча, - только потому, что к ней пришел Хьюго.
И с чего бы вообще ему подходить к ней? Что это будет за нелепость? Нет, он этого не сделает.
Он перевел взгляд на Фредди, которая выглядела…хуже, чем остальные. Вероятно, не обошлось без падения с метлы, когда...а собственно, когда? Он до сих пор не был в курсе, что произошло. И нужно было поговорить об этом, но почему-то ему что-то мешало. Как будто он не хотел ворошить эти неприятные воспоминания, которые они наверняка хотели бы, по крайней мере, на время забыть. Просто это чувствовалось. Его долг как журналиста был поймать этот самый момент, когда память очень болезненная, когда она воспроизводит яркие эмоции, когда сохраняется некая доля того аффекта, но…он просто не мог так поступить. Ни с кем из них. Потому что каждая была для него по-своему важна.
Почувствовав, как затекли ноги в уже неудобном положении, он пересел на край кровати Рейв, отодвинув немного одеяло, и взял ее за руку, стараясь не потерять контакт с ней.
Он снова перевел взгляд на Линн, и сердце стукнуло чуть громче. Что за фигня?
- Фредди, ты как? Выглядишь, честно говоря, ужасно, – обратился он уже к Роули через палату - подобное общение было у них вполне в привычке. И судя по всему, из присутствующих больше всего стоило переживать именно по поводу нее.
Не смог он спросить Линн. Не смог, потому что...хрен знает почему, в общем. Слабак.
Он вспомнил, как приходил к ней после школьного матча в больничное крыло. Это было так давно, что заставило чуть улыбнуться. Тогда он мог ей просто съязвить, потому что так было привычно. Но с того момента произошло слишком много, в том числе их расставание, после которого он, стыдно признаться, не мог долго отойти. Впрочем, на этой почве они когда-то смогли сойтись с Тедди.
Поток его воспоминаний оказался прерван очередным открытием двери – и снова с появлением рыжего пятна. Но уже не Хьюго.
Девушка представилась Люси, и этого хватило, чтобы сложить в голове паззл и заставить Эллиота встать с кровати. Медленно, Эллиот, еще медленнее. Ты же не хочешь сразу показать ей, насколько она бесит тебя одним своим появлением здесь?
Та самая девчонка, с которой он переписывался и которая потом превратила его квартиру Салазар-знает-во-что.
- … Равенна, надеюсь, ты в порядке, не думала, что такая девушка, как ты, оказалась на игре? Никогда бы не сказала, что ты фанатка. И почему твой парень жив и здоров. Признайся, красавчик, ты сбежал, как только почувствовал неладное?...
На этих словах он чуть не расхохотался. Она даже не представляет, кто перед ней.
А еще он не мог допустить, чтобы она поговорила с Роули. Во-первых, та плохо себя чувствовала, а во-вторых, где-то далеко зазвенел голос Эллиота-журналиста, который был возмущен возникшей конкуренцией.
- Тебе здесь нечего делать, Уизли, - с ухмылкой ответил он, подходя ближе к Люси и отрезая ей путь к Равенне, Линнетт и Фредерике. Всем троим желательно. – Девушкам нужен отдых.

+2

12

Мысль Тедди о необходимости регулярного больничного питания почему-то не была принята с энтузиазмом. Впрочем, иного он и не ожидал. Мало того, что даже в больнице Св. Мунго еда все равно оставалась больничной и не очень далеко уходила от маггловских больничных пайков, так ещё и пациентки его находились в довольно плачевном состоянии. Рин рассказывала ему (да и он сам видел по тевелизору), что некоторым особенно больным пациентам ставили большие пластиковые имитаторы мочевых пузырей, из которых питательный раствор (считай, единственная приемлемая еда в больнице) попадал в кровь человека. Сейчас Тедди не отказался бы даже от уже старого, но некогда довольно привлекательного доктора Дага Росса*. Ведь если верить картинкам на экране - он работал с детьми и наверняка мог придумать, как накормить даже таких непростых пациентов, как Рейв и Линнет.
Люпин погрузился в свои размышления о том, какие же магглы странные, разрешают следить за ним камерам, показывают свою жизнь всем. Он бы не согласился, ему есть, что скрывать. И есть, кого оберегать. Правда, с последним он явно не справлялся. Его любимые женщины почему-то так и стремились в койку. Рин и Рейв вот уже побывали в больницах и подвергли свои жизни опасности. А Вик просто с трудом пропускала горизонтальные поверхности. Может, у вейл просто принято так метить территорию?
Палата погрузилась в тишину. Фредерика тихо посапывала. Должно быть, действовало лекарство. Тедди надеялся, что она придёт в норму, хотя шансы были невелики. И тут… дверь распахнулась и зашёл тот, кого Тедди, впервые, видеть был не рад. Эллиот. Ну конечно. Ему уже сообщили о сестре, вот он и примчался сюда быстрее ветра. Нервный, взъерошенный и напуганный. Тедди кольнуло неприятное чувство. Он завидовал своему лучшему другу, потому что тот мог уделить все свое внимание Рейв. Он мог ее обнимать. А она могла попроситься домой. Эти её беспомощные, детские слова больного человека словно заново напомнили ему о том, что вынуждена она переживать. Он понимал, что ей до безобразия плохо и она ничего не имела ввиду, но не мог отделаться от ощущения, что Рейв хочет уйти сейчас. Не из больницы, а от него. Глупое и безобразное чувство обиды холодом сдавило грудь Тедди и он судорожно и облегчённо вздохнул, когда в палату вошёл Хью. Вот уж кому он был рад, вот уж кто не мог доставить никаких хлопот. Хотя, конечно, лучше бы они увиделись при других обстоятельствах. Тедди едва улыбнулся младшему, но столь любимому товарищу и поспешил отвести глаза от его объятий с Линнет. Тедди предпочитал принимать участие, а не наблюдать. А вот Эллиота можно было обвинить в вуайеризме. Этот слизеринец просто глаз не сводил с парочки. Может, больше никто этого и не заметил, но того, что это видел Тедди было достаточно. Он довольно сильно нахмурился и продолжил исподлобья следить за другом. Ему определённо не нравился его столь высокий уровень внимания по отношению к бывшей девушке и её новому ухажеру. Люпин прекрасно знал, к чему приводят такие взгляды. Но Хью ничего не подозревал. Он тараторил, задавал странные вопросы и вообще. Был Хью.
Тедди снова посмотрел на Рейв. Ему тоже хотелось сейчас хлопотать вокруг неё, держать ее за руку. Он хотел даже сдвинуть кровати и лечь рядом с ней, обнять её и слушать дыхание, чувствовать, что она поправляется. Но рядом с ней был брат, а Тедди просто врач. Он откинул голову назад, скрестил руки и закрыл глаза, погружаясь в воспоминания. Он знал, что эти минуты спокойствия помогут потом совладать ему с ужасом, страхом за жизнь близких людей, который накроет его сегодня ночью. Дверь открылась и закрылась. Хьюго ушёл. Тедди не открывал глаза, он все ещё пытался забыться, но теперь его вывел из безактивного состояния Эллиот, который, похоже, поменял позу и теперь решил обратиться к старой подруге, при этом игнорируя бывшую девушку. Люпин даже глаза открыл от любопытства и посмотрел сначала на Забини, а затем на Фредди.
- Эл, она спит. Обычно, когда люди падают с такой высоты и попадают в больницу, им нужно поспать, - Тедди говорил тихим, низким голосом, а на его губах играла дружелюбная улыбка. Он не мог общаться с Эллиотом и не подкалывать его. Но не успел он закончить свою короткую и язвительную фразу, как дверь открылась снова. Тедди невольно подумал, что прискакал ещё один мучитель - какой-нибудь мужчина Фредди, который будет скакать вокруг него, но уже через секунду он жалел о том, что это не ухажер Фредди.
- Ещё одна Уизли, - сварливо проговорил Тедди и с презрением посмотрел на одну из самых нелюбимых им представительниц клана Уизли-Поттер. Видимо, пророк прислал свою крысу, чтобы та принесла на хвосте информацию. Что ж, Люпин не имел права её выгнать, но он все равно решил, что попробует защитить девушек от назойливой журналистки. От взгляда Люпина не ускользнуло движение Эллиота. Видимо, он впервые видел Люси, но, насколько знал Тедди, слышать о ней ему приходилось. Но Люси, видимо, ещё не заметила этого движения, она просто тараторила свою речь и, видимо, не могла перестать думать о том, как же ей повезло с уловом.
- Равенна, надеюсь, ты в порядке, не думала, что такая девушка, как ты, оказалась на игре? Никогда бы не сказала, что ты фанатка. И почему твой парень жив и здоров. Признайся, красавчик, ты сбежал, как только почувствовал неладное?
Тедди, которой до этого находился в довольно стабильном раздраженном настроении, после этих слов побелел, посерел, а затем вообще приобрёл такой цвет лица, для описания которого сложно подобрать цензурные выражения. Но встал со своего места, едва пошатываясь, дошёл до кровати Линн и опустился на соседнюю койку. Почему он отпустил ее одну? Почему допустил это? Тедди скрипнул зубами и положил ладонь на плечо Линнет. Сейчас она, её тепло, напоминали ему о том, что у него есть обязательства, что он врач и его пациенты и друзья заслуживают адекватного врача, а не истерика-самоеда. Пока Тедди брал себя в руки, Забини перешёл в наступление. Но перепалка уж точно была бы не к месту.
- Эл, во имя Хельги, сядь на место и не подливай масла в Уизли. Люси, поумерь свой пыл. Здесь лежат пострадавшие люди. Фредди спит и будить ее нельзя. Линнет и Рей.. Равенне нужен отдых, а не твои докучные вопросы. Я могу рассказать тебе все, что знаю, все же, работа есть работа, но пациентам точно надо отдыхать, - Тедди повел плечом, - ах, да. Кофе я тебе не принесу, потому что ты пока не пациент, обрати внимание на это. Пока. Что ты там еще спрашивала? Ах, ну конечно. Личная жизнь моих пациентов тебя не касается, но так как ты все же тут, позволь представить. Этот “краавчик” - Эллиот Забини, разве ты не видишь, как они похожи с Рейв, - он кашлянул и на его скулах появились красные пятна, - с Равенной.
Тедди бросил нервный взгляд на Эллиота, пытаясь понять, заметил ли друг эту оговорку. Эллиот все еще был не в курсе их отношений, а Тедди пока не знал, готов ли он признаться, что его родная сестра - это та самая девушка, о которой Тедди запойно рассказывал в декабре. Он отвернулся ото всех и повернулся к Линнет, его рука все еще мягко касалась ее плеча, сейчас она была его якорем.
- Милая, ты бы хотела, чтобы мы еще кого-то оповестили о том, что ты тут?


*Это Даг Росс. И это тоже Он
Сноска добавлена по просьбе Терренса Яксли

+2

13

Вновь услышав голос Эллиота, на этот раз больше успокаивающий, чем тревожный, Рейв сглотнула комок в горле и на мгновение уткнулась носом в плечо брата, позволяя себе еще минуту слабости. Судя по всему, выглядела она и впрямь не ахти, учитывая, что старший Забини вел себя как никогда нежно и заботливо. Что при условии наличия нескольких зрителей было совсем уж непривычно.
- Только возьми меня, пожалуйста, к себе. Совсем ненадолго. Мама, наверняка, не отпустит меня в поместье. А я хочу просто побыть в тишине и покое. И… с тобой. – последние слова прозвучали несколько неуверенно и сбивчиво, все же девушка не привыкла просить брата о чем-то. У Забини были другие, весьма успешные средства для достижения желаемого. Но сейчас ведьма чувствовала себя совершенно разбитой и предпочла действовать напрямик, без привычной мягкой хитрости и изобретательности. К тому же, девушку, до этого ни разу не болевшую чем-то помимо легкого насморка, не покидало смутное чувство, что в подобном состоянии она может позволить себе куда больше слабости, чем обычно. А значит, именно это и стоило использовать. – На самом деле, ты можешь строить недовольные рожицы, бурчать что-то в дальнем углу квартиры и не обращать на меня внимания. Мне важно, чтобы ты просто был где-то рядом.
Улыбнувшись брату, Рейв бросила слегка виноватый взгляд на Тедди. Она не была уверена, что любимый слышал ее слова. И все же ей было отчасти неловко. Забини знала, что Тедди с радостью пригласил бы ее к себе. Но вся ее натура сегодня тянулась под крылышко к Элу, под которое ей так редко хотелось забраться.
От новой порции жалобных вздохов и тихих фраз окружающих спасло появление Хьюго. Как бы паршиво не чувствовала себя Рейв, рыжему зазнайке Уизли, по ее твердому убеждению, этого знать совершенно не следовало. Едва Забини поняла, кто вошел в палату, она тут же выпрямилась, сидя на кровати, и слегка прищурила глаза, наблюдая за перемещениями мальчишки. К счастью, это конопатое чудовище целиком и полностью сконцентрировало свое внимание на Линн, что более чем устраивало Равенну. Удовлетворенно хмыкнув, девушка вновь переключилась на брата и увидела, вернее почувствовала, что его внимание в этот момент тоже приковано к Линн. Он смотрел на Дэвис совершенно иначе, чем Уизли, но все же было в его взгляде что-то… неуловимое и совершенно отличное от взглядов посторонних. Что удивляло, стоило рыжему ускакать за пределы палаты, как подруга тоже уставилась на Эллиота. Было ли там равнодушие? Едва ли. Что ж, похоже, история этих двоих все еще продолжается, хотят они того или нет.
Ева заметно улыбнувшись брату краешком губ, Рейв слегка сжала в ответ его руку. Безмолвно благодаря за поддержку и обещая ему то же самое со своей стороны.
Эл сделал попытку поговорить с Фредерикой и Тедди, а ведьма вновь откинулась на подушки с намерением сказать пару слов Линн, а после, закрыв глаза, наконец-то насладиться желанным покоем. И счастливой мыслью о том, что совсем скоро она будет устраивать кавардак в квартире брата.
Но не тут-то было, Мерлин бы побрал этот драклов госпиталь!
Стоило только Рейв открыть рот, как дверь в палату снова распахнулась. И на пороге со слегка ошарашенным, но при этом весьма самоуверенным видом, предстала Люси Уизли собственной персоной. Надо отдать девушке должное, отошла Уизли довольно быстро. И тут же с очаровательной наглостью устроилась на стуле и начала сыпать вопросами. Рейв раздраженно повела плечом, но следом невольно улыбнулась в ответ на улыбку рыжей. Похоже, эта девчонка вьет из нее веревки.
- Я в порядке, Люси, - произнесла Равенна, выслушав фразы Эллиота и Тедди. Останавливать брата она, в отличие от Люпина, не собиралась. Но и перепалки в палате тоже не очень хотелось. Поэтому Рейв просто продолжила речь Тедди, демонстрируя свой мирный настрой. – Как всегда, рада тебя видеть. Но, сказать по правде, я сейчас не расположена к разговорам. Хотя в одном ты, безусловно, права. Снова пойти на квиддич я теперь захочу довольно не скоро.
На этом, пожалуй, все. Продолжать она не станет. Как бы ни нравилась ведьме эта мелкая рыжая надоеда, сегодня совсем не время для бесед. Хотя бы из уважения к самочувствию Фредерики и по причине ее собственного далеко не фееричного морального и физического состояния.
Взгляд Рейв вновь словно магнит скользнул к Тедди, как делал это периодически в течение всего времени. Любимый как-то странно изменился в лице и, кажется, находил успокоение только в своей роли врача. Похоже, Линн сейчас была той опорой, которая помогала ему держать себя в определенных, так важных для него рамках. Рейв предпочла бы, чтобы этим якорем была она. И чтобы Тедди находился ближе к ней, а не на краешке чужой кровати.
- Как ты уже поняла, Люси, кофе тебе здесь не подадут, - улыбнулась Забини, обжигая Тедди не слишком довольным взглядом и переводя его обратно на Уизли. - Но если хочешь воды, можешь взять стакан с моей тумбочки. Я не против.

Отредактировано Ravenna Zabini (2017-07-01 00:08:02)

+2

14

И куда бы она не посмотрела, её взгляд всё равно возвращался к нему. Они не виделись так долго, но даже сейчас она с закрытыми глазами могла назвать каждую его родинку. Хорошо, что он не смотрел на неё, хотя это и задевало где-то в глубине души. Он не смотрел, зато теперь она могла разглядывать его. И сравнить, что же изменилось в нём за это время.
В какой-то момент на задворках сознания шевельнулась сцена, вроде бы из далёкого прошлого, но подходящая сейчас как никогда раньше.
Упрямый колючий взгляд исподлобья и сдержанно-рычащее «Ну и что это было?» Ревность. Да, когда Забини ревновал, прятаться надо было всем, пока Линнетт не объяснит, что это беспочвенно. Это было так давно, что кажется, будто произошло сейчас.
Но нет. Вот он, сидит напротив, весь из себя красивый, но всклокоченный и обеспокоенный, но отнюдь не за её состояние он переживает. Вообще он кажется довольно равнодушным, но почему же тогда так упрямо отводит взгляд?
Сердце то и дело сжималось, но девушка не могла определить – то ли это последствия происшествия на стадионе, то ли парень напротив так влияет. Хреново, если последнее.
Мысли Линнетт путались, как перед дрёмой, сплетались и будто коконом оплетали того, с кем прямые давно стали параллельными.
Если бы Дэвис не хотела спать, она бы рассмеялась в голос, это чудо даже со спящим человеком поговорить пытался, лишь бы в её сторону голову не поворачивать. Неужели настолько неприятно? Впрочем, она не может его за это осуждать. Хотя, чисто по-человечески, обидно.
На грани сна мелькнуло рыжее пятно и Линнетт снова распахнула глаза и непонимающе уставилась на вошедшего. Несколько секунд, пока пелена не спала с глаз, она думала, что это вернулся её Уизли, но это была Люси.
И Мерлин! Какая же она была шумная, каждый звук, что она издавала, больно резал по ушам. Напряжение в комнате достигло каких-то физических величин, все мужчины как-то разом подобрались и, кажется, были готовы вынести девчонку под белы рученьки.
Кажется, Люпин заметил её состояние, девушка почувствовала, как его большая тёплая ладонь мягко легла на её плечо. То самое, которое и существовало благодаря ему.
- Нет, спасибо, я попросила Хьюго сообщить моим родителям, всё в порядке. Тедди, можно ещё воды, пожалуйста?- попросила Линн, облизнув сухие губы.
Между тем Люси отчитали все, кто только мог и в какой-то момент ей стало жалко девочку. Но, судя по её выражению лица, Уизли собралась здесь устраивать скандал и разборки в стиле «ЯЖИЖУРНАЛИИИСТ», и чтобы избежать этого всего, она поманила её к себе и похлопала по свободному краю кровати.
Напившись, Линн попросила Люси наклониться к ней и тихо, чтобы никому не мешать, начала рассказывать то, что по нё мнению, хотел бы узнать журналист.
- Это я позвала Равенну на матч. Мы находились в секторе А, на средней трибуне. Всё было как всегда, я не заметила ничего странного, все вели себя как обычно. Я очень внимательно следила за игрой и пропустила момент, когда пошёл дым. Он был жёлтый, сначала совсем прозрачный, его можно было принять за цветной дым, который запускают фанаты, но потом он начал густеть и набирать силу, а люди вокруг заволновались. Спустя считанные минуты началась паника, мы с Рейв замотали носы шарфами, но это не помогло. Я видела, как игроки на стадионе, те, кто летал низко, стали падать с мётел. Народ ломанулся к выходу, но мы с Рейв отошли в сторону, потому что были не в силах идти и боялись, что нас затопчут. В голове зазвучал голос. Мрачный и властный, он вещал о лучшем будущем, о разрушении режима, а видения на некоторое время застили глаза, я ничего не видела. Было очень тяжело дышать, зрение возвращалось только вспышками и… дай мою мантию,- попросила девушка, протянув руку в сторону стула. Когда Уизли подала ей вещь, Линн вытащила из кармана смятую листовку и протянула ей.- Эти листовки летали в воздухе, я успела засунуть в карман, прежде чем отключилась. Проснулась я уже здесь, больше не помню ничего,- закончила девушка и прикрыла глаза. Ей тяжело дался этот рассказ, перед глазами всё плыло, её начало тошнить.
- Тедди, тазик!- сдавлено пискнула девушка, перегнувшись через край кровати, но тревога оказалась ложной.- Воды, пожалуйста…- попросила она. Очень хотелось, чтобы кто-то был рядом сейчас. Просто держал за руку, даже если бы не мог ничего сделать, а всего лишь находился рядом. Гладил по волосам, перебирал пальцы и говорил, что всё будет хорошо. Как успокаивали Рейв её близкие – брат и любимый человек. Сейчас и Хью мог бы быть рядом, но он слишком подвижный и шумный и сидеть долго в траурном молчании не смог бы. А потому, оставалось только терпеть и ждать, когда спадёт дурман и можно будет вернуться домой.

+3

15

Сталкивались ли вы когда-нибудь со злом во плоти? Почти наверняка сталкивались, ведь у всех у нас есть начальники, за плечами семь лет Хогвартса и, могу поспорить, вы тоже страдали на сдаче экзамена СОВ и ЖАБА. Ух, вспомнишь и содрогнешься, насколько сложно и мерзко было сдавать СОВ по истории магии. Но все эти идиотские испытания покажутся вам сказкой, если вам когда-нибудь придется столкнуться с маленьким комочком вредности по имени Люси Уизли. Сегодня и без того не совсем приятное поведение рыжей бестии спонсировалось ее невероятной уверенностью в себе, Люси чувствовала свое безоговорочное превосходство над каждым присутствующим в этой комнате. Она так молода. но она уже зачислена в штат Ежедневного Пророка и собирается взять для него интервью. Она одна понимает реальную угрозу, которую представляет Люмено, только она состоит в серьезной и настоящей политической организации. Это заставило ее задрать нос еще выше и вести чуть менее очаровательно, нежели обычно. Люси смотрела на все, что вдруг стало происходить в комнате, с некоторым снисхождением и долей всемирной скуки. Трусливый Люпин, бесполезный Хаффлпаффец и достойное продолжение своего малодушного отца-оборотня решил ретироваться. Люси проводила его немного презрительным взглядом. Вообще-то, Тедди ей всегда нравился, но почему-то сейчас она просто не могла думать и говорить о нем хорошо, особенно после того, как тот отказался предоставить ей кофе. Тем более, ее внимание все же было больше приковано к странному, но все же, надо признать, довольно симпатичному мужчину, который решил к ней приблизиться и почему-то прогнать. Уизли не смогла сдержаться и улыбнулась немного нахально, немного кокетливо, на несколько мгновений позволив себе смотреть прямо в глаза противоречивого незнакомца.
Пока Люси обменивалась кокетливыми взглядами с чужим парнем, Люпин вел свой монолог из укрытия. Как обычно, наркоша Люпин прикрывался другой женщиной, конечно, этот парень достаточно умен для того, чтобы не оставаться с Люси Уизли наедине. У финалу его “остроумного” диалога, Люси даже снизошла до того, чтобы посмотреть на “вещателя”, тем более, судя по его интонации, Тедди как раз собирался представить ей незнакомца, а это, согласитесь, гораздо интереснее, чем бесконечные отказы и пустые угрозы.
- Этот “красавчик” - Эллиот Забини, разве ты не видишь, как они похожи с Рейв, с Равенной.
Ну вот, а теперь пришло время для того, чтобы брови Люси предательски поползли вверх. Благо для Люси, она сдержалась и не позволила себе сразу же уставиться на “Эллиота” и Равенну, так что она успела заметить, как Люпин краснеет. Заточенный под журналистику ум начал моментально переваривать информацию, интерпретировать. Девушка прищурилась, ее взгляд скользнул с лица Тедди на лицо Эллиота, поведение которого теперь казалось более понятным и адекватным, ну что ж, кот и произошла эта судьбоносная встреча, уже в больнице, что характерно и даже немного иронично. Затем Люси посмотрела на Рейв, которая,как непривычно, не собиралась выгнать ее из палаты. Не зря Равенна так понравилась ей в тот раз. Воспитанная, приличная и достойная, не чета эти распушившим хвост петухам. Но и Рейв, похоже. было что скрывать. Она язвила почти так же успешно, как и сама Люси. От взгляда Уизли не ускользнуло и то, что Равенна была почему-то чуть больше обычного заинтересована в передвижениях Люпина. Люси чуть улыбнулась и хищно прикусила губу, вновь бросив взгляд на Эллиота Забини. Присутствие здесь этого нахала могло пойти ей на руку. Она здесь всего несколько минут, и сенсации так и сыпятся, невероятно. Может, и не нужна ей Роули? Пусть себе спит, а материала ей будет достаточно. Люси повернулась всем корпусом к Равенне, демонстративно обходя своим вниманием обоих мужчин в комнате, если их можно так назвать, конечно.
- Равенна, ты так учтива, я вижу, тебе сильно досталось, поэтому я даже не буду докучать вопросами, отдыхай. Видимо, за кофе мне придется сходить в кафетерий, раз уж милая мордашка Люпин не собирается выполнять свои должностные обязанности. Воду твою я брать точно не буду, думаю, тебе она все же нужнее, - Люси улыбнулась и выдохнула, - что ж, я все же пришла сюда не без повода, так что, проведу здесь некоторое время, понаблюдаю, если хочешь, ты можешь поспать, а потом мы поговорим. Представляешь, как глупо будет, если я уйду отсюда так быстро и вернусь на работу без материала. Хотя… Ну нет, не могу же я напечатать статью про сына героя, который прохлаждался на работе, пока его девушка чуть не погибла на стадионе, - надо отдать Уизли должное, говорить она стала тише, из уважения к пациенткам, но не подколоть Тедди она не могла. - Получается, Тедди, мой первый выпад по отношению к Эллиоту был немного мимо цели. Это ты отпустил свою возлюбленную на стадион одну? Я, было, подумала, что вы разошлись с Равенной или до меня доходили неверные слухи, но теперь, глядя на твое поведение…
Люси не успела закончить свою тихую, но все же довольно быструю тираду, потому что именно в этот момент Линнет решила подозвать иногда излишне болтливую Люси. Девушка выдохнула, довольно резко оборвав свою речь, поднялась с места и подошла к кровати Дэвис, журналист взял верх над женской натурой, так что теперь Люси не обращала внимание ни на что и на на кого, помимо Линнет. Уизли опустилась рядом с девушкой любимейшего из кузенов и наклонилась к ней. Кажется, совсем скоро она сможет получить историю, достойную страниц Пророка.
Линнет говорила тихо и немного сбивчиво, но  ее речь все же была довольно выстроенной, точной и конкретной. Сектор А, видимо, по нему пришелся более сильный удар, насколько поняла Люси по толпам внизу, не все зрители оказались в больнице и не всем зрителям светило долгое пребывание в Мунго. В отличии от Равенны и Линнет, которые выглядели не совсем здорово. Девушка послушно подала мантию и озадаченно взяла листовку, разглядывая ее с некоторым недоумением и любопытством. Люси хотел задать еще несколько вопросов, но Линнет перегнулась через кровать, ей было нехорошо. Уизли совладала с собой и выражение отвращения появилось на ее лице лишь на несколько мгновений, затем она, опередив Тедди, протянула Линнет стакан воды и с сочувствием провела ладонью по ее волосам.
- Лин… Тебе надо отдохнуть, - проговорила Люси, немного сдавленно, она не привыкла проявлять о ком-то заботу, но сейчас ей почему-то хотелось остаться рядом с Линнет. - Ты отдохни, а когда снова придешь в себя, когда сможешь, если сможешь. Скажи мне, про какой режим говорил этот голос, какие видения? Ты можешь описать?

+4

16

Тедди велел ему сесть, но черта с два он просто возьмет и спокойно сядет, когда сюда сует нос эта рыжая, прости Мерлин, журналистка. Это, конечно, было потрясающе, что он, наконец, ее увидел во всей красе, потому что давно было уже любопытно встретиться лицом к лицу, но обстоятельства были совсем не те. И если бы не его некоторая эмоциональная вымотанность из-за переживаний за Рейв, на которые наложились еще переживания за Фредди и – естественно – за Линнетт (отдельная буря, которая вряд ли быстро утихнет), то он бы выставил ее за дверь и там же с ней разобрался. И даже не позволил ничего сказать никому – даже Тедди, который здесь, вообще-то, был главный.
И этот главный в течение своего монолога дважды назвал его сестру Рейв. Дважды. Сначала Эллиот подумал, что ему показалось – слишком привычное обращение, но, когда это повторилось, он невольно перевел взгляд с Люси на Тедди и на секунду их взгляды пересеклись. Эллиот прищурился, но ничего не сказал. Хрен поймешь, что здесь сейчас происходит – просто сумасшедший дом какой-то. Может, это у него самого уже крыша едет? Собственно, и такой вариант исключать нельзя, учитывая, какая компания сейчас здесь собралась. В комнате четыре девушки, и со всеми его что-нибудь да связывает – угораздило же…
К его удивлению, Рейв доброжелательно ответила Люси. Они что, знакомы? Они еще и в хороших отношениях? Это как вообще??
Ладно, кажется, им будет о чем поговорить, когда он заберет ее к себе (а он это обязательно сделает и даже пообещает не ворчать на нее, а быть хотя бы недолгий период заботливым старшим братом). Вот о Люси, например. А еще о том, почему Рейв то и дело бросает взгляды на Тедди.
Это что, стоило ей попасть в больницу, как она попала под обаяние Люпина? С каких это пор его сестра настолько впечатлительная?
Хорошо, допустим, они уже успели немного поговорить до его прихода, размышлял Эллиот, пока Люси выдавала очередную тираду, которую он слушал в пол-уха. Допустим, они друг другу понравились – его сестра вообще чудо природы, кому она может не понравиться, хотя Тедди он уже готов надрать уши, чтобы даже не думал, потому что…потому что Эллиот еще не разрешил! Допустим, что она представилась ему и Равенной и Рейв – тоже бывает.
Но – Мерлин! – что-то здесь было не чисто!
- … Ну нет, не могу же я напечатать статью про сына героя, который прохлаждался на работе, пока его девушка чуть не погибла на стадионе, - прозвучало из уст Уизли.
Что? О ком она? Сын героя – Хьюго, а девушка – Линн? Зачем бы ей писать статью о них?..
- Получается, Тедди, мой первый выпад по отношению к Эллиоту был немного мимо цели. Это ты отпустил свою возлюбленную на стадион одну? Я, было, подумала, что вы разошлись с Равенной или до меня доходили неверные слухи, но теперь, глядя на твое поведение…
Бдынннннь, - зазвенело в его голове и затормозило разом все мыслительные процессы.
"Уизли, ты с какого обрыва упала?" – говорил его взгляд, обращенный к Люси. Это же компрометировало его сестру! Как она могла говорить первую пришедшую в ее голову чушь?!
Он хотел было уже возмутиться вслух, но сначала посмотрел на Тедди. Который молчал. Предательски молчал.
Какого лысого Мерлина он ничего не говорит и не опровергает?!
Так, быстро соображать…
Эллиот потер ладонью лоб, пытаясь охладить его жар – еще бы, такие страсти сейчас тут разгораются! – и провел рукой по волосам.
Спокойствие, Эллиот, только спокойствие.
Уизли тем временем как ни в чем не бывало ушла разговаривать с Линн, которая охотно выкладывала ей всю историю. Они что, все решили дружить с этой мелкой, наглой…
Ему казалось, что он сейчас просто взорвет все вокруг. Если бы он мог это делать просто усилием воли – по стенам бы уже точно шли трещины.
Ему нельзя было давать Люси повод для сенсации. Не хватало еще заниматься стиранием у нее памяти. Но, кажется, ему не удастся просто взять и не устроить здесь разборки. Потому что они уже очень напрашивались, а откладывать это дело, несмотря на состояние пациенток, было ну никак нельзя.
Он постарается это сделать тихо. И так, чтобы больно было только Тедди. В одном месте.
- Тедди, скажи, пожалуйста, когда я смогу забрать свою сестру домой? Я, конечно, понимаю, что ты хотел бы заботиться о своей девушке как можно дольше здесь, но мне кажется, ей будет лучше в домашней, уютной обстановке.
Он улыбался и говорил негромко, вкладывая в свои слова умеренную долю сладкого яда. Нет, он еще не зол, он еще в шоке. Он еще накапливает свои силы.
- Уизли, ты не видишь, что девушкам нужен покой? Почему ты все еще здесь? – обратился он к Люси после того, как Линнетт стало плохо. Ему было плевать, что он не должен здесь распоряжаться. И плевать, что он отнюдь не отвечает за Дэвис. Но, Салазар побери, ей правда было плохо, а Уизли только ухудшала ситуацию. Но давай, Люси, детка, сделай еще ошибок, чтобы можно было хоть на тебя спокойно наорать в коридоре!
Он не мог сейчас даже смотреть на Рейв. Потому что понимал, что его взгляд на нее будет испепеляющим, и ей это может нанести вред. Ему казалось, что даже игнор сейчас будет лучше. Может, он ошибался, но Мерлин, как сейчас было тяжело!
Понимать, что, если Уизли действительно права, и всё это время Люпин рассказывал романтические истории, связанные с его сестрой, и сестра все это время молчала как партизан во время второй магической…
Он чувствовал себя обманутым, преданным...и это ощущение уже начинало проступать на фоне той злости, которую он испытывал ранее.
Он отошел от постели Рейв и направился к Линн, рядом с которой все еще была Люси. Он действовал как будто в тумане, едва отдавая себе вообще отчет о том, что он делает и говорит.
- Какая ирония, Дэвис, не находишь? – спросил он, отводя взгляд от нее куда-то в пространство. – Больничное крыло, и снова ты пациент, да еще и после матча, - усмехнулся он и нервно улыбнулся. Он посмотрел на нее, на ее болезненно-бледное лицо, и едва подавил в себе порыв взять и обнять ее. Тогда, на шестом курсе, он не мог этого сделать – еще. Сейчас, он тоже не может этого сделать, уже. На фоне всего, что сейчас происходило, это казалось чем-то настолько далеким, но на какую-то секунду захотелось даже забыть обо всем и уйти туда, в это прошлое.
Но нет. Слишком требующим внимания было настоящее.

+3

17

Если тебе кажется, что нужно выкинуть ко всем соплохвостам рыжую журналистку слэш почти родственницу слэш невоспитанную заразу, то лучше все же это сделать. Судя по всему, именно такой урок должен был вынести Люпин из сегодняшнего дня. Конечно, сейчас он просто с раздражением отслеживал свои идиотские оговорки, бросал нервные взгляды на любимую девушку и играл в заботливого доктора, но кто бы мог подумать, что эта зараза принесет с собой гораздо больше страданий, чем приносит обычно. При второй же оговорке Люпин почувствовал на себе сразу несколько взглядов, но тогда он смог успешно перевести внимание докучливой журналистки на Эллиота и понадеялся на то, что его дорогой друг слишком шокирован всем происходящим, чтобы начать выстраивать логические цепочки.
К тому же, гораздо больше Эллиота могло шокировать то, что Равенна вдруг заговорила с этой неприятной особой достаточно вежливо и даже дружелюбно. Безусловно, подобный отвлекающий маневр для Эллиота не мог не обрадовать Люпина, но, надо отдать Равенне должное, подобным нежным отношением к паршивой лисе из семейства Уизли, она смогла шокировать всех мужчин, находящихся в больничной палате. Тедди поймал недовольный взгляд Равенны и на мгновенье виновато опустил глаза, он не смог точно понять, почему и зачем она так на него посмотрела, то ли из-за оговорок, то ли из-за того, что сейчас он не сидел рядом с ней, то ли из-за грубости с Люси, но, в любом случае, он чувствовал, что заслужил это осуждение. Но в остальном… Все, вроде, устаканилось, более или менее, пришло в норму, оговорки были замяты, а Люси должна была как раз перейти к своим должностным обязанностям. Впрочем, как и Эллиот. Что-то подсказывало Люпину, что Забини не был в курсе того, что его сестра находится здесь, пока не пообщался с сотрудницей больницы. Наверняка он пришел сюда в качестве журналиста. Тедди с надеждой покосился на Линнет, она могла обратить журналистское внимание на себя. Ну и. Надо отдать ей должное, она почти успела это сделать. Но Пророк - это Пророк. Сотрудники этой мерзкой газетенки всегда точно знали, что и когда надо сказать, чтобы испортить всю возможную идиллию.
- Ну нет, не могу же я напечатать статью про сына героя, который прохлаждался на работе, пока его девушка чуть не погибла на стадионе, - Люпин снова посерел и издал булькающий горловой звук, на мгновение сильнее сжимая плечо Дэвис. - это ты отпустил свою возлюбленную на стадион одну?
Люси теперь обращалась лично к нему и смотрела в глаза. Он попытлася взять себя в руки, но взгляд предательски заметался. Он посмотрел на Рейв, затем вновь на Люси, открыл рот, чтобы что-то сказать, но он смог лишь издать едва слышный,  обессиленный звук, похожий на рык загнанного животного. Он медленно выдохнул, приводя мысли в порядок, покосился на Эллиота, но тот пока смотрел только на Люси.
До него дойдет. Сейчас. Сейчас дойдет и надо будет что-то придумать.
Так. Линнет заговорила, журналистка переключилась. Теперь это рыжее чудовище рядом с ним. Тедди не мог возразить, но он поймал себя на мысли, что сейчас он так зол, что вполне мог бы покалечить эту Уизли и отправить ее в вечную с ссылку к престарелому Локхарту. Но нет, это действие может лишь ухудшить ситуацию.
Люпин перевел взгляд с агрессора на Эллиота и понял, что времени на размышления у него осталось совсем немного. К свою ужасу, мужчина никак не мог не только сосредоточиться, он даже свое имя не мог нормально вспомнить. Отвратительная пустота зияла в его голове, его мысли словно просачивались в дырку в прожженном котле Лонгботтома.
И вот, затишье кончилось. Больше никакого времени на раздумье. Линнт и Эллиот заговорили почти одновременно, перекрывая друг друга.
- Тедди, тазик!
- Тедди, скажи, пожалуйста, когда я смогу забрать свою сестру домой?

Такие разные звуки. Вроде, оба начали свою речь с его имени, но если в голосе Линнет слышалась некоторая пугающая, болезненная мольба, то в голосе Эллиота можно было услышать лишь ледяную, ужасающую сталь, которая окутывала и обездвиживала Люпина. Он тряхнул головой и сбросил с себя это ощущение. Он врач. Он врач. Он не мальчик.
Линнет перегнулась через кровать, Тедди молниеносно опустился на пол, вытащил из-под соседней койки тазик и поддержал Линнет. Но ложная тревога, он уже снова в кровати, Она просит воды, но Люпин немного тормозит, потому что Эллиот все еще говорил. Тихо, но каждое его слово звоном отдавалось в голове мужчины.
- ...ей будет лучше в домашней, уютной обстановке.
Тедди сглотнул и медленно поднялся, он смотрел прямо на Друга. Им ндо поговорить, нормально поговорить, но не сейчас и не здесь. Сейчас он должен быть врачом. А Эллиоту нужно успокоиться. Люпин даже заметил, что друг попытался переключить свое внимание, перенести гнев на болтливое рыжее создание, но Тедди не смог промолчать. Он говорил хрипло, тихо, но достаточно уверенно.
- Не я решаю, сколько должна оставаться здесь Равенна. Я был бы сам рад, если бы ее лечащий врач смог выписать ее отсюда как можно раньше.
Он не врал. Ему правда хотелось, чтобы его любимая девушка оказалась в более уютной обстановке, тем более, когда она окажется дома, он сможет ее навещать, уже не как врач. Тедди ухватился за эту надежду и смог ухватиться за нее как за волшебную соломинку. Эллиот шел ему навстречу, Тедди медленно начал двигаться по полуоси, сохраняя дистанцию и меняя дислокацию. Злой Эллиот был опасен для всех, так что ему теперь надо быть рядом с ней. Даже если это выведет его из себя. Но он просто не может теперь быть в другом месте.
Он оказался рядом с ее кроватью и ему сразу стало лучше. Поразительно, но он понимал, что теперь ее поддержкой должен быть он. И это прибавило ему мужественности, веры в свои силы и способности сопротивляться гневу друга, который теперь, видимо, решил просто игнорировать. Он шипел на Люси, говорил с Линнет и вообще его спина казалась угрожающе-равнодушной. Тедди поежился и подошел еще ближе к ней, положил руку на ее плечо. Он боялся посмотреть на любимую, но во всем этом прикосновении он пытался передать всю любовь и заботу о ней. Он пытался оградить ее от всего.
- Эл. Послушай, давай обойдемся сейчас без сцен. Девушкам надо отдохнуть и твои реакции сейчас им точно не помогут. Вечером я выйду с работы и мы сможем все обсудить. Возьми себя в руки и попробуй повести себя… Адекватно.
Тедди даже не смог отследить тот момент, когда из состояния самозащиты он перешел в состояние пассивной агрессии. Теперь оставалось надеяться лишь на то, что Эллиот поведет себя более разумно. В общем, Тедди взял Равенну за руку и приготовился к практически неминуемой смерти.

+3

18

Чрезмерная впечатлительность и привычка заламывать от горя руки, стеная подстреленным зверем, присуща, скажем прямо, женщинам. При этом нельзя сказать, что эти существа просто эмоциональнее мужчин, вовсе нет. Это можно назвать скорее… склонностью к эмоциональной несдержанности. Да, именно так.
Именно поэтому, спустя больше получаса расслабления в кресле с бокалом крепкого бренди в голове звучали именно женские крики. Не яростные и не испуганные, а страшно-надломленные, слепые в бешенном страхе перед тем, что обрушилось на их головы.
Чтобы не отдаться на волю терзаниям совести, парень будто выстроил вокруг себя ментальную стену. Как некогда учил отец, занимаясь с сыном окклюменцией. И эмоциям не было ходу за эту стену, нет-нет, ребята, потом.
Сообщение от начальника. Выезд в больницу, интервью, сбор материалов, всё как всегда. И поторопись, парень, я знаю, что сегодня ты не пошёл на работу. Вот так всегда. Стоило взять выходной и начальник из жёлтой продажной газетёнки, которая, словно шлюха, оголялась перед каждым, кто подороже заплатит, тут же доставал его самым немыслимым образом. Иногда Малфою казалось, что если он вдруг скоропалительно скончается по неведомой причиной (что было не так далеко от возможной истины, как хотелось бы), шеф пришлёт сову ему в гроб, чтобы тот немедленно выезжал по такому-то адресу и узнавал то-то и это.
И самое забавное, что он бы встал и пошёл. И вряд ли бы сразу понял, что как бы, освобождён от обязанностей.
На самом деле Скорпиуса очень умиляло то, с какой рьяной силой «Тайфун» рвался в ТОПы, ковыряясь в грязном белье чиновников и не боясь марать руки такой грязью, как политика. На самом деле Тайфун не боялся и кидаться этой самой грязью в действующую власть и вот это Малфою нравилось очень. Он писал по-настоящему хорошие статьи, так иногда говорил шеф, и по началу парень верил, что это настоящая возможность если не перевернуть мир, то всколыхнуть его, дать точку опоры…
На деле «Тайфун» уступал другим издательствам, и сильно. Те же «Британские Тайны» под предводительством героя войны Дина Томаса обладал куда большей популярностью и… назовём это публичностью. Тайфуновцы, конечно, не прятались, но и не показывались особо никогда.
Оксфорды начищены до блеска, пиджак, сверху мантия и… аппарировать приходилось прямо из квартиры, потому как в мантии по маггловским улочкам особо не пощеголяешь. Однажды Малфой уже попал под камеры смартфонов местных мерзких детишек, пришлось потом срочно задним числом писать приказ о проведении процедуры забвения. Ох и влетело ему тогда… думал, уволят, но всё обошлось.
Молодой парень вошёл в Больницу св. Мунго уверенным шагом, широко распахнув дверь. Здание жужжало, как встревоженный улей и даже тут ото всюду слышались женские всхлипы и причитания, которые так осточертели Малфою, что он искренне начинал жалеть, что не все передохли на том поле.
Кажется, его покусала Айла, не иначе, ведь откуда такие мысли в голове парня, который ещё час назад трясся как берёзовый лист, выходя со стадиона под другим обличием?
Сдержанная улыбка привет-ведьме, взгляд через плечо в списки пострадавших, короткие разговоры с потерянными людьми со скорбными лицами и возрастающее раздражение.
- Новые списки!- огласил коридор громкий, уверенный голос кого-то в лимонной мантии.
Благодаря своему росту и хорошему зрению парню не пришлось подбираться вплотную к пергаменту. Холодные глаза цеплялись за знакомые фамилии и каждая ощутимо лупила в стену. А потом он споткнулся. Ему пришлось прищуриться, чтобы убедиться, что это не обман зрения… но ровным аккуратным почерком было выведено имя «Равенна Забини».
- О, нет…- прошептал он, отшатываясь назад и налетая спиной на спешащего кодомедика.- И…извините…
В себя Малфой пришёл, когда застыл на нужном этаже. Ему не надо было искать номер палаты – по громким разговорам он догадался, куда ему нужно.
Он влетел туда, как вихрь, вовсе не как «Тайфун». Накинутый на плечи халат развивался за спиной плащом и, в два шага преодолев пространство, он замер у кровати Равенны.
- Живая…- выдохнул он, рухнув на свободный стул и, бережно подхватив бледную ледяную ладошку, прижал к щеке.
- У меня чуть сердце не оборвалось… Когда я увидел…- его пробрала дрожь и Малфой, наконец, обвёл взглядом палату. Было как-то многолюдно. Воинственно настроенный Эллиот, героически страдающий Люпин, будто готовый принять меч в сердце, рыжая из Уизли, которую Скорпиус узнал сразу и которую не переносил на дух, бывшая девушка Забини, которая выглядела так же плохо, как и Равенна, Фредерика Роули, увы, без сознания и… его маленькая бледная уставшая Равенна.
Судя по напряженно-замершим позам и лицам ситуация складывалась… напряженная, как минимум, но Скорпиуса это никак не кольнуло. Ему было плевать, как он выглядел в глазах своего брата, (двух своих почти братьев) держа его девушку за руку и прижимая к своему лицу, но его так сильно трясло сейчас, что он просто не мог отнять руки от неё. Он ведь… ведь… чуть не… убил её…
- Кнопка, как ты, милая?- парень убрал пряди с её лица. Единственное, что не давало ему сейчас скатиться в банальную истерику с разбиванием стен это то, что она жива и в сознании, а значит, всё не так плохо, как могло бы быть,- Мерлин, милая…- растерянно шептал он, нервно поглаживая большим пальцем тыльную сторону её ладони.- Как же это…- он бросил растерянный взгляд на вторую девушку в больничной койке. Новая лучшая подруга Равенны. Тоже жива и тоже в сознании, это хорошо… могло быть и хуже.

+3

19

- Спасибо за заботу, - с долей ехидцы протянула Рейв в ответ на разрешение Люси вначале немного поспать, а уж потом подвергнуться садистскому допросу с пристрастием. Какая, право, прелесть. Ну разумеется, они поговорят. Жаль только, что это произойдет в какой-то из следующих жизней. Как ни нравилась юной ведьме деловая хватка Уизли, посвящать журналистку претенциозной газетенки в собственные переживания в планы Забини вовсе не входило. Довольно с Люси и того, что она сумеет узнать у других участников несостоявшегося матча. Рейв подобная известность ни к чему.
Однако, сообщать о своем намерении окончательно завершить беседу девушка не спешила. Здраво расценив, что лучше воспользоваться долгожданным моментом, пока ее решили оставить в покое, и действительно погрузиться в исцеляющий сон.
Ведьма откинулась на подушки и прикрыла глаза. Но отдых в этот треклятый день, кажется, был роскошью, непозволительной для Рейв. Когда рыжая продолжила свою мысль, вновь заговорив о стадионе, Забини едва слышно застонала. И в этот раз вовсе не от туго поддающихся попыток загнать в дальний уголок сознания воспоминания о произошедшем на мачте и после него, в ее голове. А из-за того, как некстати сейчас были слова Люси о ней и Тедди.
От души поблагодарив Линн за то, что она взяла на себя атаку дотошной Уизли (хотя, видит Мерлин, подруга тоже была слишком слаба для подобных бесед), Рейв с нехорошим предчувствием посмотрела на брата. Судя по виду старшего Забини, сюрприз удался. Нет, Эллиот вел себя вполне достойно. Он не стремился разнести палату вдребезги и похоронить всех под руинами Мунго, не предпринял попыток швырнуть в Люпина или Люси чем-то тяжелым с целью нанести травмы, несовместимые с жизнью. И даже не ругался в своей привычной манере плохо воспитанного леприкона. Эллиот держался стойко. Вот только Рейв все равно чувствовала, как тяжело ему дается это внешнее спокойствие и тихое шипение, сдобренное сладкой ядовитой улыбкой, вместо больше подходящих случаю отборных ругательств.
Девушка вздрогнула от попытки резко встать, но тут же вновь вынужденно опустилась обратно. По телу липким потом растекалась слабость, окутывающая ее тягучей холодной паутиной. Каждая мышца ныла, заставляя оставаться в раздражающем тепле кровати. И все, что оставалось Рейв, это наблюдать, как двое из немногих дорогих для нее людей с тихой угрозой переговариваются между собой посередине больничной палаты, уже успевшей осточертеть ей за это короткое время.
Эл и Тедди держались на расстоянии броска, словно два хищника, не поделивших добычу. А она не могла даже говорить, потому что это означало бы дать очередную пищу для ровных газетных колонок. И виновата во всем происходящем была отчасти и она сама.
Возможно, нужно было давно рассказать обо всем брату. Их отношения с Тедди вовсе не были тайной. Вот только для подобного разговора с Эллиотом постоянно не находилось ни времени, ни места. Тем более, что не так уж часто они обсуждали личную жизнь друг друга… И все же Рейв ощущала себя как никогда мерзко. Прежде всего оттого, что остро почувствовала, как важно было для Эла узнать о происходящем между сестрой и лучшим другом «из первых рук». А не услышать вот так, мимоходом, из уст рыжей журналистки, бросившей эту фразу как само собой разумеющийся, известный всем факт.
Эллиот отошел к Линнет, которая уже во второй раз за этот трудный день невольно оттягивала на себя источник возможных неприятностей, и даже о чем-то заговорил, явно пытаясь держать себя в руках. И предоставляя сестре возможность настойчиво и виновато сверлить взглядом свою идеально прямую спину. Тедди же, наоборот, переместился к кровати Равенны. Покровительственно и нежно положил руку на ее плечо. Защищая?
Девушка резко вскинула голову, от чего та немедленно противно закружилась. Сквозь мерцающие разноцветные пятна Рейв увидела сосредоточенное решительное лицо любимого, так же, как и брат, предпочитающего игнорировать ее взгляд. Судя по напряжению, исходящему от Тедди, он и вправду решил ее защищать. Он что, сошел с ума? Неужели он и вправду думает, что Эл может причинить ей боль – физическую или моральную?
Девушка пожала ладонь Люпина, давая понять, что принимает его заботу и благодарна за нее. Тихонько провела по тыльной стороне руки подушечками пальцев, успокаивая. Рейв тоже было важно держать Тедди за руку. Но не для опоры и защиты, а для того, чтобы показать Элу, что этот мужчина важен для нее. И каждая их ссора ранит и ее тоже.
Тедди заговорил, призывая старшего Забини вести себя «адекватно». На взгляд Рейв, это не было правильными словами. Но девушка не стала перебивать. Пусть они разбираются между собой сами. Взрослые мальчики, мужчины, друзья. Они сумеют найти общий язык, ведьма в этом не сомневалась. Сейчас гораздо важнее было, чтобы Эл, наконец, посмотрел на нее и захотел понять то, что она не может сказать ему в присутствии посторонних.
- Прости, - прошептала Рейв одними губами, не отрывая взгляда от брата. – Прости пожалуйста.
Этого беззвучного монолога явно было недостаточно. Но все же ведьма надеялась, что смысл этих кратких «прости» сможет проникнуть если не в сознание, то в чувства Эллиота. И он поймет, что все то некрасивое и неприятное, что ощутимо витало в воздухе, произошло не намеренно. Не предательство, а всего лишь мерзкое недоразумение.
Наверное, Равенна все же произнесла бы что-то еще. Но, к счастью, девушка была избавлена от необходимости говорить. Вместе со сквозняком в распахнувшуюся дверь влетел ураган по имени Малфой. По ощущениям Забини, сразу заполнившей собой всю палату.
Друг рухнул на стул рядом с кроватью и бережно подхватил ее руку, лежащую поверх одеяла. Он тоже принес с собой тревогу, но совершенно иную, чем та, что царила здесь. Скорп прижимал к щеке ее ладонь и нервно гладил ее пальцами, успокаивая. Ее или себя? Рейв, словно в прострации, повернулась к Скорпу, целиком сосредотачивая на нем свое внимание. Вторая ладонь девушки выскользнула из руки Тедди и тут же коснулась лица друга. Неожиданно, глаза затуманились слезами. От дрожи, которая пронизывала Малфоя, или от переживаний и слабости этого дня. Рейв не знала причины и не хотела разбираться. Еще не хватало начать реветь. Она порывисто обняла друга и, отпрянув, яростно заморгала, не позволяя себе заплакать.
- Скорп, ты что, со мной все в порядке, правда, - тихо произнесла Забини, снова касаясь его щеки. – А теперь будет еще лучше. Здесь Тедди, Эл. Они точно проследят, чтобы мне давали лучшие зелья. Просто не стоит начинать ходить на матчи по квиддичу, если не делала этого двадцать лет.
Рейв улыбнулась Скорпу и повернулась к нему полубоком, снова деля внимание на всех окружающих. В этот момент ведьма не могла полностью посвятить свои мысли странному даже для такой ситуации поведению друга, которого по прежнему била холодная дрожь. Это придется отложить на потом.

Отредактировано Ravenna Zabini (2017-11-08 23:03:33)

+3

20

Всегда, дружок, прежде чем лезть куда-то, подумай сначала, хорошенько подумай, - а как я оттуда вылезу. - Вылезу, вылезу, нора-то ровная, как туннель... (с) "Алиса в стране чудес"
Люси наблюдала за всем происходящим в комнате, раскрыв рот. По её щекам пошли красные пятна стыда. Конечно, вряд ли кто-то из присутствующих поверил бы в чистоту и невинность ее намерений. Девушка и представить не могла, что своим высказыванием она не только слегка заденет почти-что-родственника Люпина, но ещё и посеет вражду. Одно дело - принизить Тедди. Это было абсолютно оправданным маневром, особенно после того, как он обошёлся с Вики и после всего того, что говорил об Эдварде папа (а лестных слов там было мало, почему-то во всех, кроме самой Люси, Перси ценил и уважал талант и был уверен, что талант необходимо развивать и пропивать). Но ссорить друзей и родственников… На это Люси была не способна. Она не представляла, что Тедди не сообщил Эллиоту о том, что начал встречаться с его сестрой. Также она и предположить не могла, что Равенна сможет скрыть подобное от семьи. Конечно, Уизли адекватно оценивала ситуацию и понимала, что семья Забини наверняка мечтала бы породниться с какими-нибудь Яксли, Эйвери, Малфоями или Ноттами, а не с Люпином, но все же… Правда Люси не была бы Люси, если бы она не попыталась сначала обвинить Эллиота. Этот парень, который сначала показался ей довольно симпатичным, теперь пугал и отталкивал. Его гнева испугался даже Тедди, который был, между прочим, гораздо старше и мощнее своего чистокровного друга. Да уж, если эта змея так реагирует на подобные новости, то понятно, почему сладкая парочка скрывала свои отношения. А если вспомнить реакцию Люпина на то, что его друг положил глаз на младшую Поттер… Все эти размышления Люси помогли ей выстроить логику назревающего скандала, на легче от этого не становилось. Подумай она обо всем этом раньше, можно было бы избежать всех этих дрязг, а теперь все.
Тедди отошёл от Линнет и принялся защищать любимую женщину, Рейв, которой и без этого было несладко, теперь, похоже, утопала в чувстве вины, а оплевавший все вокруг Эллиот теперь приблизился к ним с Линнет. Люси судорожно взяла девушку за руку, словно соприкосновение их ладоней могло защитить обеих от взбешенного монстра. Она успела отметить, что девушка спит и поэтому Люси ещё больше хотелось защитить ее. Тем более, она не понимала, чего вообще сейчас хочет парень от пострадавшей. Она-то как провинилась?! Но парень, видимо, решил попытаться использовать несчастную девушку в качестве эмоционального якоря. Что ж, хороший ход. Это могло бы помочь, если бы Дэвис не заснула, а Люпин не был бы упрямым бараном. Даже Уизли понимала, что всем надо отойти и не рубить с плеча. Повисло жуткое, тяжелое молчание. Люси, не отдавая себе в этом отчёта, поглаживала большим пальцем ладонь Линнет. Блокнот был забыт, как и цель визита. От общего напряжения, казалось, стало сложнее дышать. Вот что надо было использовать этим террористам. Страшные тайны, которые друзья скрывают от друзей, а родные от родных. Несколько жутких минут взорвались появлением ещё одного внезапного гостя. Младший из Малфоев ворвался в их густую от страхов и обид атмосферу, вдребезги разбивая жуткую тишину палаты. Казалось, он мог бы спасти ситуацию. Но у девушки сложилось стойкое ощущение того, что не только она не может порадоваться появлению Малфоя. Пожалуй, лишь Равенне он принес успокоение. Люси боялась смотреть на Люпина, но она видела, как Равенна высвободила свою руку из его ладони и направила все свое внимание на Малфоя. Может, Люси просто все сильнее боялась сложившейся, отчасти, по её вине ситуации, а может она действительно могла почувствовать то напряжение, которое излучал Эллиот, но у неё складывалось впечатление что даже ему не очень нравится столь повышенное внимание его друзей к его же сестре. Что это? Собственничество? Или просто боязнь того, что и Скорпиус может скрывать какую-то связанную с Равенной историю? Что ж, даже если так, об этом Люси ничего не знала. А если бы и знала, то, конечно, не сказала бы. Слишком уж неприятными оказались последствия её предыдущих брошенных фраз.
Вообще, подобное поведение для младшей Уизли было не свойственным, но слишком уж силен был в ней дух жажды справедливости (другой вопрос, что справедливость у Люси была своя). Она все сильнее чувствовала свою вину перед всеми и ей хотелось как-то это исправить. Дать глупому Люпину возможность понять, что не всегда все надо сразу решать. Дать Равенне возможность успокоиться в объятиях друга и в присутствии возлюбленного, чтобы она смогла немного отвлечься от чувства вины. Дать Дэвис и Роули выспаться, а Скорпиуса (о ужас) спасти от очередной волны плевания ядом со стороны Эллиота. А для того, чтобы это сделать, необходимо было удалить зараженные элементы.
Именно поэтому Люси аккуратно отпустила руку Линнет, проводя ладонью прощально по её плечу, медленно, но решительно поднялась, не замечая всего, что творилось вокруг, на негнущихся ногах подошла к Эллиоту и взяла его за руку.
Сложно объяснить, почему она решила, что может безнаказанно так обращаться с ним. Почему не пыталась использовать никакой предлог. Да и почему она держит его так мягко за руку. Люси сама не понимала. Ей просто хотелось помочь. Она обернулась и ободряюще улыбнулась Равенне, а затем вывела за собой Эллиота. Судя по тому, что он последовал за ней, они оба сейчас находились в каком-то туманном забытьи и просто повиновались всему, что происходило вокруг.
Девушка закрыла за ними дверь и прислонилась спиной к стене, судорожно выдыхая и впервые заглядывая в лицо Забини. Она не знала, о чем им говорить и что она сможет сделать. Поэтому она просто молча достала из кармана мантии пачку сигарет, вытащила одну и протянула открытую пачку Эллиоту.
- Будешь? - без улыбки и энтузиазма проговорила девушка, зажимая незажженную сигарету в губах и начиная рыться в карманах, в поисках палочки.
Это все было машинальными действиями. Дверь хлопнула - можно курить. Особенно когда нервы на пределе.
Игнорируя все, что происходило вокруг, Люси, наконец, вытащила палочку и прикурила. Также, не глядя, она закрыла пачку и убрала в карман. Уизли даже не заметила, закурил ли Эллиот.
- Странно, - выдохнула она облако серо-голубого дыма и сделала ещё затяжку, - как здесь оказался Малфой. Ты ему сказал? Почему он удивился, что Равенна жива? Неужели влияние Малфоев до сих пор так велико?
Люси говорила тихо и немного куда-то вдаль, словно не своему собеседнику, а самой себе. Она чувствовала какую-то несостыковку, но принять тот факт, что даже при правлении Кастеллума Малфои могли иметь свои хитрые источники Люси вполне могла.

+2

21

Всё продолжало лететь к Годрику во впадину. Весьма уверенными темпами.
Тедди отвечал, видимо, собирая все силы, чтобы сохранить спокойствие.
Правильно, Тедди, ты же врач. Правда, кажется, другого отделения - но это неважно.
А еще ты, мать твою, виноват.

Эллиот бы наорал на него и припечатал к стенке, если бы не окружающая обстановка.
Вовсе не потому что он не хотел, чтобы его сестра встречалась с Люпином - а потому что он хотел бы об этом знать. От них самих. А не оказаться последним, кто об этом узнает, к тому же от журналистки.
Наверное, он был просто слеп и не сопоставил какие-то очевидные факты. Идиот. Должен был догадаться. Если уж Уизли об этом в курсе…
Наверное, Линнетт даже повезло, что она заснула - вероятно, от физического и эмоционального истощения. Ей нужен был покой, как в общем-то и всем окружающим, и раскаленная атмосфера, по всей видимости, оставляла их совсем без сил. Что ее, что Фредди.
- Эл. Послушай, давай обойдемся сейчас без сцен. Девушкам надо отдохнуть и твои реакции сейчас им точно не помогут. Вечером я выйду с работы и мы сможем все обсудить. Возьми себя в руки и попробуй повести себя… Адекватно.
Благоразумный Люпин, дающий советы Забини. Последний даже растянул губы в кривой усмешке - правда, его собеседник этого не мог увидеть.
Как будто он не ведет себя адекватно! Он ведь даже не повышал голос. По разным причинам, но как ни удивительно - мозг у него все еще работал и эти самые причины учитывал.
- Не сомневайся, мы поговорим, - ответил он, повернув сначала лишь голову, а потом и развернувшись к ним с Рейв. Вовремя, чтобы поймать ее взгляд - и извинения шепотом. Искренние, он знал это. Он вздохнул и слегка кивнул, ощущая, как на него наваливается усталость - от гребанной кучи событий, новостей и эмоций.
И судя по всему - покой им только снился, потому что в палату теперь влетел новый герой разворачивающейся драмы.
- Живая… - проговорил Скорп, опускаясь на стул рядом с Рейв и хватая ее руку.
- А какой ей еще быть? Она же в больнице, - вопрос вырвался быстро, потому что удивление фразой Малфоя было абсолютно естественным. И...обоснованным. Действительно, с какой стати ей быть...в другом состоянии?
Такое появление Скорпа заставило отвлечься от Санты-Барбары местного разлива (с которой он, разумеется, разберется, просто чуть позже) и вспомнить все-таки о причинах того, что все они здесь собрались.
Стадион, квиддич, газ, Люмено.
- Люмено… - мысль вслух. - Какие же неадекватные придурки, - за то, что сделали с его сестрой.
Но откуда Скорп вообще может знать о Люмено и о том, что оно могло сделать?
Даже Эллиот толком не знал. Только по тем записям, которые ему передали. Салазар, ему же еще информацию в редакцию предоставлять!
Профессиональный долг был слишком задвинут личными проблемами. И в принципе на более ближний план перемещаться не собирался.
Скорпиус вел себя так, как будто был виновен. Его трясло - это было даже видно, а вот спокойствия и большого облегчения от вида почти здоровой Равенны не наблюдалось. С каких это пор он настолько переживающий? Даже за свою лучшую подругу...что-то здесь было странно.
Их внезапные нежности раздражали, и Эллиот бросил взгляд на Тедди, которого такое поведение Рейв должно было, наверное, задеть. Легкий укол удовлетворения.
- ...Здесь Тедди, Эл. Они точно проследят, чтобы мне давали лучшие зелья.
Ага, то есть Скорп знал, а он нет. Блеск. Супер. Молодцы, ребята!
Внутренние бомбы снова начинали взрываться, и он пытался переключить себя обратно на мысли о поведении Скорпа и Люмено, буравя взглядом новую парную комбинацию. Всё было до того странно и сумбурно, что уложить в голове пока не представлялось возможным. Хотелось всё это разом забыть. А потом начать заново - постепенно добавляя новые сведения на чистую доску.
Он почувствовал, как кто-то мягко взял его за руку и потянул к двери. В принципе он был не против исчезнуть отсюда и взять какой-то перерыв в этом непрекращающемся потоке бреда. Поэтому он повиновался - несмотря на то, что его держала за руку та-самая-Уизли. Которая, как ни странно, сейчас излучала какое-то спокойствие. И которая, что еще более странно, выглядела сейчас едва ли не единственным не_предателем среди всей этой компании.
- Будешь? - она протягивала ему пачку сигарет, и он инстинктивно ухватился за это спасительное очищение разума. Это было то, что нужно.
- Малфой? - переспросил он, делая затяжку и все еще находясь где-то в своих мыслях. Вытаскивая себя из них, он осознавал вопрос Люси, и понял, что не только ему поведение Скорпа показалось странным. - Нет, я ничего ему не говорил. Видимо, у него свои источники информации.
Например, Тайфун, да, но какова вероятность, что он узнал из своего революционного издания больше, чем Эллиот? Почему стал подозревать фатальный исход, о котором в принципе речи еще вообще нигде не шло?
На остальное он не знал ответа. Вопросов лично у него было едва ли не больше, чем у Люси.
- Чего хотят эти недоумки в Люмено?
Не мог же Скорп быть среди них...не мог же...или?..
Эта мысль казалась ужасной, просто пересекающей все мыслимые границы, но с другой стороны - не просто же так он пишет в Тайфуне, наверное.
Хотелось поговорить об этом, высказать свои опасения и получить однозначное опровержение. Но он не мог делиться своими опасениями с Люси - это означало подставить Скорпа под удар Пророка. Может, и заслуженно, но вдруг он все же ошибается?
Коридор был уже заполнен дымом, и тут до Эллиота дошло.
- Блять, нам крышка, - произнес он, прислонившись спиной к холодной стене. Их отсюда выведут - как только заметят дым и поймут, откуда он. Десять, девять, восемь...

+3


Вы здесь » HP: The Wheel of Fortune » 2028 и позже » #3. Вы полны сюрпризов, господа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC